интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Трагическая история любви в монохроме, раскрашенная красками музыки и исполнительским мастерством

 
 
 

Трагическая история любви в монохроме, раскрашенная красками музыки и исполнительским мастерством

Автор: Ольга Пурчинская от 15-12-2019, 05:19, посмотрело: 874

13 декабря 2019 года на сцене московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова прошло очередное представление легендарного спектакля «Травиата» (сочинение Дж.Верди на либретто Ф.М.Пьяве, литературная основа – роман А.Дюма-сына «Дама с камелиями»), пленяющего зрительские сердца на протяжении 20 лет.

Музыкальная редакция: Евгений Колобов (Народный артист России).
Режиссер: Алла Сигалова (Заслуженная артистка России).
Сценография: Эрнст Гейдебрехт.
Костюмы: Мария Данилова.
Свет: Глеб Фильштинский.
Главный хормейстер-постановщик: Наталья Попович (Народная артистка России, лауреат Государственной премии России).
Хормейстер: Мария Чекръкчиева.
Премьера состоялась 13 июля 1999 года.

Трагическая история любви в монохроме, раскрашенная красками музыки и исполнительским мастерствомДирижер:
Евгений Самойлов (Заслуженный артист России).

В ролях:
Виолетта: Мария Буйносова (лауреат Международного конкурса, сопрано);
Альфред Жермон: Артем Голубев (лауреат Международного конкурса, тенор);
Жорж Жермон: Борис Стаценко (лауреат Международных конкурсов, баритон);
Аннина, подруга Виолетты: Нестан Мебония (сопрано);
Флора: Наталья Креслина (лауреат премии города Москвы, сопрано);
Гастон: Максим Остроухов (тенор);
Барон Дюфоль: Олег Шагоцкий (лауреат Международного конкурса, баритон);
Бармен: Михаил Первушин (лауреат Международного конкурса, бас);
Гости на балах в домах Виолетты и Флоры: артисты хора.

Легендарная постановка одного из самых известных сочинений Дж.Верди живет и развивается в условиях аскетичного монохрома. Сцена погружена во мрак, все вокруг – и стены, и предметы, и люди – окрашено в черный цвет. Ничего удивительного: согласно режиссерскому замыслу, действо представляет «трагический рассказ о гибели любви». Все, что происходит в этой версии оперы (музыкальный материал дан с заметными сокращениями), по сути, ничто иное, как похороны, поминки по главной героине. На общем темном фоне выделяются лишь несколько пятен – Виолетта и Альфред в некоторых эпизодах появляются в белых одеждах. Также контрастирует с окружающим миром облаченный в светлый костюм бармен.

Аскетичный монохром, в котором выдержан визуальный ряд спектакля, заставляет вспомнить «золотой век» Голливуда – время торжества стиля, красоты, утонченности и элегантности не только на экранах, но и в жизни. Щедрую порцию по-настоящему ярких красок вносят артисты – солисты, хор и симфонический оркестр театра под управлением Евгения Самойлова. Насыщенный музыкальный материал позволяет увидеть тонкую, нежную, трепетную душу главной героини, прочувствовать и пережить вместе с ней короткую, печальную биографию.

На сцене идет жизнь, звучит вальс, создается впечатление, что это часть праздника. Глазам, однако, открывается другая картина: неспешные движения, мрачные образы, гнетущая обстановка похожи, скорее, на элементы карнавала в стиле некоей популярной молодежной субкультуры. Созданный на сцене мир становится огромной клеткой, в которую когда-то попала Виолетта. Теперь она мечется, страдает, но не может покинуть общество дам полусвета.

Именно такой предстает героиня в исполнении Марии Буйносовой – светлой, мечущейся, отчаянно пытающейся выбраться из надвигающегося топкого болота. Ее чистое нутро тянется к высоким, сильным чувствам, но запятнанная репутация не оставляет девушке право на счастье. Хрупкий, хрустально-серебристый голос обладает невероятной силой, а в конце спектакля становится почти прозрачным и, подобно угасающей душе героини, устремляется вверх, туда, где нет места боли, страданиям и социальному неравенству.

Артем Голубев в роли Альфреда представляется излишне горячим, эмоциональным, по-юношески порывистым, с неустоявшимся еще характером молодым человеком. Его голос завораживает красотой и богатством красок и напоминает о музыкантах, которые своим пением очаровывали публику несколько веков назад. Образу молодого Жермона противопоставлен барон Дюфоль (Олег Шагоцкий) – спокойный, рассудительный, уравновешенный человек, прекрасно владеющий собой. Обычно он не выходит из себя, но если нужно отстоять собственную честь или честь прекрасной дамы – быть дуэли.

Жорж Жермон в исполнении Бориса Стаценко – не просто гордый аристократ, отстаивающий репутацию рода, а любящий отец, чьи действия всецело направлены на обеспечение счастья своих детей, возможности удачного вступления в брак. Это и жестокий палач, вынужденный казнить Виолетту, и заботливый родитель, умеющий и наказать выросшего ребенка, и приласкать. Его голос – воплощение силы, уверенности и решительности. Мощный, глубокий, насыщенный звук напоминает бурную стихию, от удара которой невозможно скрыться. Но есть здесь и совсем иные мотивы – нежность, ласка, мольба, крик души, призыв о помощи.

Дуэт Жермона и Виолетты – один из ярчайших моментов спектакля, дуэль двух характеров, темпераментов, личностей. За несколько минут герои и зрители переживают множество чувств, от ярости и агрессии до боли и восхищения. Предметы реквизита – трость, саквояж и семейный альбом – значительно усиливают драматизм разыгрывающейся сцены.

Нестан Мебония предстала в роли Аннины, в этом спектакле представленной как подруга героини. Образ наполнен светом, душевной теплотой и добротой. Все это проявляется и в движениях, и в мимике, и в красках мягкого, нежного, обволакивающего, как бы успокаивающего, убаюкивающего голоса.

Флора в исполнении Натальи Креслиной – яркая, харизматичная, обладающая сильной энергетикой и взрывным характером дама полусвета. Она приковывает к себе внимание легким взмахом руки или поворотом головы. Салон такой хозяйки всегда будет полон гостей.

Артисты хора являют собой галерею образов, выдержанных в стиле декаданс. Разумеется, в их костюмах преобладает черный цвет. Они – гости в домах Виолетты и Флоры. На первый взгляд, люди беспечно веселятся – трапезничают, проводят время за карточным столом, танцуют, общаются. На самом же деле, толпа становится свидетелем постепенного угасания души главной героини, разрушения мира вокруг нее.

Черно-белые лица и костюмы, траурное убранство сцены – только фон. На нем под удивительно яркую, живописную музыку развиваются известные каждому любителю музыкального театра события. Каждый зритель, всматриваясь и вслушиваясь в происходящее, может раскрасить мир «Травиаты» в уникальные цвета, соответствующие его характеру, настроению и восприятию.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр