интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Летучая мышь": розыгрыши и разоблачение под "шипучим" градусом

 
 
 

"Летучая мышь": розыгрыши и разоблачение под "шипучим" градусом

Автор: Ольга Пурчинская от 9-07-2012, 02:13, посмотрело: 2183

Вена. Роскошный особняк богатого русского мецената княжеского происхождения. Бал-маскарад. Утонченные дамы в элегантных платьях из струящихся материй. Изысканные кавалеры во фраках. Отношения, возникающие между ними в условиях, когда люди видят друг друга, но даже не представляют, что это за таинственный незнакомец или загадочная незнакомка. Возможно, на следующий день они столкнутся при загадочных обстоятельствах и останутся не узнанными. Ведь на таком приеме все решают три основных фактора – маска, шампанское и Его Величество Вальс.

Такая картина – первое, что возникает в воображении человека, услышавшего про оперетту "Летучая мышь", написанную легендарным австрийским композитором Иоганном Штраусом-сыном ("королем вальса") в 1874 году (5 апреля, театр "Ан дер Вин", Вена).

Но лишь в том случае, если завести разговор о классической постановке. Ведь в первоначальное либретто Карла Хаффнера и Рихарда Жене вносились многочисленные поправки, изменившие первоначальную сюжетную канву до неузнаваемости.

Одна из наиболее ярких и неординарных инсценировок принадлежит молодому российскому режиссеру Василию Бархатову, предложившему свою версию знаменитой оперетты, которая уже третий сезон собирает полный зал на новой сцене Большого театра.

Первое, что попадает в поле зрения после поднятия занавеса – порт, в котором царит обычное для таких мест оживление. На огромный лайнер с символичным названием "Штраус" ("Strauss") садятся весьма разнообразные пассажиры. Дамы, одетые в дорогие меховые манто и держащие в руках или на поводке собачек породы «йоркширский терьер», а также горы чемоданов известных марок, которые разносят по каютам их слуги, мужчины, одетые по последним веяниям моды… Все, происходящее в первой сцене, утверждает, что эти люди явно не привыкли отказывать себе в многочисленных светских удовольствиях и готовятся повеселиться на полную катушку.

Облегчает их задачу то, что, оказавшись в своих каютах, герои получают приглашения на роскошную вечеринку, которую организует один из самых высокопоставленных пассажиров корабля – князь Орловский (Светлана Шилова, меццо-сопрано).

Среди тех, кто отправляется на торжество – Габриэль фон Айзенштайн (Штефан Генц, баритон), доктор Фальке (Эльчин Азизов, баритон), Розалинда Айзенштайн (Биргитта Кристенсен, сопрано), Адель (Анна Аглатова, сопрано) и даже капитан судна, господин Франк (Николай Казанский, бас-баритон).

Но кто все эти люди? Во время вечеринки, затеянной как маскарад, все они скрывают свое истинное лицо и настоящее имя. В результате, перед нами возникают таинственные аристократы из самых разных точек Европы и молодые, никому еще не известные, но от этого не менее талантливые актрисы.

Это – обыкновенный розыгрыш, автором которого является доктор Фальке. И устраивается он с целью отомстить старому приятелю, господину фон Айзенштайну. В помощь коварному шутнику – две дамы, его собственная жена и супруга друга.

Яркий, искрящийся, словно подаваемое в изрядных количествах шампанское, праздник заканчивается пожаром на корабле. Но, благодаря счастливому стечению обстоятельств, никто серьезно не пострадал. Это же оперетта, а в рамках этого вида музыкального театра все должно закончиться хорошо.

Остроты действию добавляет тот факт, что Розалинда, жена г-на фон Айзенштайна, назначила встречу своему молодому поклоннику Альфреду (Анатолий Невдах, тенор), пренебрежительно названного "типичным тенором". Впрочем, такое отношение режиссера спектакля к этому персонажу вполне объяснимо – молодой человек не отличается выдающимися умственными способностями, обладая при этом изрядным самомнением и уверенностью в собственной неотразимости и магическом воздействии на "слабый пол".

Бедная Розлинда! Второй раз наступает на одни и те же грабли – ее муж Габриэль сам когда-то представлял собой нечто подобное! А сейчас возраст, жизненный опыт и шампанское все за него сделали, и человек он теперь совсем иной, и даже с претензией на благородное происхождение.

Кстати, есть в сюжетной линии господина фон Айзенштайна еще одна ниточка, связывающая ее с классической постановкой: здесь его тоже арестовывают и должны посадить в тюрьму на 8 суток.

А вообще, количество совпадений в первых спектаклях "Летучей мыши" и инсценировке Василия Бархатова довольно большое. И, несмотря на довольно неожиданный перевод М.Курочкина, узнавались классические тексты немецких драматургов и поэтов.

Костюмы для спектакля, выполненные известным российским дизайнером Игорем Чапуриным, стали очень ярким пассажем в этой пьесе-оде "гламурной", "глянцевой" жизни молодых (и не очень) и богатых (и не слишком) людей, главная цель которых – веселиться, пока не поздно, ведь всякое может случиться, например, шампанское кончится, или корабль пойдет ко дну…

Много критики выливается на головы молодых режиссеров, находящих довольно дерзкие решения для своих постановок. В том числе достается и специалистам в области музыкального театра. Говорят, что, мол, нельзя "перекраивать" сюжетные линии классических спектаклей, лучше оставлять все в том виде, в котором изначально они создавались. А ведь, если следовать указаниям «консерваторов», то можно вообще никуда не впускать этот свежий ветерок нового времени. Представим на минуту, что тогда произойдет. Будут даваться представления в стиле античного театра. Все реплики, монологи и диалоги возможны исключительно на латинском или древнегреческом языке. На сцене – одни мужчины, всех женских персонажей играют мальчики. Также один представители "сильного пола" в зрительном зале. А как иначе? Ведь не пускали в те времена дам на публичные мероприятия.

Ужасающая перспектива, не так ли? Сколько тогда выдающихся деятелей культуры и искусства были бы не услышаны! И как много великих актрис потерял бы этот мир!

Желали бы вы такое будущее мировому театру, господа скептики? Вряд ли. Ну, а в таком случае, почему бы не пустить в эту великую Вселенную творчества, вдохновения, искусства и, в конечном итоге, жизненно необходимого катарсиса чего-то нового? Ведь любые нововведения обязательно запустят столь необходимый всем сферам нашей жизни, в том числе и культурно-духовной ее составляющей, процесс обновления и, в итоге, эволюции.

Ольга Пурчинская

Категория: Театр » Музыкальный театр