интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Травиата" в "Новой Опере": новая глава в жизни спектакля-долгожителя

 
 
 

"Травиата" в "Новой Опере": новая глава в жизни спектакля-долгожителя

Автор: от 28-05-2016, 04:13, посмотрело: 919

В репертуаре московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова есть несколько постановок-долгожительниц, пользующихся любовью публики на протяжении более, чем десяти сезонов. В качестве примера приведу спектакль по опере Дж.Верди «Травиата», премьера которого состоялась 14 июля 1999 года. Музыкальная редакция – Евгений Колобов (Народный артист России). Дирижер – Дмитрий Волосников. Режиссер – Алла Сигалова (Заслуженная артистка России). Сценография – Эрнст Гейдебрехт. Костюмы – Мария Данилова. Свет – Глеб Фильштинский. Хормейстеры – Наталья Попович (Народная артистка России) и Андрей Лазарев.

Спектакль подобен живому организму. На протяжении всей своей сценической жизни он неустанно развивается, на глазах зрителей происходит чудесное слияние музыки и актерских образов. А для того, чтобы этот симбиоз случался неустанно, любой постановке постоянно необходима струя «свежей крови», то есть вводы новых исполнителей в те или иные партии.

"Травиата" в "Новой Опере": новая глава в жизни спектакля-долгожителя26 мая 2016 года очередное представление «Травиаты» в «Новой Опере» ознаменовалось дебютами двух центральных персонажей. Ирина Боженко (лауреат Международных конкурсов, сопрано) впервые вышла на сцену в партии Виолетты, а Алексей Неклюдов (лауреат Международных конкурсов, тенор) – в образе Альфреда. В остальных ролях: Жорж Жермон – Илья Кузьмин (лауреат Международных конкурсов, баритон), Флора – Татьяна Табачук (лауреат Международных конкурсов, меццо-сопрано), Аннина – Светлана Скрипкина (лауреат Международного конкурса, сопрано), Гастон – Максим Остроухов (тенор), барон Дюфоль – Андрей Фетисов (бас), бармен – Анатолий Григорьев (баритон).

"Травиата" в "Новой Опере": новая глава в жизни спектакля-долгожителяСпектакль представлен в черно-белой цветовой гамме. Образы героев напоминают, с одной стороны, о шедеврах «золотого» века Голливуда – времени, когда на «фабрике грез» создавались истинные шедевры, а визуальный ряд удовлетворял запросам самого взыскательного эстета. Взглянув на постановку в несколько ином ракурсе, можно проследить тесную взаимосвязь ее внешнего «облика» со скрытыми от глаз большинства мероприятиями в декадентских салонах рубежа XIX – ХХ веков (временного отрезка, когда в искусстве России и Западной Европы сформировалось новое течение – декаданс, для последователей которого характерна особая манера поведения и специфическая внешность, выделяющая их из толпы). Обстановка напоминает клуб для любителей особых развлечений, весьма далеких от общепринятых стандартов идеального досуга для молодежи. Перед нашими газами возникли: черная комната со столом, несколькими стульями и барной стойкой, а также люстра-трансформер, напоминающая гигантского паука. Все наряды выполнены в аскетичной черно-белой цветовой гамме. Также в спектакле использованы аналогичные оттенки грима. Визуальный монохром изобразительного решения спектакля стал чудесным фоном для завораживающего действа, наполненного яркими характерами как отдельно взятых индивидуальностей, так и всего коллектива в целом.

Виолетта – чистая, светлая, благородная, честная перед собой, молодая дама. И это все - несмотря на специфический образ жизни куртизанки. Легкая, нежная, прозрачная, изящная, центральная героиня в исполнении Ирины Боженко похожа на бабочку (а это эфемерное дитя природы, увы, не относится к долгожителям).
Мадемуазель Валери находится во власти тяжелейшего недуга, дни ее сочтены. Несмотря на мучительную болезнь и постоянные приступы кашля, она не теряет присутствия духа и не перестает верить в несокрушимую силу любви. А ведь еще недавно Виолетте казалось, что у нее нет права на счастье.
Невероятное впечатление производит сочетание страданий от невыносимой боли и той виртуозной легкости и изящества, с которыми артистка исполняет сложнейшие пассажи. Хрустальный, светлый, звонкий голос роднит героиню с ангелом, которым, скорее всего, она в итоге и станет, ведь душа ее улетает высоко в небеса.

Альфред Алексея Неклюдова – совсем еще юный представитель высшего общества, впервые оказавшийся во власти сильного чувства. Он очень естественен и искренен, эмоции буквально переполняют молодого человека. Младший Жермон статен, элегантен, галантен и полон чувства собственного достоинства, которое в итоге и оказалось губительным для той, которую герой полюбил однажды (а, возможно, и на всю жизнь).
Мелодичный, звонкий, словно ручеек, нежный, голос создает живописный портрет влюбленного героя, трепещущего при одной только мысли о Прекрасной Даме, и очаровывает с первых минут.
Юношеский максимализм, порывистость и эмоциональность Альфреда приводят к тому, что герой, оказавшись в психологически непростой ситуации, буквально закипает. Состояние, близкое к эйфории, сменяется агрессией. Словно вспышка молнии, его на мгновение ослепляет неукротимое желание жестоко отомстить той, кто нанесла ему оскорбление. Идея поквитаться с тяжело больной женщиной приходит к нему в состоянии аффекта, которое вскоре сменится невыносимыми страданиями и щемящей душу тоской.

Жорж Жермон, отец Альфреда, в исполнении Ильи Кузьмина – гордый, благородный аристократ, человек, любящий своих детей и заботящийся о чести старинного рода. В течение всего действа особенно интересно было наблюдать за стремительными изменениями выражения лица артиста. За считанные доли секунды на нем можно было прочесть то суровость, то жесткость, то доброту, то сострадание, то глубокое отчаяние, то невеселые думы, то тоску, то праведный гнев. А в самом финале спектакля – скорбное осознание трагедии, произошедшей так скоро, в какой-то мере, по вине двух представителей высшего общества, носящих одну фамилию.
Красивый, «бархатный» баритон то подобен раскатам грома, не сулящим виновникам гнева ничего хорошего, то звучит мягко, показывая душевный трепет и терзания персонажа.

Интересны и самобытны и второстепенные персонажи: Аннина (Светлана Скрипкина), ставшая в этом спектакле подругой Виолетты, преданная ей, ухаживающая и искренне желающая сделать хоть что-то в уже безнадежной ситуации; яркая красавица Флора (Татьяна Табачук), харизматичная куртизанка, истинная звезда парижских салонов; блистательный барон Дюфоль (Андрей Фетисов), готовый отстоять честь оскорбленной дамы; кавалер Флоры Гастон (Максим Остроухов), беззаботный весельчак, всегда оказывающийся в самой гуще событий; бармен (Анатолий Григорьев).

Артисты хора, облаченные в черно-белые наряды, своими образами очень сильно напомнили разнообразных обитателей декадентских салонов. Каждый человек – яркая индивидуальность, выделяющийся из толпы и, в то же время, эффектно ее дополняющий.

Симфонический оркестр театра под управлением Дмитрия Волосникова погружал публику в чудесный, светлый мир прекрасной души главной героини с трехдольной ритмической основой – вальсом. Элегантный, галантный танец в разных эпизодах спектакля звучал то весело и беспечно, то грустно и печально, то радостно, то трагично. Музыка Дж.Верди на протяжении всего действа очень чутко реагировала на физическое и эмоциональное состояние не только Виолетты, но и всех остальных персонажей.

Со дня премьеры «Травиаты» в «Новой Опере» прошло без малого 17 лет. И по сей день в зале театра можно встретить зрителей, знакомых с этим спектаклем, начиная с истоков. По их словам, интерес к постановке не ослабевает, ведь каждый дебют (а они случаются довольно часто) вносит в уже давно известные мелодии и мизансцены что-то принципиально новое и неизменно привлекательное.

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр