интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Диалоги противоположностей в спектакле Юрия Грымова "Царская невеста"

 
 
 

Диалоги противоположностей в спектакле Юрия Грымова "Царская невеста"

Автор: Ольга Пурчинская от 30-08-2017, 05:47, посмотрело: 131

28 августа 2017 года спектакль «Царская невеста» (музыка Н.А.Римского-Корсакова, либретто композитора в соавторстве с И.Тюменевым, литературная основа – одноименная драма Л.Мея) московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова представился мне в сюжетном плане как совокупность диалогов противоположностей. Острые межличностные конфликты, как известно, привели к трагической развязке.

Музыкальный руководитель – Феликс Коробов (Заслуженный артист России, Заслуженный артист Республики Абхазия). Постановка – Юрий Грымов. Сценография – Владимир Максимов. Костюмы – Марина Данилова (лауреат Государственной премии России). Хормейстер – Андрей Лазарев. Художник по свету – Сергей Мартынов. Балетмейстер – Игорь Маклов. Премьера состоялась 23 января 2005 года.
Дирижер – Валерий Крицков.
Диалоги противоположностей в спектакле Юрия Грымова "Царская невеста"В ролях: Василий Собакин, купец Алексей Тихомиров (лауреат премии города Москвы, лауреат Международного конкурса, бас); Марфа, его дочьЕлена Терентьева (лауреат Международных конкурсов, сопрано); Григорий Грязной, опричникАндрей Борисенко (баритон); Малюта Скуратов, опричникСергей Тарасов (бас); Иван Лыков, бояринАлексей Неклюдов (лауреат Международных конкурсов, тенор); Любаша, любовница ГрязногоВалерия Пфистер (лауреат Международного конкурса, меццо-сопрано); Бомелий, царский лекарьДмитрий Бобров (тенор); Дуняша, подруга МарфыАлександра Саульская-Шулятьева (Заслуженная артистка Удмуртии, меццо-сопрано); Домна Сабурова, мать ДуняшиНаталья Креслина (лауреат премии города Москвы, сопрано).

В основе сюжета оперы лежит исторический факт. Персонажи в большинстве своем – знаменитые личности, в значительной степени повлиявшие на дальнейшее развитие нашей страны. Малюта Скуратов (Сергей Тарасов) и Григорий Грязной (Андрей Борисенко) находились у истоков опричнины – важной части государственной политики Иоанна Грозного, призванной укрепить централизованную власть на Руси. В спектакле они предстают обыкновенными людьми, умеющими мыслить и чувствовать. Личности их наполнены как достоинствами, так и недостатками. Получается, что музыкальная драматургия как бы «смягчила» этих жестоких, безжалостных людей, сделала суровые образы более человечными.

Центральная сюжетная линия охватывает два противоположных женских образа.
Воплощение Света и Доброты – Марфа. Дочь купца волею судеб становится невестой Государя. При этом девушка влюблена в молодого боярина Ивана Лыкова. На юное сердце есть еще один претендент – царский опричник Григорий Грязной.
Нежный, теплый, журчащий, «серебристо-хрустальный» голос и глубокие, бездонные, мягко сияющие глаза Елены Терентьевой прочно ассоциируются с прекрасной, чистой, незапятнанной душой. В конце спектакля мне показалось, что героиня стала практически прозрачной. Отстраненное выражение лица и особые «потусторонние» интонации навели на мысль, сто, возможно, перед нами уже не живая девушка, а лесная нимфа или ангел во плоти.

Горячая, темпераментная Любаша – полная противоположность главной героини. Деревенская девушка не получила хорошего образования. Она любит сильно, искренне, всей душой. Ее преданность возлюбленному не знает границ, главное – взаимность. Ради того, чтобы вернуть отношения с любовником в прежнее русло, она готова практически на все, включая преступный сговор с лекарем-шарлатаном или даже хитрым колдуном.
Теплый, «медово-пряный», насыщенный голос Валерии Пфистер подчеркивает силу и глубину чувств Любаши.

Жизнь обеих девушек изменилась до неузнаваемости, как только на их пути возник царский опричник Григорий Грязной. Любашу он забрал из родной деревни, лишив возможности вернуться назад. Влюбившись в Марфу, он начал вмешиваться в ход ее жизни, пытался навязать свои «правила игры». Как можно завоевать сердце красавицы, если оно уже занято? Ответ на этот вопрос есть в небольшой хижине, которую занимает колдун, более известный как царский лекарь.
Андрей Борисенко создал образ героя, разрывающегося между собственными чувствами и служебной необходимостью, ведь желание царя для его верноподданного должно быть превыше всего. В этом персонаже мне немного не хватило драматизма, того надлома и отчаяния, какие, скорее всего, должны были сразить человека, собственными руками убившего невесту самодержца и, по совместительству, свою возлюбленную.

По-настоящему глубоким, сильным, человечным получился Василий Собакин в исполнении Алексея Тихомирова. Добрый отец любит дочь всей душой и желает ей счастья. Он с удовольствием обещает отдать Марфу за боярина Ивана Лыкова. Но, волею судеб, девушка объявлена царской невестой. Богатый купец – отец царевны – тут же становится боярином, но это не приносит ему радости.
Боярин Собакин уже не может относиться к дочери так, как это было в прежние времена и ничем не может ей помочь. Его страдания невыносимы и передаются зрителям почти физически.
Драматический талант и мощный, богатый, красивый голос создают образ сильной харизмачиной личности, щедрого, хлебосольного, гостеприимного хозяина, нежного, любящего отца.

Иван Лыков (Алексей Неклюдов) – прекрасная классическая вариация на тему героя. Пылкий, сладкоголосый, нежный, страстный, по-юношески искренний и по-молодецки задорный, - в общем, трубадур и менестрель «в одном флаконе».

Особенно мне бы хотелось выделить одну ансамблевую сцену, начальный эпизод второго акта. Терцет Василия Собакина, Григория Грязного и Ивана Лыкова – покоряющий раз и навсегда коктейль из трех мужских голосов. В этот раз красивейший вокальный фрагмент был до предела насыщен чувствами и эмоциями отца и двух влюбленных, ожидающих важнейшее в жизни одной девушки решение. У каждого героя – сильнейшая внутренняя борьба, которую необходимо все время маскировать. Никто не должен узнать, догадаться о том, что творится на душе в этот момент.

Мне очень нравятся характерные персонажи. Вот почему образ Бомелия (Дмитрий Бобров) неизменно попадает в центр моего внимания. Царский лекарь в этом спектакле возникает перед нами хромым горбуном. Немолодой уже человек, он стремительно развивает свои колдовско-знахарские способности, что приносит немалый доход. За каждый заказ повышенной сложности берется немалая плата. А вот ожидаемого результата хитрый, коварный Эскулап немецкого происхождения гарантировать не может, ведь не существует такого снадобья, на какое все люди отреагируют одинаково. Одних таинственное зелье мгновенно уничтожит, другие выпьют его без каких-либо негативных последствий.
Очень интересно было наблюдать за мимикой и жестами персонажа, за тем, как он неизменно оказывался в самой гуще событий, не упустив ни разу самую важную, полезную информацию.

Внутренняя борьба, дуэль с самими собой выпадают на долю купчихи Домны Сабуровой (Наталья Креслина) и ее дочери Дуняши (Александра Саульская-Шулятьева). Теплота и преданность по отношению к любимой подруге – Марфе – сменяется холодной отстраненностью и почтенным страхом, как только ту объявляют царской невестой.

Артисты хора в образах опричников, бояр, боярынь, песенников, песенниц, плясуний, сенных девушек, слуг и представителей народа не только заворожили публику торжественной, радостной, скорбной, глубокой полифонией в массовых сценах, но и приняли участие в ярких, динамичных танцевальных эпизодах.

Симфонический оркестр театра «Новая Опера» под управлением Валерия Крицкова перенес зрителей на несколько столетий назад. Мы попали в Москву XVI века, во времена царствования Иоанна Грозного. Одно из главных свойств музыки поистине чудесно – она во много раз усиливает воздействие сюжета на зрителя, обостряет его мысли и чувства. Словно быстро растущая лавина, звуковой фон нагнетает обстановку, при этом он настолько прозрачен, что лишь оттеняет доминирующие вокальные фрагменты. Как здесь не вспомнить фантастически мощные и завораживающе прекрасные звуки арфы, раздающиеся в кульминационные моменты?!

Постановка Юрия Грымова авангардна и очень интересна. Режиссер вывел на авансцену образ Любаши, поскольку считает ее центральным персонажем оперы. Мистика и магия произведения, таким образом, обретает «темный» оттенок, что делает еще более логичной концовку с как бы улетающей на небо светлой, прекрасной душой Марфы.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр