интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » В контексте диалогов: "Ромео и Джульетта" Ш.Гуно на Крещенском фестивале в "Новой Опере"

 
 
 

В контексте диалогов: "Ромео и Джульетта" Ш.Гуно на Крещенском фестивале в "Новой Опере"

Автор: Ольга Пурчинская от 18-01-2016, 04:51, посмотрело: 1213

Один из самых любимых спектаклей, яркий, зрелищный, красивый, наполненный прекрасной музыкой, высокими чувствами, жаркими страстями, зашкаливающими эмоциями, зрелищными танцами и поединками. Все это – о лирической опере Ш.Гуно «Ромео и Джульетта» (1867), точнее, о постановке Арно Бернара, с 29 ноября 2014 года идущей на сцене московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова. Либретто Ж.Барбье и М.Карре основано на одноименной трагедии У.Шекспира.

В контексте диалогов: "Ромео и Джульетта" Ш.Гуно на Крещенском фестивале в "Новой Опере"В контексте диалогов: "Ромео и Джульетта" Ш.Гуно на Крещенском фестивале в "Новой Опере"16 января 2016 года в рамках ежегодного Крещенского фестиваля состоялось 12-е представление «самой печальной повести на свете». Сегодня мне бы хотелось рассмотреть этот спектакль как своего рода «парад диалогов». Выбор контекста не случаен, ведь объявленная тема нынешнего оперного праздника – «диалоги и двойники».

Безусловно, в течение всего действа происходит «беседа» двух противоположных тем – светлой, нежной, прекрасной любви главных героев и непрекращающейся уже много десятилетий непримиримой вражды их семей. Музыкальный материал, характеризующий каждую из этих сюжетных линий, исполняется оркестром театра «Новая Опера» под управлением маэстро Андрея Лебедева. Попеременно зрители то с головой погружаются в легкий, изящный, чистый, искрящийся и практически беззаботный внутренний мир юных сердец, то сталкиваются с суровой правдой жизни, не сулящей Ромео и Джульетте ничего хорошего, выраженной в громоподобных, жестких, раскатистых, агрессивных и жестоких мотивах клановых междоусобиц.

Следующий, на мой взгляд, важный «диалог» - совершенно разные по настроению и одинаковые по составу сцены балов и боев. Кокетливо-беззаботные, изящные танцы контрастируют с элегантно-агрессивными фехтовальными поединками. Безудержное веселье сменяется бурными всплесками неконтролируемой агрессии, когда сражаться друг с другом начинают не только представители враждующих семейств и их слуги, но и друзья и родственники. Во время просмотра этих сцен вспоминаются зрелищные массовые эпизоды из культовых фильмов про мушкетеров и гардемаринов, тем более, что ставил бои Павел Янчик, известный по постановкам трюков такого рода для многих киношедевров Голливуда.

Одним из самых гармоничных стал и ключевой «диалог» - слияние воедино страстного итальянского сюжета в британском воплощении и французской музыки, искусно подчеркнувшей и углубившей чувства, эмоции, конфликты и поединки знаменитых персонажей.

Ненависть и вражда, балы и поединки, свадьбы и похороны, соборы и склепы, многолетние семейные традиции и клановые обычаи становились неотъемлемой частью жизни каждого веронца. Каждый персонаж – сложная личность с глубоким внутренним конфликтом, в течение спектакля борющаяся не только со сложившимися обстоятельствами, но и с самим собой. Солисты, выходящие на сцену, вносят в уже, вроде бы, знакомый образ героя что-то свое, личное, сокровенное. В зависимости от множества факторов, открываются многочисленные нюансы, находившиеся до того под покровом тайны. Поэтому всякий раз спектакль воспринимается как новый.

Джульетта в исполнении Галины Королевой (лауреат Международных конкурсов, сопрано) – легкая, пластичная, изящная, тонкая и хрупкая девушка. Обаяние юности, веселость и легкое озорство покоряют с первого взгляда всех жителей Вероны, собравшихся на бал по случаю ее дня рождения. Но произошедшие трагические события стирают без остатка ее беззаботность и беспечность.
Очень сильное впечатление произвело то, как во время исполнения арии, предшествующей принятию яда, на лице артистки отразились все чувства ее героини: страх и сомнения постепенно сменяются храбростью, решительностью и стремлением отстоять свое право на счастье и выбор вопреки отеческой воле. Голос изначально нежный, серебристый, практически воздушный, приобретает жесткий, почти стальной оттенок.

Стремительно меняется в течение спектакля и Ромео (Георгий Фараджев, тенор). Сперва он охвачен мрачными предчувствиями, затем настроение младшего представителя рода Монтекки окрашивается в прекрасные цвета первой любви. На лице появляется счастливое, мечтательное выражение, одухотворенность и теплота. Все это мгновенно стирается в сцене массовых боев. Смерть лучшего друга – и вот уже от доброты главного героя не осталось и следа. Вместо света появляется мрак, спокойное сияние глаз сменяется тем самым яростным огнем, от которого лучше держаться подальше.
Голос певца, ассоциирующийся у меня с солнечной, теплой Италией, чутко передает душевное состояние персонажа, от беззаботной радости и безоблачного счастья до щемящей тоски, гнетущей душевной боли и неукротимой ярости. Чарующие трели, появляющиеся при общении Ромео с Джульеттой, в течение спектакля сменяются мотивом жестокого мстителя, а затем – страдальца, пожинающего плоды содеянного: вынужденного изгнанника и вдовца, еще совсем недавно бывшего мужем.

Один из самых ярких, зрелищных «диалогов» спектакля – дуэль Меркуцио (лауреат Международных конкурсов Илья Кузьмин, баритон) и Тибальда (лауреат Международных конкурсов Вениамин Егоров, тенор). Жестокая схватка между ними основана на чести: первый хочет отомстить за оскорбление, нанесенное другу, второй – смыть позор со своего рода.
Оба артиста создают образы аристократов, ставших заложниками собственных понятий и определенного воспитания. Агрессия и принципиальность здесь сосуществуют с верностью своим принципам и идеалам. Особое эстетическое удовольствие доставляет их поединок, полный изящества и элегантности – в лучших традициях мушкетеров и гардемаринов.
Меркуцио в начале спектакля ироничен, насмешлив и весел, в глазах горят озорные «чертики». С течением действия они уже мечут громовые молнии. И вот уже перед нами персонаж-воплощение разбушевавшейся стихии, от которого лучше держаться подальше. Тибальд, напротив, сразу демонстрирует агрессивный настрой.

Еще один «диалог» внутри оперы – единственный образ в амплуа травести. Юный паж Стефано (лауреат Международного конкурса Виктория Яровая, меццо-сопрано), с одной стороны – воплощение мальчишеской дерзости, развязности, даже легкого нахальства, а с другой – женской хитрости, загадочности, кокетства и обаяния.

Граф Капулетти (лауреат Международного конкурса Дмитрий Орлов, бас), глава одного из враждующих кланов – настоящий лидер, умеющий произносить речи не только радушно, но и торжественно. Приветствие гостей бала и оплакивание покойного племянника напоминают произнесение клятвы или гимна.
Совсем другим этот персонаж становится в самый тяжелый момент своей жизни – в минуту смерти единственной и горячо любимой дочери. Нечеловеческим усилием он бросает стоящий на соборной площади огромный крест, затем подходит к бездыханной Джульетте и обнимает. В последний раз. Такая сцена буквально пробирает до слез. До дрожи.

Отец Лоренцо (лауреат Международных конкурсов Виталий Ефанов, бас) тоже становится предметом «диалога», ведь перед нами – святой отец, занимающийся научной деятельностью, в том числе алхимией (откуда бы иначе взялось «спасительное» средство для Джульетты?). А верит он не столько в Бога, сколько в Знание.

Герцог веронский Эскал (лауреат Международного конкурса Михаил Первушин, бас) – Закон, Сила, Власть, Могущество и Справедливость во плоти. Именно в его задачу входит принятие судьбоносных для города и его населения решений. К сожалению, покончить с многолетней враждой одним волевым решением правителя невозможно.

Гертруда (Заслуженная артистка Удмуртии Александра Саульская-Шулятьева, меццо-сопрано), кормилица Джульетты в концепции «диалога» предстает, с одной стороны, верным другом и помощником своей юной госпожи, а с другой – жертвой постоянных насмешек веронцев разных семей и поколений. Впрочем, второе не мешает ей выполнять свой долг и осуществить заветное желание молоденькой графини.

Свой вклад внесли и исполнители небольших партий: дерзкий, агрессивный слуга Капулетти Грегорио (Александр Попов, баритон), очень легко поддающийся на разного рода провокации, и злополучный жених Джульетты граф Парис (Александр Мартынов, баритон).

Артисты хора вышли на сцену в образах гостей на балу в честь дня рождения Джульетты и ее несостоявшейся свадьбы, а также обитателей враждующих домов Монтекки и Капулетти. Сперва сторонние наблюдатели, затем они все более активно включаются в действие: танцуют и беспечно веселятся на празднике, и в завершение сходятся друг с другом в фехтовальных поединках. В результате мы видим, как беззаботное, счастливое торжество молодости и красоты превращается в массовое побоище, в карнавал на крови.

Вот такие «диалоги» мне удалось найти в спектакле «Ромео и Джульетта», неизменно оставляющем ощущение света, душевной чистоты, теплоты и творческого подъема, даже несмотря на трагическую развязку. Это тот случай, когда, прекрасно зная, чем все закончится, зритель надеется на то, что, возможно, произойдет какое-нибудь чудо и все изменит к лучшему. Ведь в дни Святок всякое возможно!

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц
еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр