интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Свободные души узников и ад на Земле в опере Вайнберга "Пассажирка"

 
 
 

Свободные души узников и ад на Земле в опере Вайнберга "Пассажирка"

Автор: Ольга Пурчинская от 17-05-2017, 06:51, посмотрело: 441

Дорога в один конец. Дверь, в которую можно только войти. Засовы, открывающиеся лишь для того, чтобы впустить новоприбывших. Дом, где живут Боль, Страх, Отчаяние, Безнадежность, Неопределенность, Жестокость, Пытка, Казнь и многие другие ужасы. Огромная территория, куда в 1939 – 1945 годах попали десятки, сотни, тысячи, миллионы человек – мужчин, женщин, стариков, детей, -, а вернулись оттуда единицы (десятая часть процента от прибывших). Ад на Земле. Концентрационный лагерь. Освенцим (или «Аушвиц-Биркенау» - название, принятое в международной практике).

Множество людей различных национальностей и вероисповеданий в годы Второй Мировой войны были заключены в эти «фабрики смерти», подвергались бесчисленным допросам (зачастую с пристрастием). Жили узники в тяжелейших условиях, много работали, были истощены физически и морально. Суровые испытания отнимали у пленников немало сил. Жестокие надзиратели стремились не просто унизить своих жертв, но и сломить их, разрушить самобытность и безграничную веру в себя, в Бога, в людей.

Увы, очень малая доля заключенных Освенцима и других концентрационных лагерей дожила до освобождения и смогла вдохнуть полной грудью свежий воздух – счастливую привилегию каждого человека, рожденного и живущего на воле. Среди недавних пленников нашлись те, кто пожелал откровенно рассказать всему миру о том, что происходило с ними в страшном аду. Продолжительные пытки, поражающие безграничной жестокостью и изощренностью, долгие часы без сна, муки голода, карцер по любому поводу, - далеко не полный список того, через что прошел каждый заключенный. Многие из них были расстреляны у «черной стены» или погибли в газовых камерах.

Воспоминания бывших узников обрели удобную для восприятия форму повестей, рассказов, эссе, очерков, мемуаров, видеозарисовок, фильмов, радиопередач и иных форм литературных и аудиовизуальных произведений. Знаменитыми примерами сочинений такого рода являются повесть «Пассажирка из каюты 45» польской журналистки Зофьи Посмыш (р.1923) и написанная на ее основе опера «Пассажирка» советского композитора Мечислава (Моисея) Вайнберга (1919 – 1996).

Современному обществу, живущему в условиях постоянного нещадного переписывания на «новый манер» истории ХХ века (причем каждое государство делает это по-своему, с учетом собственных целей и личных интересов), необходимо знать и помнить правду о событиях недавнего прошлого, благо, мы можем получить ее непосредственно из уст участников или очевидцев, тогда еще совсем юных и впечатлительных. В этом, на мой взгляд, и состоит ключевая причина внезапно вспыхнувшего ажиотажа вокруг темы Второй Мировой войны, наблюдающегося в российской театральной среде.

27 января 2017 года, в День памяти жертв Холокоста, в московском театре «Новая Опера» имени Е.В.Колобова впервые прозвучала «Пассажирка» М.С.Вайнберга. Музыкальный руководитель – Ян Латам-Кениг (лауреат премии «Золотая маска»). Режиссер – Сергей Широков. Сценография – Лариса Ломакина. Костюмы – Игорь Чапурин. Хормейстер – Юлия Сенюкова. Художник по свету – Айвар Салихов.

Постановка очень сильная. Ощущение гнетущего страха, пронизывающего холода и леденящего ужаса не покидает, как минимум, несколько часов после спектакля. Эти строки рождаются под впечатлением от увиденного 15 мая 2017 года. В этот день в фойе «Новой Оперы» ощущался сильный запах лекарств. На лицах выходящих из зала людей был самый настоящий шок, виднелись следы слез.
Дирижер – Андрей Лебедев (лауреат премии «Золотая маска»).
Свободные души узников и ад на Земле в опере Вайнберга "Пассажирка"В ролях: Марта, полька, заключеннаяНаталья Креслина (сопрано); Лиза, немка, надзирательницаВалерия Пфистер (лауреат Международного конкурса, меццо-сопрано); Вальтер, муж Лизы, дипломатДмитрий Пьянов (тенор); Тадеуш, возлюбленный Марты, заключенныйИлья Кузьмин (лауреат Международных конкурсов, баритон); Катя, русская партизанка, заключеннаяВиктория Шевцова (лауреат Международного конкурса, сопрано); Кристина, полька, заключеннаяПолина Шамаева (меццо-сопрано); Власта, чешка, заключеннаяОльга Терентьева (лауреат Международных конкурсов, сопрано); Хана, еврейка, заключеннаяСветлана Злобина (меццо-сопрано); Иветт, француженка, заключеннаяОльга Ионова (лауреат Международного конкурса, сопрано); Бронка, полька, старая заключеннаяАлександра Саульская-Шулятьева (Заслуженная артистка Удмуртии, меццо-сопрано); Первый офицер ССВиталий Ефанов (Лауреат Международных конкурсов, бас); Второй офицер ССВладимир Кудашев (Заслуженный артист России, бас); Третий офицер ССАнтон Бочкарев (тенор); Пассажир на кораблеСергей Тарасов (бас); Главная надзирательницаТатьяна Кузнецова; КапоНаталья Кириллова; СтюардыМарат Гареев (Заслуженный артист России, тенор), Анатолий Григорьев (баритон).

Этот спектакль рассказывает о людях, попавших в адскую «мясорубку», хладнокровно и безжалостно уничтожающую все живое. Трагические обстоятельства поделили их жизни на «до» и «после» (которого у большинства, увы, не будет). Несмотря на гнетущие обстоятельства и четкое осознание ожидающей участи (а это, главным образом, казнь), пленники не теряют присутствия духа. Они смело смотрят в глаза своим мучителям, не скрывают ненависти, не меняют своих жизненных позиций, взглядов и убеждений. Находясь в заточении и зная, что, скорее всего, не выберутся на волю, эти люди продолжают верить, надеяться, любить, пытаться что-то узнать, понять, в чем-либо разобраться. Измученные очередным бесконечно долгим допросом, очутившись в своем небольшом бараке, они делятся с собратьями по несчастью дорогими сердцу воспоминаниями. Никто не знает, здоровы ли, живы, свободны их родные и близкие, но чудесные воспоминания о жизни на воле придают им новых сил, не позволяют сломаться.

Узники – один полюс планеты по имени Освенцим. По другую сторону баррикад находятся их мучители – офицеры СС, надзиратели, капо (привилегированные заключенные, пользующиеся благами от лагерного руководства и оказывающие взамен услуги). Это они придумывают самые суровые наказания за незначительные нарушения, бесконечно допрашивают пленников, при помощи пыток выбивают важную информацию, выстраивают очередность и виды казни и так далее.
Задача надзирателей – сломить внутреннее сопротивление своих жертв, морально уничтожить их, растоптать, склонить на «свою сторону», избавиться, наконец, от взглядов, полных ненависти, устремленных в их сторону. Хитрость, агрессия, коварство – вот главные «инструменты» мучителей. Потерпев очередное фиаско, они составляют новые списки тех, кого уже ждет страшная точка – черная стена.

Сюжет спектакля (равно как и повести-первоисточника) базируется на воспоминаниях одной из надзирательниц, Лизы, и одной из узниц, Марты. Их неожиданная (во всяком случае, для немки) встреча произошла в 1960 году на роскошном лайнере, плывущем из Европы в Южную Америку. Обе героини вспоминают страшные события, имевшие место 15 лет назад, когда одна была палачом, а другая – жертвой. Немка сумела скрыть свое прошлое и стать женой дипломата, с которым едет в Бразилию к его новому месту службы. Неожиданная встреча ставит под угрозу не только ее репутацию, но и международную карьеру супруга.

Главная сюжетная линия спектакля – конфликт между Мартой и Лизой. В течение трех напряженных часов мы наблюдали за двумя «раундами» сильнейшего психологического противостояния с интервалом в 15 лет.

Первая «серия» - Освенцим.
Марта (Наталья Креслина) – сильная личность. Она не только сопротивляется жестокому режиму, но и морально поддерживает своих подруг по несчастью. Мощный темперамент, неукротимая энергетика, «богатый» голос и яркая харизма артистки создают образ сильного лидера, способного бороться с мучителями и не позволять сдаваться остальным узницам.
Лиза (Валерия Пфистер) – еще совсем юная девушка, ступившая на путь невыразимой жестокости и морального разложения личности. Обычно теплый, «пряно-медовый», густой голос певицы в этом спектакле не согревает. Напротив, особые интонации и актерская подача придают ему такое звучание, от которого все внутри холодеет, в жилах застывает кровь.
Надзирательница хочет сломить несгибаемую волю узницы, подчинить ее себе. Отсюда и особое отношение, и небольшие услуги, и кое-какие привилегии. Но тут немка потерпела сокрушительное поражение.

Вторая «серия» - лайнер.
Итак, прошло 15 лет. Вскоре после войны Лиза вышла замуж. Долгие годы этот брак был спокойным (на первый, самый беглый взгляд) и счастливым. Теперь они плывут в Бразилию, чтобы начать жизнь на новом уровне, значительно более высоком. Она элегантна, безмятежна и расслаблена – впереди две недели прекрасного путешествия в замечательных условиях.
Марта незадолго до освобождения Освенцима была помещена в так называемый «блок смерти», откуда никто никогда не возвращался. Каким-то непостижимым чудом ей это удалось. Находясь в заточении, героиня пережила немало горя, на ее глазах были казнены дорогие ее сердцу люди, которых она поклялась помнить всегда.
Их встреча произошла во время прогулки по палубе. Что-то насторожило Лизу в молодой богатой иностранке, точнее, в ее взгляде. В сценах на корабле Марта не произносит ни одного слова. Обстановка накалена добела, и весь драматизм - в глазах. Героиня смотрит как бы сквозь свою негласную соперницу, вызывая у той панический страх и ужас. Жаркий, почти испепеляющий нерв немки контрастирует с ледяным, но очень выразительным взглядом польки.

Как удалось Марте выдержать два года заключения? Откуда она черпала силы? Ее питала безграничная любовь к жениху, вера в то, что он жив и надежда на скорую встречу и счастливую жизнь на свободе. Когда-то их обоих арестовали, привезли в Освенцим, после чего разлучили. О судьбе возлюбленного героиня в течение долгого времени ничего не знала.

Ее жених Тадеуш – потрясающее сочетание всемирно известного скрипача, искусного мастера-ремесленника, любящего мужчины и борца, ведущего активную деятельность в непростых условиях заточения, несмотря на постоянные допросы с пристрастием (что сказалось даже на его походке).
Илья Кузьмин (дебют в партии) воплотил истинного героя, сильного, отчаянного, бесстрашного, не сдающегося на милость победителя и не опускающего руки до самого конца. Нежный, ласковый, лирически-изысканный в минуту свидания с любимой невестой, во время общения с надзирательницей персонаж становится жестким, суровым, драматически-агрессивным. Теплота в глазах и голосе мгновенно сменяются холодным, стальным блеском и интонациями, не скрывающими ненависть к врагу.

Вальтер (Дмитрий Пьянов), муж Лизы – немец, обладающий мощным темпераментом. Этот персонаж напомнил мне северный ветер, колючий, дующий в строго заданном направлении и вызывающий не самые приятные чувства. Кажется, этот человек не осуждает прошлого своей жены, а только лишь опасается за ход своей блестящей международной карьеры.

За три часа зрители успевают не просто проникнуться страшной атмосферой Освенцима, но и почувствовать единение с несчастными узниками. В спектакле на наших глазах новые пленники облачаются в робу. В этот момент становится понятно, что люди, скорее всего, обречены, и жить им осталось недолго.

Среди заключенных есть немало ярких индивидуальностей – польки Кристина (Полина Шамаева) и Бронка (Александра Саульская-Шулятьева), еврейка Хана (Светлана Злобина), чешка Власта (Ольга Терентьева), француженка Иветт (Ольга Ионова, дебют в партии). Самое сильное, искреннее, заветное желание этих девушек – снова увидеть свободу, вернуться к своей прежней жизни, оказаться вновь рядом со своими родными и близкими.
Юная Иветт своим звонким, журчащим, «серебристым» голосом, похожим на пение ангела, учит глубоко верующую, страшно переживающую за своих четверых детей Бронку, смиренно принимающую ужасы своей нынешней жизни, спряжению французского глагола vivreжить.
Молодая полька Кристина уже потеряла всякую надежду на счастливый исход. Ее предположение о том, что Господь, возможно, вновь пришел на Землю в человеческом обличии и оказался в Освенциме, пугает ничуть не меньше, чем лай собак или постукивание печатной машинки. Воспоминания о жизни на воле, такой похожей на нашу, которыми она делится с Властой, пробирают до слез.
По-настоящему гнетущее впечатление производит та обреченность, которая поселилась в глазах и голосе Ханы, прекрасно понимающей, какая судьба уготована ей, учитывая национальную принадлежность.

Еще одна несломленная душа принадлежит русской партизанке Кате (Виктория Шевцова). Смелая, отважная, эта девушка и в заключении продолжает свою подпольную деятельность (как и Тадеуш). «Я вам не сдамся!» - кричит она, изнемогая от невыносимой боли после очередного допроса.
Ее песня о родной стране – сильная, трогательная, красивая. Кажется, голос становится естественным продолжением широкой души и горячего, доброго сердца. Исполнение а capella многократно усиливает эмоциональное напряжение, приближающее действие к трагической развязке.

Не все узники оказались сильными. Для некоторых из них навалившиеся испытания оказались настолько суровыми, что они почти сразу «сломались». Например, старуха (Екатерина Кичигина). Несчастная женщина прибыла в лагерь в группе, все представители которой вскоре были казнены. Она осталась одна. Произошедшая на ее глазах трагедия вызвала помутнение рассудка.

«Человечным» образам узниц противопоставлены жестокие, довольно развязные личины трех офицеров СС (Виталий Ефанов, Владимир Кудашев, Антон Бочкарев). Беседы этой троицы об их месте в истории, шуточки в адрес надзирательниц и безжалостное исполнение всех приговоров – выразительные, но не самые живописные штрихи к портретам таких личностей. По-настоящему гнетущее впечатление произвела на меня старшая надзирательница (Татьяна Кузнецова), ледяным громоподобным голосом решающая судьбы томящихся в неволе узников.

Артисты хора вышли на сцену в образах узников Освенцима и пассажиров роскошного лайнера. Сквозь беззаботное общение и веселые танцы великосветской публики проступали стоны и крики пленников, невыразимо страдающих и прекрасно понимающих бесперспективность своей заветной мечты – возвращения на свободу.
Монотонные, бесцветные, блеклые, практически лишенные выражения голоса узников контрастировали с яркими, модными нарядами и щебетанием богачей, плывущих из Европы в Америку.

Симфонический оркестр театра «Новая Опера» под управлением Андрея Лебедева в течение всего действа неустанно нагнетал напряжение. Мерный стук пишущей машинки (печатавшей, наверняка, очередной приговор), собачий лай и крики заключенных гармонично вплетались в звуковое «полотно» из «металлических», «холодных» звуков – символов страха, ужаса и боли.
Безжалостно давят на нервы зрителей не только звуки, но и мелодии. Торжественный марш или изящный вальс пропитаны слезами и кровью людей, коим нет числа.

Существует ли ад на Земле? Да! Это концентрационные лагеря, многие из которых функционировали в самом сердце Европы. Сейчас, в начале XXI века, некоторые страны Старого Света начали приоткрывать завесу тайны преступных страниц своей национальной истории времен Второй Мировой войны. Для нас очень важно услышать об этом именно сейчас, пока еще живы и могут говорить свидетели и участники событий конца первой половины прошлого столетия.

Спектакль «Пассажирка» - тяжелое произведение, зрелище не для слабонервных. Но ведь театр – место, предназначенное не только для развлечений. Одна из важнейших задач Храма Искусства – Просвещение. Открывать страшные тайны лучше всего на доступном языке Музыки и Драмы. Впечатления будут незабываемыми, а важная информация усвоится однажды и навсегда.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр