интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Америка и Япония, реальность и иллюзия, музыка и драма в спектакле Дениса Азарова "Мадам Баттерфляй"

 
 
 

Америка и Япония, реальность и иллюзия, музыка и драма в спектакле Дениса Азарова "Мадам Баттерфляй"

Автор: Ольга Пурчинская от 23-10-2018, 07:01, посмотрело: 338

21 октября 2018 года московский театр «Новая Опера» имени Е.В.Колобова представил премьеру шедевра Дж.Пуччини«Мадам Баттерфляй» («Чио-Чио-сан») на либретто Дж.Джакозы и Л.Иллики. Литературная основа – пьеса Д.Беласко «Мадам Баттерфляй. Японская трагедия».

Музыкальный руководитель и дирижер – Ян Латам-Кениг (лауреат премии «Золотая маска»).
Режиссер-постановщик – Денис Азаров.
Художник – Алексей Трегубов.
Художник по костюмам – Павел Каплевич (Заслуженный деятель искусств России).
Хормейстер – Юлия Сенюкова.
Свет – Сергей Скорнецкий.

Америка и Япония, реальность и иллюзия, музыка и драма в спектакле Дениса Азарова "Мадам Баттерфляй"В ролях:
Мадам Баттерфляй (Чио-Чио-сан) – Светлана Касьян (лауреат Международных конкурсов, сопрано);
Сузуки, ее служанкаАнастасия Бибичева (лауреат Международного конкурса, меццо-сопрано);
Бенджамин Франклин Пинкертон, лейтенант американского флотаХачатур Бадалян (лауреат Международных конкурсов, тенор);
Шарплес, консул США в НагасакиИлья Кузьмин (лауреат Международных конкурсов, баритон);
Горо, маклер-сватМаксим Остроухов (тенор);
Принц Ямадори, богатый японецАлександр Попов (баритон);
Бонза, дядя Чио-Чио-санВиталий Ефанов (лауреат Международных конкурсов, бас);
КомиссарСергей Шеремет (Заслуженный артист Украины, баритон);
Кэт Пинкертон, жена ПинкертонаАнна Синицына (меццо-сопрано);
ЯкусидаКирилл Троицкий (бас);
Чиновник регистратурыИван Петров (бас);
Мать Чио-Чио-санОльга Пухальская (лауреат Международного конкурса, меццо-сопрано);
ТеткаВера Аверьянова (лауреат Международного конкурса);
КузинаЕлена Хорошенина (сопрано);
Долоре, сын Чио-Чио-санСергей Терентьев;
Родственники и подруги Чио-Чио-сан, слугиартисты хора.

Соло в оркестре:
Максим Гусев (лауреат Международного конкурса, скрипка).

Баттерфляй и Пинкертон. Японская гейша и американский офицер. Восток и Запад. Герои – выходцы из разных миров. Между ними нет (и не может быть) ничего общего. Каждый получил традиционное для своего места рождения воспитание, ведет соответствующий образ жизни. Их национальные менталитеты, нравы, обычаи, традиции, характер взаимоотношений диаметрально противоположны.

Денис Азаров, режиссер:
«Эта опера, прежде всего, об обманутых ожиданиях. Исходным событием является покупка женщины, и это понимают все: и Пинкертон, и консул Шарплес, и сама Чио-Чио-сан. Для нее это абсолютно осознанный способ бегства, выхода из контекста, с которым она в конфликте…
В этой истории четко просматривается культивируемая западным обществом идея потребления. Она притягивает к себе все: дом, женщину, даже любовь. Чио-Чио-сан любит по-настоящему, чисто и искренне, но сталкивается с отношением «потребителей». Отсюда и столкновение культур - Востока и Запада. Мы раскрываем этот конфликт средствами поп-арта, с помощью узнаваемых предметов, без привязки к конкретному времени: с одной стороны - японский мир, с другой - европейско-американский. В их смешении получается что-то третье - Чио-Чио-сан во втором акте спектакля: уже не японка, но и американкой никогда не станет»
.

Сценография спектакля представляется мне аллегорией внутреннего мира Баттерфляй. Мы видим дом, который приобрел приехавший в Нагасаки Пинкертон, где будет жить его юная жена-японка. Жилище небольшое, чистое и просторное. Цветовая гамма лаконичная, черно-серо-белая. Таков колорит жизни героини. Родившаяся в высокородной обедневшей семье, она вынуждена зарабатывать себе на пропитание ремеслом гейши. В свои 15 лет девушка считается на родине «старой».
Брак с американским офицером – попытка Чио-Чио-сан вырваться из этой действительности. Свет творит чудеса: во время первой брачной ночи на скромном, аскетично окрашенном потолке кружатся в танце фантастические тени цветущей сакуры. Все вокруг становится таинственным, манящим, загадочным.
Во втором действии мы вновь видим черно-бело-серый дом – место, где томится светлая, чистая, искренняя душа, любящая, преданная, готовая ждать предмет своего обожания до самого конца. Единственный источник радости в тяжелом, суровом месте жительства Баттерфляй – ее маленький сын Долоре. Когда героиня говорит о нем, вокруг появляются яркие «пятна» - воздушные шары, игрушки, огромные красные буквы, сложенные в слово Joy («Расдость»).

Костюмы основаны на противопоставлении миров Востока и Запада. «Американская» линия – строгая, мужественная, брутальная. Стилизованные под военную форму, будничную и парадную, одеяния Пинкертона, Шарплеса и комиссара – эталон элегантной классики, стильной, прагматичной, геометрически совершенной. Стихийной энергией, взрывной харизмой буквально пропитан облегающий кожаный комбинезон Кэт Пинкертон.
«Японская» линия представлена легкими, пышными, летящими, струящимися нарядами, символами свободы, беспечности, абстракции и иллюзий. Разнообразные одеяния символизируют эфемерность, воздушность юных, нежных, прекрасных гейш. В цветовой палитре обладают узнаваемые оттенки живой природы.

Музыкальный материал оперы погружает зрителей в богатый внутренний мир совсем еще юной, но уже перенесшей немало страданий героини. Несмотря на лишения, она сохранила легкую, нежную, хрупкую душу. Мотивы обрисовывают ее еще и как сильную, цельную натуру, обладающую волей и несгибаемым характером.

Первое действие спектакля – праздник, омраченный проклятьем. Японка заключает брак с американцем – человеком из «другого мира». Это обстоятельство не по душе ее родственникам. Дядя отторгает свою племянницу. Таким образом, дороги назад у Чио-Чио-сан больше нет. Теперь ей придется стать американкой, несмотря ни на что.

Второй акт наполнен ощущением неотвратимо надвигающейся трагедии. Героиня, у которой никого и ничего не осталось, не может вернуться в отчий дом. Да и не хочет! Она усиленно пытается примерить на себя костюм и быт народа, к коему принадлежит супруг.

Завораживающе прекрасные мелодии в исполнении симфонического оркестра театра под управлением Яна Латам-Кенига таят в себе визуализированные образы возрождающейся весенней природы, горячих, искренних чувств, освежающего морского ветра, благодатной ночной прохлады, томящейся души «другого» человека, неискоренимого конфликта цивилизаций, находящихся по разные стороны Атлантики. А на фоне этих восхитительных картин живут герои спектакля.

Очень сложен, интересен титульный образ. Мадам Баттерфляй в интерпретации Светланы Касьян предстала в виде юной японки, воздушной, нежной, порхающей по сцене, точно бабочка. Легкие, маленькие, семенящие шаги характерны для гейши. Под стать и костюм – пышное, струящееся кимоно.
Во втором действии героиня становится совсем другой: она пытается превратиться в американку. Потому свой национальный наряд меняет на «более привычный» американскому глазу тренировочный костюм. А символическое прощание с родной культурой Баттерфляй проводит еще в свадебной сцене: сняв кимоно, она оказывается в белом платье хорошо знакомого западному глазу фасона. Но внешняя оболочка – это еще не все. Визуально она теперь выделяется из толпы своих соотечественников. А что изменилось внутри, на подсознании? Девушка вновь принимает гостей, передвигается по дому, думает как гейша. Но только на мгновение. Дальше – еще одна попытка все-таки стать типичной, полноценной американкой, «своей» на родине любимого человека.
Голос Светланы Касьян насыщен драматизмом и яркими красками. Сколько в нем чувств! В течение спектакля он постоянно менялся, как менялась сама Чио-Чио-сан. Мы видели и слышали и нежную, светлую, одухотворенную, романтичную, окрыленную девушку, и молодую мать, готовую на все ради своего ребенка, и счастливую влюбленную оптимистку, и подавленную, но не сломленную реалистку.

Анастасия Бибичева предстала в роли доброй, заботливой служанки Сузуки. Ее пряный, густой, насыщенный голос мягко, деликатно, искренне молит всех известных богов о помощи. Эта героиня заботится о своей госпоже, сохраняет ей верность до самого конца, не бросает в самый трагический момент.
Сузуки – единственный человек, который переходит с Баттерфляй из «японского» мира в «американский». Она становится свидетелем безуспешных попыток героини адаптироваться в новой среде. Служанка понимает все происходящее – и что муж не вернется, и что госпоже придется отдать ему ребенка.

«Молодой, высокий, стройный, красивый» - таков Пинкертон не только в воображении героини, но и в исполнении Хачатура Бадаляна. Его голос полон солнечной энергии, обаяния, мужественности. Звук ласкает слух, отключает воображение. Еще одна иллюзия в японском доме? Да! Под маской лирического героя временно спрятался человек, для которого экзотическая свадьба и восточная жена – не более, чем игра. Он прекрасно понимает, что брак не настоящий и даже не пытается скрыть это от старшего друга. Главное – его мимолетное желание обладать хорошенькой живой фарфоровой куколкой, поймать бабочку и приколоть ее булавкой, чтобы не улетела. А потом можно уехать и забыть о ней, и если призовут к ответу – спрятаться за спины друзей и настоящей официальной жены.

Но есть в истории настоящий герой – американский консул Шарплес. Илья Кузьмин предстал в образе куда более человечном, чем Пинкертон. Он пытается отговорить молодого соотечественника от свадьбы-фарса, предостеречь его от серьезной ошибки в отношениях с женщиной, которая по-настоящему верит ему. Именно этот персонаж искренне переживает за Баттерфляй, пытается помочь ей советом, как не погубить свою жизнь.
Истинный дипломат, Шарплес ведет беседу мягким, бархатистым голосом с вкрадчивыми, осторожными, деликатными интонациями. Внешне он абсолютно спокоен, уверен в себе, благороден и аристократичен. А внутри в это время бушует ураган чувств. Это и жалость к юной японке, и неподдельное беспокойство о судьбе ее ребенка, так похожего на американца, и неприятие поступков молодого лейтенанта.

Яркое американское «пятно» на черно-серо-белом полотне – Кэт Пинкертон (Анна Синицына). Ее алый костюм производит сильнейшее впечатление, ничуть не меньшее, чем светлая душа, доброе сердце и теплый, завораживающий голос.

Остальные «японские» персонажи – парад разнообразных масок, интересных характеров. Здесь есть и роскошный, богатый, высокородный господин Ямадори (Александр Попов), и грозный дядя героини Бонза (Виталий Ефанов), и гибкий, хитрый, изворотливый маклер-сват Горо (Максим Остроухов), и многочисленная обедневшая родня Баттерфляй (Ольга Пухальская, Вера Аверьянова, Елена Хорошенина) и др. С ними контрастируют строгие, монохромные чиновники (Сергей Шеремет, Иван Петров).

Финальный, кульминационный эпизод спектакля – прощание героини с маленьким сыном. Драматизм момента многократно усилило присутствие на сцене крошки Долоре (Сергей Терентьев). Ребенок вызвал неподдельные эмоции, у многих зрителей на глазах выступили слезы.

Артисты хора наполнили пространство зала восхитительной полифонией, японскими иллюзиями и американскими реалиями. На сцене царили красивые цвета и интересные образы. Вечный конфликт Востока и Запада эффектно решен в музыкально-драматической гармонии и в стихийном буйстве красок, фасонов, фактур.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр