интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » «Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – Бертмана

 
 
 

«Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – Бертмана

Автор: Ольга Пурчинская от 6-12-2016, 18:33, посмотрело: 865

Начало календарной зимы 2016 года встретило москвичей и гостей столицы погодой, какую многие из нас называют новогодней: крупные хлопья сверкающего, пушистого снега, легкий морозец, практически неосязаемый ветерок. Однако предшествующий ноябрь изобиловал пасмурным небом, интенсивными осадками и холодным, излишне влажным воздухом. В такие дни особенно хочется оказаться в теплой, уютной атмосфере. Эта возможность появилась у меня в первый декабрьский уик-энд.

С 1 по 4 декабря в московском музыкальном театре «Геликон-Опера» под руководством Дмитрия Бертмана проходил яркий праздник в лучших традициях Венецианского карнавала. В эти дни на сцене зала «Стравинский» впервые прозвучала опера Дж.Россини «Севильский цирюльник» (либретто Ч.Стербини, литературная основа – одноименная пьеса П.О.К.де Бомарше). Режиссер-постановщик – Дмитрий Бертман (Народный артист России). Дирижер-постановщик – Константин Чудовский. Дирижер – Константин Хватынец. Сценография и костюмы – Игорь Нежный (Заслуженный художник России), Татьяна Тулубьева (Заслуженный художник России). Художник по свету – Дамир Исмагилов (Заслуженный деятель искусств России). Хормейстер – Евгений Ильин. Премьера состоялась 2 июля 2007 года.
Эти строки рождаются под впечатлением от спектакля 4 декабря.
«Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – БертманаВ ролях: граф Альмавива – Юрий Городецкий (тенор), Розина – Юлия Богословцева (меццо-сопрано), Фигаро – Константин Бржинский (баритон), дон Бартоло – Дмитрий Овчинников (бас), дон Базилио – Михаил Гужов (Заслуженный артист России, бас), Берта – Марина Калинина (Заслуженная артистка России, сопрано), Фиорелло / офицер – Дзамболат Дулаев, Амброджио – Михаил Лаверов, нотариус – Антон Куренков.
Соло в оркестре: флейта – Татьяна Ларина, гобой – Таисия Маслинская, кларнет – Валентин Азаренков, валторна – Руслан Рязапов, клавесин – Елена Сосульникова, гитара – Константин Хватынец.

Едва открылся занавес, как зрители, до отказа забившие зал, перенеслись из заснеженной Москвы в испанскую Севилью, город, искрящийся солнечным светом, несущий тепло и радость. На сцене – монументальное сооружение, по очереди превращающееся то в дом доктора Бартоло, то в городскую площадь. Несмотря на свои внушительные габариты, конструкция выглядит легкой и воздушной. При детальном рассмотрении декораций мне показалось, что они сотканы из тончайшего кружева. В зависимости от обстоятельств, они становятся то красными, то синими, то зелеными, то фиолетовыми, то приобретают свой «естественный» оттенок.

«Севильский цирюльник» - очень веселая, яркая история, полная переодеваний, перевоплощений, галантных поклонов и реверансов, великолепной музыки, виртуозного пения и острых шуток, уместных именно «здесь» и «сейчас». Любая постановка неизменно таит в себе множества невероятных сюрпризов. Непредсказуемые, неожиданные элементы вплел в знаменитую сюжетную канву и Дмитрий Бертман.

Особая роль в постановке отводится реквизиту. Какие только предметы не становятся важнейшими двигателями сюжета – и шприц, и ножницы, и музыкальные инструменты (туба, гитара, барабан). Многие важные эпизоды спектакля разыгрываются под активное вязание некоего предмета внушительных размеров при помощи больших спиц и огромных клубков (также использующихся в качестве пуфиков).

Солисты театра «Геликон-Опера» создали оригинальные образы знаменитых героев, наделив их как характерными чертами персонажей комедии дель-арте (комедии масок), так и совершенно неожиданными особенностями – элементами уникального почерка, свойственного обитателям отдельно взятого Храма Искусства.

Фигаро (Константин Бржинский) – не просто цирюльник, эдакая палочка-выручалочка едва ли не каждого жителя Севильи, коему требуется бритье, стрижка или удаление внезапно заболевшего зуба. В этом спектакле он предстает хитрым, коварным жуликом-пройдохой, человеком, готовым ради заработка практически на все.
Бодрый, энергичный, расторопный, обаятельный, гибкий (как в прямом, так и в переносном смысле), пластичный, обладающий бесценным даром убеждения, выполняющий свою работу быстро и аккуратно, центральный персонаж – не чета знаменитому образу слуги из итальянского народного театра, вечно путающего и хозяев, и поручения. Настоящий профессионал своего дела, он успевает не только выполнять свои непосредственные обязанности, но и оказывать небольшие услуги, далекие от ухода за лицом и телом – например, передать записку или выкрасть ключ от дома. У него с собой всегда есть пара ножниц и медальон-зеркало, так что Маэстро в любой момент готов погрузиться в работу.

«Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – БертманаКому же спешит угодить (и разбогатеть от этого!) услужливый цирюльник? Конечно же, двум юным влюбленным! Он обещает помочь соединиться сердцам графа Альмавивы (Юрий Городецкий) и Розины (Юлия Богословцева). Этот дуэт – потрясающее единение совершенно не похожих друг на друга характеров. Нежный, лиричный влюбленный изысканно, галантно ухаживает за своей Прекрасной Дамой, прелестной, тонкой, как драгоценная фарфоровая статуэтка, но не лишенной взрывного темперамента. Пылкие речи сиятельного героя эффектно гармонируют с «пряными», бархатисто-насмешливыми нотками его музы.
Граф объясняется в любви под виртуозный аккомпанемент гитары, Розина демонстрирует своенравный характер, с переменным успехом пытаясь приручить непокорную тубу.

Мне очень нравится смотреть постановки «Севильского цирюльника» Дж.Россини и «Свадьбы Фигаро» В.А.Моцарта друг за другом. В этих произведениях различно все: и композиторы, и страны, и эпохи, и голоса, и даже амплуа персонажей. У Бомарше между этими двумя частями его знаменитой трилогии прошло всего несколько лет, в операх же, кажется, сменяется целое поколение, и личности героев меняются кардинально.
Константин Бржинский и Юрий Городецкий создали образы, на мой взгляд, органично переходящие в аналогичных персонажей оперы «Свадьба Фигаро». Так, в Фигаро уже, несмотря на его плутовской нрав, чувствуется «геройское» нутро, просматривается некоторый лиризм. Граф здесь обрел некоторые черты, свойственные правителю-самодуру, привыкшему получать все, что душе угодно, без особых усилий и размышлений о возможных последствиях.

Доктор Бартоло (Дмитрий Овчинников) – немолодой опекун Розины, претендент на ее руку (и состояние!). Неповоротливый, ворчливый, излишне подозрительный, этот персонаж всегда в курсе всего, чем занималась его воспитанница, где бывала, с кем и о чем говорила. Слежка продолжается постоянно, даже когда девушка отдыхает в своей комнате.

Главный осведомитель дона Бартоло – дон Базилио (Михаил Гужов), хитрый, коварный, хищный персонаж, неустанно следящий за Розиной. Он регулярно наведывается к героине под видом учителя пения и выведывает все ее секреты (а то, что осталось тайной, можно додумать самому, что Базилио с успехом и делает, уверенно следуя к своей цели).
Перед нами появился искуситель, человек, обладающий мощный энергетикой и безграничным обаянием. Кажется, его голос завораживает, а это значит, что рассказать ему можно все, что угодно, и неважно, факты это или гипотезы, домыслы.

«Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – БертманаКак было сказано выше, каждая постановка «Севильского цирюльника» таит в себе множество сюрпризов. Одна из неожиданностей спектакля Дмитрия Бертмана - Берта (Марина Калинина). Служанка доктора Бартоло предстает в образе русской женщины, румяной, пышной, гостеприимной. Стилизованное под сарафан платье, кокошник и самовар роднят ее с хлебосольной хозяйкой, поддерживающей порядок в доме и неустанно кормящей любимых родственников вкусными блюдами собственного приготовления.
Есть возлюбленный и у Берты, но он об этом даже не догадывается, тем более, что говорит она, главным образом, по-русски. А это значительно затрудняет коммуникацию с работодателем и приводит к нескольким курьезным эпизодам.

Образы Розины и Берты противопоставлены друг другу не только из-за тембров голосов, но и в визуальном плане. Первая похожа на лирическую героиню комедии масок, вторая – на персонажа отечественных водевилей.

Не остались незамеченными и исполнители небольших партий – нерасторопного слуги графа Фиорелло и стильного офицера (Дзамболат Дулаев), Амброджио (Михаил Лаверов) и нотариус (Антон Куренков).

Ни с чем не сравнимое удовольствие для меломана – ансамблевые эпизоды «Севильского цирюльника». Массовые сцены, где каждый персонаж поет что-то свое, на первый взгляд, производят впечатление хаотичной какофонии. Однако, стоит только внимательно вслушаться, как станет очевидно, что перед нами – блестящий музыкальный фрагмент, живой «организм», где все элементы уникальны, самобытны и совершенно необходимы. Их полное единение укрепляет чувство гармонии и становится высшей точкой эстетического наслаждения.

Артисты хора вышли на сцену в образах музыкантов и солдат. Их яркие костюмы созданы в лучших традициях Венецианского карнавала. Прекрасная полифония, заполняющая пространство зала «Стравинский», укрепляет глубокое чувства изысканного стиля, возникающее лишь в Храмах Искусства. Чудесные маски Пьеро, Арлекина, Труффальдино, Коломбины, Бригеллы, Тартальи и т.д. вызывают неизменное желание как можно скорее раскрыть все их секреты и, наконец, разобраться, кто же прячется под этим красивым костюмом?

Симфонический оркестр театра «Геликон-Опера» под управлением Константина Хватынца с первых секунд увертюры поддерживал ощущение веселого, беззаботного праздника, такого, какой возможен лишь в условиях маскарада. Кажется, знакомые, любимые сцены, эпизоды, мелодии, но это тот самый случай, когда даже приблизительно нельзя догадаться, а что же мы сегодня увидим на сцене? Что именно притаилось не только за закрытым занавесом, но и в стоящих на пюпитрах нотах?

«Прививка радости» для всех зрителей "Севильского цирюльника" Бомарше – Россини – БертманаВ этом спектакле реквизит – не просто вспомогательный атрибут. Здесь все музыкальные инструменты, ножницы, шприц, клубки, спицы, самовар, баранки и т.д. становятся полноправными участниками действа и несут смысловую нагрузку. После этого вечера у меня осталось прекрасное послевкусие праздника, радости и счастья. Думаю, его можно смело назвать прививкой, полученной каждым зрителем и – я уверена – дающей иммунитет против хандры, апатии, уныния и плохого настроения. Что необходимо нам всем в условиях длинной, холодной, пасмурной зимы.

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр