интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Психология человека в камерной опере Бенджамена Бриттена "Поругание Лукреции"

 
 
 

Психология человека в камерной опере Бенджамена Бриттена "Поругание Лукреции"

Автор: Ольга Пурчинская от 29-11-2019, 05:42, посмотрело: 210

Психология человека в камерной опере Бенджамена Бриттена "Поругание Лукреции"27 ноября 2019 года в московском театре «Новая Опера» имени Е.В.Колобова вновь была представлена античная легенда в эстетически облагороженной современной трактовке – камерное сочинение Б.Бриттена «Поругание Лукреции» (либретто Р.Дункана, литературная основа – одноименная пьеса А.Обе и поэма У.Шекспира «Лукреция»).

Музыкальный руководитель и дирижер – Ян Латам-Кениг (лауреат премии «Золотая Маска»).
Режиссер – Екатерина Одегова.
Художник – Этель Иошпа (лауреат премии «Золотая Маска»).
Художник по свету – Тимофей Ермолин.
Драматург – Михаил Мугинштейн (Заслуженный деятель искусств России).
Премьера состоялась 26 апреля 2019 года.

В ролях:
Мужской хор: Георгий Фараджев (лауреат Международного конкурса, лауреат премии города Москвы, тенор);
Женский хор: Екатерина Петрова (лауреат Международных конкурсов, сопрано);
Коллатин, римский полководецАлексей Антонов (бас);
Юний, римский полководецБорис Жуков (бас);
Тарквиний, сын этрусского тирана Тарквиния ГордогоАртем Гарнов (баритон);
Лукреция, жена КоллатинаМария Патрушева (лауреат Международных конкурсов, меццо-сопрано);
Бьянка, кормилица ЛукрецииИрина Ромишевская (Заслуженная артистка России, меццо-сопрано);
Люция, служанка ЛукрецииАнастасия Белукова (лауреат Международного конкурса, сопрано).

Оркестр:
Флейта: Николай Донской;
Гобой: Антон Бальцевич;
Кларнет: Юлия Климова (лауреат Международного конкурса);
Фагот: Максим Ёлкин;
Валторна: Юрий Таран;
Ударные: Виктор Сыч;
Арфа: Полина Баранова (лауреат Международных конкурсов);
Скрипки: Максим Гусев (лауреат Международного конкурса); Анастасия Птицына;
Альт: Павел Безинский (лауреат Международного конкурса);
Виолончель: Анна Балан;
Контрабас: Андрей Бушуев;
Фортепиано: Ян Латам-Кениг.

«Поругание Лукреции» - камерная опера. Произведение, написанное в такой форме, оказывает более глубокое влияние на зрителя, нежели грандиозное, масштабное действо. При небольшом количестве занятых в спектакле артистов – 8 солистов и 13 музыкантов – происходящее мгновенно проникает в головы и сердца публики, задевает их мысли и чувства. На все события человек, сидящий в зале, реагирует так, как если бы это касалось его лично.

Подобному восприятию способствует, прежде всего, музыкальный материал оперы. Струны скрипок, альта, арфы, виолончели и контрабаса передают натянутые до предела нервы героини, стремительно охлаждая ее умирающую душу, а затем окутывают пространство зала нежностью раскрывающихся с утренней зарей прекрасных цветов. Ударные не только озвучивают топот копыт лошади, на которой Тарквиний мчится в дом Лукреции, но и отражают высочайшее напряжение в воздухе, готовом в любую секунду разрядиться сильнейшей грозой.

Ансамбль из 13 инструментов погружает зрителей в два параллельных мира – мужской с его войнами, пирами и вакханалиями и женский – нежный, лиричный, страстный, чувственный. Каждая из этих вселенных существует сама по себе, и лишь иногда они пересекаются. Непохожесть их проявляется не только музыкально, но и визуально – при помощи декораций, костюмов и света. Кавалеры обитают в мрачном, затуманенном пространстве, у них все очень мокро, пьяно, эмоционально. Дамы живут в значительно более светлом доме, их окружают чудесные, ароматные цветы, рукоделие и тепло. Колористическая палитра выдержана в эстетике аскетизма. В одеяниях героев преобладают разные оттенки белого, черного, зеленого и фиолетового.

Уникальна сама форма спектакля. Вот что говорить о своей постановке режиссер Екатерина Одегова:
«Поругание Лукреции» – шедевр по форме и содержанию. Гений Бриттена создал «Страсти» человека ХХ века. В отличие от Баха, Бриттен концентрирует великую проблематику и духовную энергию пассионов (самого мощного трагического жанра, рожденного христианской культурой) в невероятно интимную, камерную форму.
Духовный путь человечества и Христа пропущены через хрупкое тело одной женщины – Лукреции. Она словно чистая слезинка на Его лице…
Изнасилование Лукреции не есть физическая схватка полов, но борьба за душу, за право остаться человеком…»
.

Здесь нет «хороших» и «плохих» персонажей. Более верным будет сказать, что перед нами возникает галерея из портретов шести реальных людей, у каждого из которых есть свои достоинства и недостатки.

Красавица-патрицианка Лукреция (Мария Патрушева) – нежный цветок с хрупкой, трепещущей душой. Она любит и любима, хранит верность своему мужу, пока тот находится в очередном военном походе. Образ полон царственности и тепла, женственности и добродетели. С момента первого появления на сцене титульная героиня находится во власти мрачных предчувствий. После кульминационного момента (поругания) она преображается до неузнаваемости: в глазах гаснет мягкий блеск, насыщенный яркими красками голос становится безжизненным. Жизнь покидает тело прекрасной римлянки еще до того, как она совершит самоубийство во искупление греха.

Два римских полководца – Коллатин (Алексей Антонов) и Юний (Борис Жуков) – представляются разными сторонами личности мужчины. Первый – благородный герой, сильный, отважный, любящий, преданный. Но перед нами не воплощенное совершенство: ему также свойственны гордыня, высокомерие, некоторые слабости. Второй – завистливый, мстительный, любящий шумные вечеринки с женщинами и выпивкой. Это умный, хитрый, изворотливый политик, тактик, стратег, умеющий при помощи правильных слов и интонаций добиться своей цели.

Тарквиний (Артем Гарнов) предстает не абсолютно коварным поругателем, посягнувшим на чистоту и невинность женщины, а почти лирическим героем. Он жаждет физической близости с Лукрецией, но смотрит на нее влюбленными глазами, как на прекрасное изваяние, любуется совершенством форм, испытывает эстетическое наслаждение. В его мягком, бархатном голосе, обращенном к героине, слышится не требование, не приказ, а, скорее, мольба, отчаянный крик души страдающего рыцаря.

Образы Бьянки (Ирина Ромишевская) и Люции (Анастасия Белукова) полны света, гармонии, грации и нежности. Эти черты во всей красе проявляются в «цветочном» дуэте – предшественнике трагической развязки. Няня героини любит ее, как собственного ребенка, которого у нее никогда не было. Голос ее полон материнского тепла и силы. Несмотря на солидный возраст, она по-прежнему свежа и прекрасно выглядит. Юная служанка хороша собой и представляется тенью высокородной госпожи. Она – сладкоголосая певчая птичка, легкая, парящая в заоблачных высотах.

Как и в большинстве других оперных спектаклей, в «Поругании Лукреции» есть хор, но, учитывая камерную специфику произведения, этот важнейший участник античного драматического действа представлен двумя артистами: партию мужской половины коллектива исполняет Георгий Фараджев, женскойЕкатерина Петрова. Это не просто рассказчики, вводящие зрителей в курс актуальных исторических событий и комментирующие происходящее, но и полноправные участники постановки. Они зорко следят за поступками всех героев, дают им свою четкую, объективную оценку. Согласно правилам, установленным несколько тысяч лет назад, хор не может вмешиваться в повествование и каким-либо образом влиять на развитие сюжета. Вот почему, несмотря на сильнейшее сострадание, сопрано не имеет возможности заставить спать Лукрецию, когда в ее покои входит Тарквиний, а тенор не способен помешать принцу этрусков добраться до дома Коллатина во время сильнейшей грозы.

Очищение души посредством перенесенных страданий – один из самых главных инструментов воздействия театра на человека. История об изнасилованной прекрасной патрицианке, покончившей с собой, оформленная в виде пассионов и представленная в камерной форме, проникает в зрительские мысли и сердца, оставляет простор для мыслей. «И это все?» - спрашивает хор в финале истории. Ответ на этот вопрос каждый театрал найдет для себя сам.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр