интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Черная стена, черная вода и связь между прошлым и будущим в спектакле Сергея Широкова "Пассажирка"

 
 
 

Черная стена, черная вода и связь между прошлым и будущим в спектакле Сергея Широкова "Пассажирка"

Автор: Ольга Пурчинская от 14-09-2017, 05:08, посмотрело: 209

Вода – какая она? Горячая или холодная? Согревающая или тонизирующая? Очищающая или целебная? Убаюкивающая или бодрящая? Люди, живущие в современном цивилизованном обществе, знают ее со светлой, «положительной» стороны. Но есть у этой «медали» и оборотная сторона. Несущая всем нам благо прозрачная жидкость может и отравить, и стать могилой для всего живого.

Черная река, река-убийца, место массового захоронения жертв политических репрессий. В годы Второй Мировой войны (1939 – 1945) эта участь постигла водоемы, омывающие берега концентрационных лагерей. Пока в нескольких странах Европы царил фашистский режим, во многих водах обретали вечный покой души казненных узников, прошедших сквозь все круги ада.

Своя черная река есть почти у каждого концлагеря. Не стала исключением из этого правила и одна из наиболее знаменитых «машин смерти» - крепость, расположенная на территории польского города Освенцим (международное название – Аушвиц). Вода стала местом захоронения нескольких миллионов человек разных полов, возрастов, национальностей и профессий.

Ну а прежде, чем попасть туда, узники оказывались у черной стены – места, где внушительное количество пленников – врагов политического режима – было расстреляно. Поворот лицом к этой «траурной» поверхности – мгновение – и несколько пуль достигали своей цели. Мгновенная смерть обрывала бесконечно длинную череду допросов, пыток и наказаний.

А внутри Освенцима, этого ада на Земле, кипела жизнь. Люди, пересекшие однажды порог лагеря, приобретали билет в один конец. Дороги обратно, на волю, для них не существовало. Узники, облачившиеся в робы, были обречены. Тем не менее, они продолжали верить, надеяться, любить и видеть свет в конце тоннеля.

Жизнь внутри «адской машины», безграничная сила воли, несломленный дух и чистая душа, парящая высоко над чудовищными обстоятельствами – вот основные темы оперы М.С.Вайнберга «Пассажирка» (либретто А.Медведева при участии Ю.Лукина, литературная основа – повесть З.Посмыш «Пассажирка из каюты 45»). Одно из самых тяжелых произведений мирового музыкального театра, вызывающее настоящий водоворот чувств и эмоций у публики разных возрастов, в прошедшем сезоне вошло в репертуар столичной «Новой Оперы». Музыкальный руководитель – Ян Латам-Кениг (лауреат премии «Золотая маска»). Режиссер – Сергей Широков. Сценография – Лариса Ломакина. Костюмы – Игорь Чапурин. Хормейстер – Юлия Сенюкова. Свет – Айвар Салихов. Хореограф – Олег Глушков. Спектакль создан при поддержке Народного артиста СССР Иосифа Кобзона. Премьера состоялась 27 января 2017 года.

Спектакль начал свою сценическую жизнь в День памяти жертв Холокоста. С тех пор несколько раз даты представлений попадали на дни, имеющие важное историческое значение. Так, эти строки рождаются под впечатлением от увиденного и услышанного 11 сентября 2017 года (помимо известных трагических событий в США, датированных 2001 годом, этот день также отмечен 80-летним юбилеем продюсера постановки Иосифа Кобзона).

Черная стена, черная вода и связь между прошлым и будущим в спектакле Сергея Широкова "Пассажирка"Дирижер – Ян Латам-Кениг.

В ролях:
Марта, полька, заключенная Наталья Креслина (лауреат премии города Москвы, сопрано);
Лиза, немка, надзирательница Валерия Пфистер (лауреат Международного конкурса, меццо-сопрано);
Вальтер, муж Лизы, дипломатДмитрий Пьянов (тенор);
Тадеуш, возлюбленный Марты, заключенныйИлья Кузьмин (лауреат Международных конкурсов, баритон);
Катя, русская партизанка, заключеннаяВиктория Шевцова (лауреат Международного конкурса, сопрано);
Кристина, полька, заключеннаяПолина Шамаева (меццо-сопрано);
Власта, чешка, заключеннаяОльга Терентьева (лауреат Международных конкурсов, сопрано);
Хана, еврейка, заключеннаяСветлана Злобина (меццо-сопрано);
Иветт, француженка, заключеннаяЕлена Терентьева (лауреат Международных конкурсов, сопрано);
Старуха, заключеннаяЕкатерина Кичигина (сопрано);
Бронка, старая заключеннаяАлександра Саульская-Шулятьева (Заслуженная артистка Удмуртии, меццо-сопрано);
Первый офицер ССВиталий Ефанов (лауреат Международных конкурсов, бас);
Второй офицер ССВладимир Кудашев (Заслуженный артист России, бас);
Третий офицер ССАнтон Бочкарев (тенор);
Пассажир на кораблеСергей Тарасов (бас);
Главная надзирательницаТатьяна Кузнецова;
СтюардыАнатолий Григорьев (баритон), Марат Гареев (Заслуженный артист России, тенор);
Капо, надзирательницаНаталья Кириллова;
КомендантМихаил Анестратенко.

Соло на сцене:
СкрипкаИван Субботкин (лауреат Международных конкурсов);
Джазовый ансамбль:
ФортепианоАлександр Жиленков;
АккордеонАлексей Соколов;
ГитараМихаил Воробьев;
КонтрабасАлександр Малюгов;
УдарныеАлексей Амосов.

Спектакль основан на воспоминаниях двух героинь. В течение действа постоянно происходят перемещения во времени и пространстве – из кают-компании роскошного лайнера, плывущего в 1960-м году из Европы в Южную Америку, в бараки Освенцима образца 1945-го года. Зрители погружаются в историю взаимоотношений польки и немки. Заключенной и надзирательницы. Жертвы и палача. Марты (Наталья Креслина) и Лизы (Валерия Пфистер).
Две встречи с разницей в пятнадцать лет. Первая – в Освенциме. Коварная надзирательница пытается сломить сильную, волевую узницу. В ход идут самые разные способы воздействия – и физические, и психологические. Но победить гордую польку немка, имеющая на руках все козыри, не смогла. Вторая – на палубе корабля, путешествующего из Европы в Южную Америку. Здесь героини уже находятся в «равных» условиях – обе свободны, богаты, целеустремленны, успешны. Но события из далекого прошлого тяжким бременем ложатся на плечи каждой из них: одна бережно хранит память о погибших товарищах, другая панически боится лишиться всего, что имеет, если всплывет правда о ее прошлом.

Образы, созданные Натальей Креслиной и Валерией Пфистер, отличаются глубоким психологизмом и драматизмом. Каждое слово, движение, взгляд их героинь обретают серьезное значение для дальнейшего развития сюжета.

Марта Натальи Креслиной – человек с явными задатками лидера. Мощный внутренний энергетический стержень, «стальной» характер и несгибаемая воля не позволяют ей опускать руки и сдаваться. Героиня как бы парит над обстоятельствами, какие может выдержать далеко не каждый. Кроме того, молодая полька не дает пасть духом своим сокамерницам. Она поддерживает в подругах по несчастью, собравшихся со всех концов Старого Света, веру в светлое будущее. Что же помогает самой Марте? Любовь и безграничный оптимизм.
Особая энергетика, «богатый», насыщенный, яркий голос и безграничная харизма артистки создают образ сильного лидера, способного бороться с мучителями и не позволять сдаваться остальным узницам.

Лиза Валерии Пфистер – совершенно другой человек. С самого юного возраста она попадает под влияние фашистов, подавляющее сознание и волю, притупляющее все чувства, эмоции и инстинкты. Даже через годы, прошедшие после войны, эта героиня не теряет уверенности в собственной правоте. Она не раскаивается в содеянном, наоборот, считает, что узники должны быть благодарны за некоторые «послабления», на которые она сознательно шла, рассчитывая на определенные услуги.
Обычно голос певицы имеет теплый, «пряно-медовый», насыщенный оттенок. Но в этом спектакле он производит совершенно новое впечатление. Особые интонации и актерская подача придают ему такое звучание, от которого все внутри холодеет, в жилах застывает кровь.

Встреча на корабле – столкновение двух Женщин, Личностей, Характеров, Энергий. Огромное значение в этих сценах приобретает мультимедийный статус постановки. Постоянно снимающие происходящее камеры неустанно фиксируют выражение глаз каждого человека, находящегося в фокусе. На лицах узников застывает особенная «надпись», говорящая об отношении к своим мучителям. Здесь нет страха и ужаса, зато присутствует выжигающая, испепеляющая ненависть. Последняя встреча Марты и Лизы ознаменуется легкой иронией, а затем – полным триумфом польки и паническим страхом и смертельным ужасом немки.

Символ новой, счастливой и безбедной жизни Лизы заключен в образе ее мужа Вальтера (Дмитрий Пьянов) – дипломата, имеющего серьезные и вполне обоснованные планы на международную карьеру. То, как этот человек формулирует свои мысли, а также его реакция на внезапно открывшиеся тайны о прошлом супруги, очень напоминает действия многих знаменитых политических деятелей. Холодный оттенок и сильная эмоциональная окраска голоса выдают активного дельца, переживающего, главным образом, за собственные перспективы. А на особенности прошлого любимой жены, если они не всплывут на поверхность, вполне можно закрыть глаза.

Марта покинула Освенцим невероятным, непостижимым образом. Заключенная по приказу Лизы в «блок смерти», она была обречена. Спасением своим героиня обязана той самой воде, которая стала могилой для бесчисленного множества узников. Впрочем, на тот момент Марта была уже абсолютно свободным человеком, ведь тогда уже была уничтожена главная ее «слабость» - любимый человек. Теперь главная ее задача – сохранить память о нем, а также обо всех казненных товарищах по несчастью.

Жених Марты, Тадеуш (Илья Кузьмин) – персонаж, которому, как и подавляющему большинству узников Освенцима, не была уготована долгая жизнь. Этот необычайно талантливый человек, скрипач-виртуоз и прекрасный художник, не смиряется перед страшными обстоятельствами и ведет активную подпольную деятельность под неусыпным наблюдением комендантов и офицеров СС.
Польский узник – прекрасный пример героя, человека, не знающего страха, сражающегося до конца, всецело преданного и родине, и возлюбленной. Этот персонаж, как и его невеста, не сдался. Прекрасно понимая, что выступление перед комендантом лагеря – последнее событие в его жизни, скрипач исполняет совсем не то, что ему было приказано. Характер не изменяет ему ни на минуту.
Интересно, что в двух эпизодах мы видим не просто разного по характеру Тадеуша, но и слышим его на разных языках. Нежный, искренний, любящий, полный изысканного лиризма герой общается с Мартой на русском языке. Голос его обретает тепло. С ненавистной надзирательницей Лизой он общается по-немецки. Голос становится резким, ледяным, в нем слышны «металлические» нотки.

Спектакль создан при помощи новейших технологий мультимедиа. Зал «Новой Оперы» погружается во мрак еще до начала представления. Эта тьма сохраняется и на время антракта. По занавесу-экрану бежит «черная» вода, та самая, которая стала могилой для миллионов человек – пленников Освенцима. Зрители, таким образом, на три часа с головой погружаются в атмосферу ужаса, господствовавшую на территории «фабрики смерти». «Диалоги» реального времени (1960) и воспоминаний (1945), мирной жизни и плена, гостеприимного корабля и антигуманного лагеря позволяют проникнуть в самую суть личностей центральных персонажей.

Вода в спектакле – не только могила для одних и спасение для других. Она становится как бы связующим звеном между прошлым и настоящим, тем самым воспоминанием об ужасах лагерной жизни, какие не могут быть забыты никогда, о преступлениях, не имеющих сроков давности, о злодеяниях, за которые фашисты понесут наказание через многие десятилетия.

Зрители, как бы вовлеченные в происходящее на сцене, остро переживают все те ужасы, через которые проходят герои спектакля. Узники Освенцима – люди самых разных возрастов, профессий и национальностей. У каждого из них – своя история, но финал их ждет один и тот же.

Полька Бронка (Александра Саульская-Шулятьева) – мать четырех детей, уже взрослых, о судьбе их ей ничего не известно. Истинная католичка, она в горячей и искренней молитве просит, чтобы у самых дорогих людей все было хорошо, но даже ее искренняя вера подвергается сомнениям после череды жестоких убийств в лагере.

Еще одна польская узница, Кристина (Полина Шамаева), колеблется в своей вере, ведь Бог уже давно ее не слышит. Страшное предположение молодой женщины о том, что Он, возможно, вернулся на Землю и попал в Освенцим, где погиб – один из самых сильных эмоционально эпизодов спектакля.

Молодая еврейка Хана (Светлана Злобина) – девушка с уже потухшим взглядом. Она прекрасно понимает, что ее шансы на долгую жизнь равны нулю: среди казненных узников представителей этой нации зафиксировано больше всего. Трагическая, бесперспективная обреченность этой героини подчеркивается тусклым, «бесцветным» голосом, не выражающим никаких эмоций. А в глазах – боль, отчаяние, тоска.

Француженка Иветт (Елена Терентьева) – свободолюбивая «птица» с «перебитым крылом». Ее звонкий, «серебристо-хрустальный» голос пропитан безграничным обаянием юности (этой героине всего пятнадцать лет). Увы, ее песня не будет долгой, как и у большинства подруг по несчастью.

Чешка Власта (Ольга Терентьева) – еще одна «вольная пташка». Но и ее «крылья» подрезаны. А ведь до заключения она была легкой, беззаботной, счастливой, любила танцы и веселые праздники. Теперь эти радости возможны только в самых светлых мечтах. Мягкий, теплый голос «рисует» яркие, живописные полотна чудесного свободного прошлого.

До войны русская девушка Катя (Виктория Шевцова) была учительницей, затем стала партизанкой. Она попала в плен, где отчаянно пытается продолжать свою деятельность. «Я вам не сдамся!» - кричит она, изнемогая от невыносимой боли после очередного допроса.
Ее песня о родной стране – сильная, трогательная, красивая. Кажется, голос становится естественным воплощением широкой души и горячего, доброго сердца. Исполнение а capella многократно усиливает эмоциональное напряжение, приближающее действие к трагической развязке.

Оказаться живым мертвецом – что может быть более трагичным? Эта печальная участь постигла многих заключенных. Люди попросту «ломались», не выдерживая бесконечную череду кошмаров наяву. В спектакле «Пассажирка» такая судьба уготована безымянной героине, которая зовется старухой (Екатерина Кичигина). Эта несчастная женщина потеряла рассудок, когда казнили всех пленников, прибывших в лагерь вместе с ней. И теперь эта маленькая, хрупкая женщина не ориентируется в пространстве и, кажется, не вполне понимает, где находится и что происходит вокруг.

Все люди разные, как бы банально это не прозвучало. Существуют черты характера, которые дремлют глубоко внутри человеческой души, а проявляются они лишь в экстремальной ситуации. В концентрационных лагерях существовала особая категория узников – капо. Это так называемые привилегированные заключенные, работавшие на администрацию.
Наталья Кириллова воплотила образ жестокой, агрессивно настроенной женщины, разговаривающей исключительно на немецком языке и излишне активно стремящейся угодить надзирателям лагеря. Блюстительница дисциплины, она регулярно поколачивает своих сокамерниц и зорко следит, чтобы малейшая провинность не осталась безнаказанной.

Образам узниц противопоставлены представители лагерной администрации в лицах трех офицеров СС (Виталий Ефанов, Владимир Кудашев, Антон Бочкарев), главной надзирательницы (Татьяна Кузнецова) и коменданта (Михаил Анестратенко). Содержание их бесед, мысли вслух и отношение к своим должностным обязанностям по истязанию и истреблению беззащитных пленников – яркие, выразительные, но не самые живописные штрихи к портретам таких личностей.

Артисты хора в этом спектакле выходят на сцену в образах узников концлагеря, пассажиров и членов команды корабля. Две группы – угнетенные, изможденные пленники, ожидающие казни, и холеные, вальяжные, счастливые светские дамы и господа, - две эпохи – война и мир. Неспешное, приятное общение родом из 1960-го года перекликается с невеселыми думами обреченных на гибель в 1945-м.

Музыкальный материал оперы «Пассажирка» представляется не классическими мелодиями, ариями, дуэтами и ансамблевыми сценами. Здесь мы слышим, чуть ли не физически ощущаем страх, ужасы и боль узников Освенцима, ту обреченность, невыносимые страдания и унижения, какие они испытывали. Атмосферу напряжения «подогревают» мерные звуки печатной машинки, создающей протокол очередного допроса, а также лай собак, охраняющих ворота лагеря, фрагменты немецкой речи, доносящейся из мегафонов, стоны и крики заключенных.
А на контрасте – элегантные мелодии, звучащие на борту корабля, плывущего из Европы в Америку, увозящего бывшую надзирательницу концлагеря и бывшую узницу с одного континента на другой. Палач и жертва встретятся в новых условиях. И ничто не помешает этому свиданию – ни черная стена, ни черная вода.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр