интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Любовь, вражда и безумие в традициях бельканто

 
 
 

Любовь, вражда и безумие в традициях бельканто

Автор: Ольга Пурчинская от 2-12-2019, 05:02, посмотрело: 177

30 ноября 2019 года в московском театре «Новая Опера» имени Е.В.Колобова царили горячие итальянские страсти в изысканной эстетике бельканто. «Лючия ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти (либретто Сальваторе Каммарано по мотивам романа Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста») – история, которая не может оставить равнодушным.

Музыкальный руководитель и дирижер – Дмитрий Волосников (лауреат премии «Золотая Маска»).
Режиссер – Ханс-Йоахим Фрай.
Сценография и костюмы – Петр Окунев.
Хормейстер – Юлия Сенюкова.
Свет – Айвар Салихов.
Премьера состоялась 18 января 2018 года.

Любовь, вражда и безумие в традициях белькантоВ ролях:
Лорд Энрико Эштон: Борис Стаценко (лауреат Международных конкурсов, баритон);
Лючия, его сестра: Ирина Костина (лауреат Международных конкурсов, сопрано);
Эдгардо Равенсвуд: Алексей Татаринцев (Заслуженный артист Республики Северная Осетия-Алания, лауреат премии «Золотая Маска», тенор);
Лорд Артудо Бэклоу: Дмитрий Пьянов (лауреат премии города Москвы, тенор);
Раймондо, священник, наставник Лючии: Алексей Антонов (бас);
Алиса, компаньонка Лючии: Ирина Ромишевская (Заслуженная артистка России, меццо-сопрано);
Норманно, начальник стражи: Вениамин Егоров (лауреат Международных конкурсов, тенор);
Дамы и кавалеры, пажи, воины, слуги: артисты хора.

Соло в оркестре:
Флейта: Николай Донской;
Арфа: Полина Баранова (лауреат Международных конкурсов).

Действие спектакля происходит в старинном замке, некогда принадлежавшем ныне разоренному роду Равенсвуд. Имение перешло в собственность семейства Эштон. Это обстоятельство превратило ныне живущих представителей двух кланов в кровных врагов. Эдгардо Равенсвуд поклялся на могиле отца до конца жизни жестоко мстить ненавистному лорду Энрико Эштону и его родным. Вскоре он влюбился в сестру неприятеля, Лючию. Политика, хитрость, коварство, целый клубок интриг приводят молодых влюбленных к трагическому финалу и резко обрывают историю двух старинных родов.

Основа сценографии – роскошный замок. В середине расположены огромные ворота, ведущие в лес. В кульминационном эпизоде спектакля они обретают роль портала, связывающего землю и небеса, жизнь и смерть. Есть здесь и старинный фонтан, стол, стул и лестница. Декорация аскетична и в то же время роскошна. Стены украшает лепнина в лучших традициях богатых аристократических домов. Здесь доминирует темно-серый, почти черный цвет. Мрачный оттенок интерьеров угнетает, вызывает чувство неизбежной трагической развязки.

Костюмы поистине шикарны. Они выполнены преимущественно из красных и черных материй. Пышные платья, панталоны, плащи, обувь с пряжками, шляпы с перьями, веера и шпаги напоминают придворных французского короля, а массовые сцены – великосветский раут в Версале. И только два человека яркими пятнами выделяются на общем фоне. Главные герои – Лючия и Эдгардо – облачены в наряды золотого оттенка. Да, они выделяются из массы, и не только визуально.

Яркие характеры персонажей, темы любви и вражды, света и мрака, слабости и силы, покорности и обреченности, надежды и предательства живут, растут и развиваются в чудесной, трепетной, нежной, страстной, легкой, плотной музыке Г.Доницетти. Симфонический оркестр театра под управлением Дмитрия Волосникова чутко, деликатно сопровождает героев спектакля, углубляет и обогащает их, нагнетает напряжение, добела накаляет обстановку, создает простор для развития сложных образов.

Уникальна, интересна на протяжении всей своей сценической жизни Лючия в исполнении Ирины Костиной. Актриса тонко чувствует каждое колебание души своей героини. Богатыми, яркими, сочными красками голоса и выразительной игрой глазами она передает все, что происходит в голове и сердце юной леди – надежду, любовь, трепет, нежность, страсть, ужас, отчаяние, боль, обреченность, страх, безумие и т.д. Сцена сумасшествия – важнейшая глава спектакля. При каждой новой фразе меняется выражение лица и характер движений героини в полном соответствии с текстом. Отдельный пир для меломана – дуэты теплого, хрустального, обволакивающего сопрано с арфой (в первом акте) и с флейтой (во втором).

Эдгардо Алексея Татаринцева – лирический герой, трепетный, страстный, темпераментный, умеющий с одинаковой силой подлинно любить и ненавидеть. Его красивый, светлый, благородный тенор может мягко журчать и грозно звенеть, согревать и леденить, вызывать слезы и накалять атмосферу добела.

Лорд Энрико Эштон в исполнении Бориса Стаценко (дебют в партии) – гордый аристократ, персонаж с ярким, выразительным характером. На первый взгляд, перед нами – жестокий тиран, идущий напролом к своей цели и приносящий в жертву родную сестру. Приглядевшись внимательно, можно увидеть, что это просто отчаявшийся человек, вынужденный спасать собственную жизнь и не думающий о возможных последствиях. Мощный, насыщенный, богатый голос и яркая харизма артиста превращают персонажа в короля, повелевающего всеми находящимися на сцене, руководящего действием.

Раймондо в интерпретации Алексея Антонова предстал мудрым, замкнутым человеком, переживающим все события внутри, никогда не давая выхода своим мыслям и чувствам. И только о трагедии Лючии, вызвавшей у него неподдельный ужас, герой рассказывает гостям, заполнившим замок до отказа, по-настоящему эмоционально, с невыразимой болью и страданием. Его голос лавинообразно заполняет пространство и вводит всех в оцепенение.

Лорд Артуро Бэклоу (Дмитрий Пьянов) – богатый, высокородный жених героини, ключ к решению всех проблем ее брата. Он галантен, элегантен, внешне напоминает придворного французского короля.

Норманно (Вениамин Егоров) – хитрый и коварный начальник стражи Ламмермурского замка. Он может ловко, тихо, незаметно оказаться в гуще событий, выведать важные тайны, всегда бывает в курсе актуальных слухов и сплетен.

Артисты хора предстают яркой красно-черной толпой. Они внимательно наблюдают за подписанием брачного контракта, пируют на празднике, а затем с ужасом наблюдают за тем, как стремительно героиня теряет рассудок, как ее тонкая, хрупкая, смертельно раненная душа покидает тело. Дамы и кавалеры, пажи, воины и слуги реагируют на происходящее очень живо, искренне, эмоционально. Это отражается на лицах и оттеняется красками голосов.

Лючия – натура творческая. На протяжении всего спектакля ее воображение постоянно рисует ей картины. Особенно живописно то, что она видит в сцене сумасшествия. Чудесная музыка и виртуозная игра артистов позволяют зрителям погрузиться в эту нежную, поврежденную душу, почувствовать ее колебания.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр