интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Леди Макбет" Лескова-Шостаковича-Бертмана: кровавый триллер Мценского уезда

 
 
 

"Леди Макбет" Лескова-Шостаковича-Бертмана: кровавый триллер Мценского уезда

Автор: Ольга Пурчинская от 26-10-2016, 01:36, посмотрело: 1359

По-итальянски жаркие страсти разгораются в уездном городе Мценского уезда Орловской губернии. Молодая купчиха, получившая в результате замужества неслыханное богатство и потерявшая свободу и независимость, влюбилась в нового работника. Чтобы сделать возможным грядущее счастье, она убивает ненавистного свекра, а затем и супруга. Теперь двум сердцам ничто не мешает соединиться и биться в унисон много-много лет. Но судьбой уготован совершенно иной сценарий: жестокая убийца терзается угрызениями совести, ее одолевает страх, да и следы преступления плохо скрыты. В результате веселая свадьба заканчивается арестом обоих и отправкой их на каторгу. Крепкий союз мгновенно распадается. Чувства молодого человека тут же остывают, но с удвоенной силой развиваются по отношению к еще одной арестантке. Месть купеческой вдовы страшна: обе соперницы заканчивают свои дни в холодных водах.

Это – не сводка криминальных новостей второй половины XIX века, а краткое содержание очерка (повести) Н.С.Лескова «Леди Макбет Мценского уезда» (1864). Острый, лихо закрученный сюжет с элементами триллера послужил литературной основой для одноименной оперы (1930) Д.Д.Шостаковича (либретто композитора в соавторстве с А.Г.Прейсом). Сочинение не вызвало восторгов представителей высших эшелонов власти и было запрещено к исполнению в течение, без малого, двух десятилетий (вторая половина 1930-х – 1950-е гг.).
В 1962 году вышла вторая редакция оперы под названием «Катерина Измайлова», представляющая собой самоцензуру (то есть намеренное самостоятельное устранение автором некоторых эпизодов своего произведения, которые лично он счел непригодными к публичной демонстрации) композитора.
Первая редакция была восстановлена и издана (изд-во Сикорского) в 1979 году.

На рубеже ХХ и ХХI веков (28 января 2000 г.) на сцене московского музыкального театра «Геликон-Опера» состоялась премьера оперы Д.Д.Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» в первой редакции. Режиссер-постановщик – Дмитрий Бертман (Народный артист России). Дирижер-постановщик – Владимир Понькин (Народный артист России). Художники-постановщики – Игорь Нежный (Заслуженный художник России), Татьяна Тулубьева (Заслуженный художник России). Главный хормейстер – Евгений Ильин. Режиссер по пластике – Юрий Устюгов. Режиссер-педагог – Матвей Ошеровский (Народный артист России). Художники по свету – Денис Енюков, Александр Нилов. Этот спектакль - лауреат четырех театральных премий «Золотая маска». Его увидели меломаны и театралы во многих странах мира.

"Леди Макбет" Лескова-Шостаковича-Бертмана: кровавый триллер Мценского уезда21, 22, 23 и 25 октября 2016 года в московском музыкальном театре «Геликон-Опера» под руководством Дмитрия Бертмана впервые после прошлогоднего возвращения в историческое здание на Большой Никитской играется легендарный спектакль «Леди Макбет Мценского уезда». Событие прошло на сцене большого зала «Стравинский». Эти строки рождаются под впечатлением увиденного и услышанного 23 октября.
В ролях: Катерина Львовна – Елена Михайленко (сопрано), Борис Тимофеевич / Часовой – Алексей Тихомиров (бас), Зиновий Борисович – Дмитрий Пономарев (тенор), Сергей – Вадим Заплечный (Заслуженный артист России, тенор), Квартальный / Унтер – Петр Морозов (баритон), Аксинья / Старая каторжница – Майя Барковская (сопрано), Задрипанный мужичонка – Андрей Паламарчук (тенор), Сонетка – Александра Ковалевич (меццо-сопрано), Священник / Старый каторжник – Михаил Гужов (Заслуженный артист России, бас), Работник с мельницы – Дмитрий Коротков, Дворник – Андрей Орехов, Приказчик / Городовой – Богдан Мотрук, Учитель – Виталий Фомин, Работники – Антон Куренков, Михаил Лаверов, Евгений Ксенда, Пьяный гость / Кучер – Михаил Лаверов.

Едва поднялся занавес, как мы попали в огромное пространство, полное труб и вентиляторов. Вроде бы, место действия – огромный, просторный дом богатого купца Бориса Тимофеевича, позднее превращающееся в бесконечную дорогу на каторгу в Сибирь, место, где условия жизни, мягко говоря, не похожи на тепличные. Сперва – роскошное жилище, затем – бескрайние просторы, нетронутые цивилизацией. А в некоторые моменты спектакля мне казалось, что место действия превратилось в некую адскую машину – огромную мясорубку, чьи внутренности дробят, разрушают внутренний мир героини, попавшей, по своему собственному мнению, в неволю и невыносимо страдающей из-за этого.

В самых важных эпизодах спектакля вентиляторы интенсивно работают, создавая эффект запущенного на полную мощность механизма, который приводится в действие первобытными силами природы, категорически не приемлющими происходящего вокруг.

Катерина Львовна, находясь под крышей ненавистного ей дома, где она забыла гнетущую нужду, но потеряла вожделенную свободу, страдает, нежась на мягких подушках. Как только в ее комнату заходит свекор, этот бдительный страж чести уехавшего по делам сына, молодая женщина попадает в огромную клетку, значительно превосходящую человеческий рост. Создается впечатление, что душа героини томится в плену, как ее обладательница – в символическом заточении.

В спектакле Дмитрия Бертмана важна не только общая, глобальная сюжетная линия, но и маленькие, частные фрагменты, незначительные (на первый взгляд) нюансы, придающие постановке живость, а жесткой, суровой сатире – неистребимую, вечную актуальность. Чего стоит, например, вакхическая сцена в комнате работников, месте, где они веселятся после долгого трудового дня! Или маленький эпизод в отделении полиции, когда начальник, не получивший приглашение на свадьбу, сетует на отсутствие возможности принять деятельное участие в роскошном пиршестве! Не менее интересен и фрагмент жизни каторжников, направляющихся к месту ссылки и остановившихся на небольшой привал, с одной стороны, служащий фоном для важнейших событий из жизни центральных персонажей, а с другой – представляющий собой живую, яркую и потому такую страшную зарисовку непростого быта заключенных.

На фоне многочисленных эпизодов, в острой сатирической форме рисующих сцены из жизни угнетенного народа, яркими пятнами выделяются образы центральных персонажей, созданных солистами «Геликон-Оперы».

Катерина Львовна в исполнении Елены Михайленко предстает горячей, страстной натурой, роскошной женщиной, в чьей голове первобытные инстинкты порой одерживают верх над разумом. Невероятная энергетика, харизма и экспрессия гармонично сочетаются с мощным голосом, чутко передающим все настроения и эмоциональные состояния героини.
Страх Катерины мгновенно сменяется злобой, эйфория – отчаянием, гнетущая скука – непреодолимым желанием перемен…
Не стремящаяся к образованию, героиня не привыкла решать свои проблемы при помощи силы мысли и холодного расчета. Вместо этого она очень легко и быстро оказывается во власти своих желаний и сиюминутных эмоциональных порывов, а все силы тратит исключительно на их удовлетворение, даже не задумываясь о возможных последствиях.
Величественная дама, живущая в огромном доме, пусть даже и чувствующая себя птицей в золотой клетке, властна, спокойна и вальяжна. Шикарное бархатное платье «страстного» оттенка красной гаммы завершает образ. Все ее проблемы случаются от избытка свободного времени и нежелания использовать долгие часы досуга для внутреннего развития. Потому она и оказалась падка на преступление – попросту уступила ослепившему низменному желанию.
Катерина-каторжница – совсем иной человек. Она испугана, находится во власти отчаяния. На лице – то ужас, то глубокое напряжение. Лихорадочный блеск глаз усиливает эффект. О прежней, безбедной жизни напоминает лишь богатое свадебное платье. Но традиционные для такого костюма белые перчатки меняются на красные: руки героини уже по локоть увязли в крови. Кажется, героиня пребывает в своем собственном, загадочном мире, а люди из нового окружения очень напоминают ей персонажей из недавнего прошлого. Действительно, один из часовых похож на Бориса Тимофеевича, унтер – на квартального, старая каторжница – на Аксинью, старый каторжник – на священника и т.д. Сперва эти люди спокойно двигаются по кругу, затем их ход становится все быстрее, путая мысли госпожи Измайловой и постепенно сводя ее с ума.
Пожалуй, Катерина Львовна – одна из самых интересных, драматически наполненных, глубоких и сложных партий, написанных для сопрано. Характер, харизма, актерский талант и экспрессия Елены Михайленко сделали титульную героиню незабываемой.

Борис Тимофеевич – богатый купец, очень многого добившийся в делах, хозяин роскошного дома. Внешняя сторона жизни этого персонажа прекрасна и безоблачна, все есть – и успех, и состояние, и развивающиеся торговые отношения, и т.д. А вот в семье его все обстоит далеко не так хорошо: сын женат вот уже пять лет, но красавица-невестка до сих пор не принесла потомства. Внуков нет – некому передать налаженный бизнес.
Именно этот человек создает Катерине Львовне тяжелые в психологическом плане условия жизни, держит ее в постоянном напряжении, неустанно следит за каждым передвижением. Но не только семейная честь заботит Бориса Тимофеевича: будь он помоложе, сам бы с удовольствием завязал отношения с женой собственного сына.
В исполнении Алексея Тихомирова купец Измайлов – не только хозяин-самодур, навязывающий свои порядки как дворне, так и родне. Прежде всего, перед нами возникает отец, по-настоящему переживающий из-за отсутствия наследников. Осознание того факта, что сын – неудачник, также не добавляет родителю хорошего настроения.
Неусыпное внимание, постоянная слежка за невесткой, гипнотический взгляд и изводящие, однообразные интонации в голосе Бориса Тимофеевича сменяются то злобой и агрессией в момент обнаружения измены невестки, то сладостно-мечтательными интонациями при воспоминаниях о собственной бурной молодости и обсуждении с самим собой планов об отношениях с невесткой, то глубокими, печальными думами о будущем семьи.
Голос артиста звучит по-разному: в зависимости от обстоятельств, мы слышали то вкрадчиво-доверительные, то громоподобно-фатальные, то величественные, то хвастливые, то героически-благородные интонации. И это все – иллюстрации к яркому полотну живого образа, дополненного нюансами в виде сверкающих глаз, острых и четких движений, пластики и реалистичных эмоций.

Зиновий Борисович – полная противоположность своему отцу. Этот персонаж – не лидер. Такой человек, скорее, может попасть под влияние куда более сильной личности, что может в одночасье изменить его судьбу. Блеклый характер героя компенсируется красотой и яркостью голоса Дмитрия Пономарева.

«Яблоко раздора» в купеческой семье – новый работник Сергей. В исполнении Вадима Заплечного он производит впечатление харизматичного привлекательного молодого человека, полного юношеского лиризма и, несмотря на нахальство и развязность, скорее привлекательного, чем отталкивающего. Именно он попутал все мысли и чувства не только Катерины Львовны, но и многих дворовых девушек, а затем безжалостно устранил соперника на своем пути к счастливой, безбедной жизни в роскошном доме, куда он приехал на работу. За свою жестокость и жадность персонаж получил заслуженное наказание.
Эмоциональный настрой Сергея меняется быстро, словно картинки в калейдоскопе: от нежного, страстного влюбленного до озлобленного ненавистника, готового уничтожить ту, которой еще совсем недавно поклялся перед Богом и людьми в вечной любви.

Сергей, еще недавно (на первый взгляд) влюбленный в Катерину, на каторге воспылал страстью к молодой узнице Сонетке (Александра Ковалевич). Правда, внешне она скорее напоминает голливудскую звезду, завсегдатая красных ковровых дорожек. Шикарная копна модно уложенных волос, роскошное бархатное платье винного оттенка, великолепная фигура и бархатистый, пряный, теплый, слегка опьяняющий голос создают образ роковой женщины, одна мимолетная встреча с которой не будет забыта никогда.
Как и всякая femme fatale, эта героиня прекрасно знает, чего ей хочется, как в глобальном плане, так и «здесь и сейчас». Голос ее звучит то отстраненно, то властно, выражает попеременно ледяное презрение и испепеляющую страсть, отстраненное равнодушие и парализующий страх. Она может быть и пылкой влюбленной, и жестокой соперницей, одержавшей верх. И все это – с интервалом в несколько секунд.

Пожалуй, самым необычным персонажем в спектакле мне представляется задрипанный мужичонка (Андрей Паламарчук), представший в образе настоящей рок-звезды. Истинный сгусток энергии, одетый в кожаный костюм и поющий свою арию «У меня была кума» в микрофон, естественно, со всеми стилистическими особенностями. Впрочем, «рокер» на оперной сцене побывал совсем недолго – очень скоро классический академический стиль одержал верх.

Очень интересная, зрелищная сцена разыгралась в отделении полиции, где стражи правопорядка расслабляются во главе с квартальным (Петр Морозов). Сатирическая история о непростых буднях «надежных защитников» народного спокойствия и общественной безопасности, звучит в ритме беспечного, галантно-элегантного вальса. А самым печальным из остроактуальных моментов полицейские дружно сочли отсутствие приглашения на свадьбу Катерины и Сергея.

Кухарка Аксинья (Майя Барковская) – живая, бойкая, неунывающая, несмотря ни на какие трудности, молодая девушка. Именно она первая не смогла устоять перед безграничным обаянием Сергея, она же предупреждает Катерину о новом работнике. Эта героиня немного напомнила опереточных субреток, веселых и беспечных, не придающих значения жизненным невзгодам.

Священник (Михаил Гужов), исповедующий Бориса Тимофеевича перед смертью и венчающий Катерину и Сергея, - еще одна гротескная личность. Его образ – удивительное сочетание густого, мощного, насыщенного голоса и довольно потрепанной внешности.

В небольших партиях учителя, приказчика, городового, дворника, работников, полицейских, каторжников и гостей на свадьбе выступили артисты хора театра «Геликон-Опера». Мощная полифония многократно усиливала воздействие спектакля на публику, создавая эффект полностью заполненного огромного пространства с его монументальностью, торжественностью и безграничным величием.

Симфонический оркестр театра «Геликон-Опера» под управлением Владимира Понькина погружал зрителей в бескрайний мир человеческих эмоций и переживаний, межличностных коммуникаций и конфликтов, возможных в любом месте, в любое время. В потрясающе масштабном, насыщенном музыкальном материале, словно в книге, зашифрованы образы и характеры персонажей.
В мелодиях оперы «Леди Макбет Мценского уезда» есть практически все: и глубокий драматизм, переходящий в трагедию, и сложная гамма чувств, одолевающих героев на протяжении всего действия, и моменты искрящегося юмора, и ненавязчивые пародии, и явные сатиры, жестоко высмеивающие окружающую действительность, современную и Д.Д.Шостаковичу, и нам, театралам начала XXI века.

«Леди Макбет…» вернулась в «Геликон». Дебют на новой сценической площадке, в большом зале с уникальной акустикой, превратился в яркое, масштабное действо в лучших традициях великой русской оперы, любимой как в нашей стране, так и за ее пределами.

Ольга Пурчинская

Фотография Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр