интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Садко" Дмитрия Бертмана: три мира и две любви одного былинного героя

 
 
 

"Садко" Дмитрия Бертмана: три мира и две любви одного былинного героя

Автор: Ольга Пурчинская от 5-12-2015, 03:51, посмотрело: 1263

Н.А.Римский-Корсаков (1844 – 1908) рассказывал на языке музыки историю о русском гусляре Садко, описанную в былинах, в двух сочинениях. Сперва на свет появилась озаглавленная именем главного героя симфоническая поэма (1867), а затем – эпическая опера (1896) на либретто композитора в соавторстве с В.И.Бельским с таким же названием.

Судьба у нового произведения была непростая. Сначала художественный совет Мариинского театра (выбранного изначально местом первой постановки), а затем и лично император Николай II (чье слово, естественно, было решающим) сочли этот опус неподходящим для репертуара одной из самых главных музыкальных сцен Российской Империи. Автор тяжело переживал сложившиеся обстоятельства и совершенно не представлял, что в такой ситуации можно предпринять.

Спасительное решение композитору подсказал его друг и ученик, музыкальный критик С.Н.Кругликов (1851 – 1910). Он посоветовал Римскому-Корсакову поставить свое произведение на сцене Московской частной оперы С.И.Мамонтова, находившейся тогда в здании театра Солодовникова. Знаменитый меценат охотно взялся за дело, и первые зрители смогли увидеть этот сказочно-исторический опус 27 декабря 1987 года. Вскоре труппа из-за случившегося в здании на Большой Дмитровке пожара была вынуждена переехать в театр на Большой Никитской. Небольшой зал не позволил долго играть там, и коллектив перебрался в Петербургскую Консерваторию.

Спустя более, чем сто лет, вместивших в себя немало выдающихся событий, на Большой Никитской вновь звучит эпическая опера Н.А.Римского-Корсакова. 14 ноября 2015 года на сцене зала «Стравинский» недавно открывшего свои двери после длительной реконструкции исторического здания московского музыкального театра «Геликон-Опера», расположенного в старинной усадьбе Глебовых-Стрешневых-Шаховских, состоялась премьера спектакля «Садко», первая в 26-м сезоне. Мне удалось увидеть новинку немного позже - 2 декабря. Режиссер-постановщик – Народный артист России Дмитрий Бертман, дирижер-постановщик – Народный артист России Владимир Понькин.

По словам Дмитрия Бертмана, для него в этом произведении «Римский-Корсаков раскрывается как философ. Подобно Вагнеру, он создает три мира: мир реальный, мир подводный – в значении тайный мир подсознания – и мир небесный, который находится над всеми этими мирами. Именно он возвращает Садко к самому ценному, что у него есть – семье. Эта ценность важнее политики и всех идей, даже самых прогрессивных. Подвиги должны совершаться во имя самых близких людей, а не во имя лозунгов и амбиций».

Симфонический оркестр театра «Геликон-Опера» под управлением Валерия Кирьянова на протяжении всего действа погружал публику в волшебный мир подсознания заглавного персонажа, контрастирующий с народно-бытовыми мотивами. Чарующе-потусторонние мелодии обитателей дна морского гармонично перекликаются с абсолютно «земными» песнями веселящегося люда и криками лебедей.

Художники-постановщики Игорь Нежный (Заслуженный художник России) и Наталья Тулубьева (Заслуженный художник России) создали на сцене старинный город, чей фрагмент напоминает интерьер зала «Стравинский» в миниатюре. В массовых сценах порой создавалось ощущение, что все происходящее – зеркальное отражение действительности. Новгород сменяется Ильмень-озером, а накрытые столы – лодкой, в которой герой совершит сказочное путешествие в отдаленные глубины своего подсознания и, в конечном итоге, определит главные жизненные ценности, верно расставит важные приоритеты.

Особое место в спектакле занимают уникальные видеопроекции. Художник видеоконтента Владимир Алексеев превратил постановку в настоящую сказку. Словно по волшебству, на озере появлялись огни, а затем за одно мгновение мы все оказались на несколько минут в подводном царстве, наблюдая за происходящим, как завороженные. Возвращение в земной мир было столь же внезапным и сиюминутным. Иногда «живые» декорации превращались в грозу. Разбушевавшаяся стихия, похоже, отражала настроение героя, ведь, как мы помним, вся магия и мистика – элементы его подсознания.

"Садко" Дмитрия Бертмана: три мира и две любви одного былинного героя…Итак, что же мы видим, едва поднимается занавес? Ведь постановка далека от общепринятых стандартов и начисто лишена каких-либо штампов и клише.
Два мира Садко. Один – реальный, в котором он живет, где зарабатывает себе на жизнь. Правда, достаток этот весьма скромен, а общество, в коем молодому гусляру приходится вращаться, не принимает его. Дома героя (Алексей Косарев, тенор) ждут жена Любава Буслаевна (Народная артистка России Елена Ионова, меццо-сопрано) и трое маленьких детей. Душа же ищет чего-то другого.
Вот и отправляется романтик, крайне неудовлетворенный окружающей действительностью, в глубокие миры своего подсознания. И путешествие это приводит его в вотчину царя Океана-Моря (Дмитрий Скориков, бас), его прекрасной супруги Царицы-Водяницы (солистка балета Ксения Лисанская) и их дочерей, младшая из которых – царевна Волхова (Анна Пегова, сопрано) – пришлась герою по сердцу.
Но прежде, чем попасть в волшебный мир, Садко встречается с приехавшими в Новгород отечественными и заморскими купцами. Спор о тайных сокровищах, живущих на глубине Ильмень-озера, принесший гусляру несметные богатства, очень напоминает дипломатическую конференцию (или круглый стол) на высшем уровне. Среди его участников – колоритные варяжский (Заслуженный артист России Сергей Топтыгин, баритон), индийский (Александр Клевич, тенор) и веденецкий (Константин Бржинский, баритон) гости, рассказывающие о невероятных красотах своих родных земель.
А что же дальше? Получив несметные богатства и совершив путешествие в мир собственного подсознания, герой, подобно великим философам, достигнет высшего блага – самопознания, и с этим бесценным «багажом» сможет продолжать свою реальную, земную жизнь.

Образы героев, созданные солистами театра «Геликон-Опера», несколько отличаются от традиционных, классических, привычных. В контексте яркой постановки с необычной режиссерской концепцией новое прочтение знакомых персонажей, их мыслей, чувств и поступков – явление естественное и совершенно необходимое.

"Садко" Дмитрия Бертмана: три мира и две любви одного былинного герояГусляр Садко в исполнении Алексея Косарева предстает воплощением силы и мужества – истинный русский богатырь! Как герой эпохи романтизма, он крайне неудовлетворен окружающей действительностью, а забвения ищет у «зеленого змия» - своего проводника в богатый, практически безграничный мир собственного подсознания. Свободная рубаха, мягко говоря, не соответствующая торжественным обстановкам пиров, словно подчеркивает несколько оппозиционные настроения заглавного персонажа.
Голос певца, мелодичный, звонкий, певучий, в сочетании с гуслями создает гармоничный ансамбль, таящий в себе образы не только лирические, трепетные и нежные, но и серьезные, исполненные глубокого внутреннего драматизма.

«Земная» любовь Садко – его жена и мать троих детей. В исполнении Елены Ионовой Любава Буслаевна – сильная русская женщина, хранительница домашнего очага. Бытовые проблемы не лишили ее одухотворенности и возвышенности. Как и прежде, героиня мечтает о счастливой жизни, возможной лишь с любимым мужем.
Голос певицы, глубокий, насыщенный, терпкий, пряный, теплый, рисует образ влюбленной жены, обладающей сильным характером и готовой отстаивать свое право на счастье.

«Мифическая» любовь героя, рожденная в бескрайних глубинах его подсознания – Волхова, дочь морского царя. В исполнении Анны Пеговой юная царевна – прозрачная, хрупкая, нежная. Ее дивный, чарующий голос буквально завораживает. Таинственное, словно потустороннее звучание напоминает прекрасную фею из волшебной сказки. И длинные, струящиеся одежды, обволакивающие героиню, словно волны, усиливают этот фантастический эффект.

"Садко" Дмитрия Бертмана: три мира и две любви одного былинного герояЯркими и самобытными предстали три заморских торговых гостя – варяжский (Сергей Топтыгин), индийский (Александр Клевич) и веденецкий (Константин Бржинский). Официально-торжественный вид, подчеркнуто галантное поведение и искреннее восхищение красотами своих родных краев, полное своеобразной прелести и национального колорита, делает описанную выше сцену, напоминающую официальный прием или «круглый стол», одним из самых зрелищных эпизодов спектакля, наполненных скрытым смыслом.

Не менее сильное впечатление произвела сцена, разворачивающаяся на дне морском. В глубины океана погрузились не только герои спектакля, но и все зрители: в окнах зала «Стравинский» отразились волны, скрывшие нас под собой. Каждый подводный житель – морской царь Океан-Море (Дмитрий Скориков), его жена Царица-Водяница (Ксения Лисанская), их дочери, королевская свита и волшебные существа, – облаченный в блестящие голубые одежды, будоражил воображение фантастическими плясками и чарующими песнями.
Венец всему этому великолепию – морская царица. Особая, «подводная» пластика Ксении Лисанской, ее величественный, словно завораживающий танец делали прекрасные картины, рисующиеся на глазах публики в подсознании Садко, фантастически-естественными и чарующе-обвораживающими. После такого сна и просыпаться-то не охота!

Еще одно волшебное, мистическое явление – голос Николая Чудотворца (Заслуженный артист России Андрей Вылегжанин, баритон), раздающийся с небес и буквально возвращающий Садко на путь истинный.
Мощный голос певца похож на раскаты грома. Каждая фраза, каждое слово буквально впечатывается в память, оставляя там глубокий след. Может быть, именно это мистически-естественное явление – разбушевавшаяся стихия – вычертило четкую границу между сказкой и былью?

Не остались незамеченными и исполнители небольших партий – старшина и воевода Фома Назарьич (Дмитрий Хромов, тенор), настоятель Лука Зиновьич (Михаил Никаноров, баритон), скоморошины удалые Дуда (Дмитрий Овчинников, бас) и Сопель (Владимир Болотин, тенор), гусляр из Киева Нежата (Далер Назаров) и трое очаровательных малышей (Матвей Букланов, Лев Казьмин и Софья Неверова), дети Садко и Любавы

Артисты хора предстали в образах новгородского люда, скоморохов, водяных девиц и свиты Морского царя. Их участие в массовых сценах создало эффект мощности, значительности, подчеркнуло эпически-героический характер произведения и его сказочную, неземную составляющую, добавило в спектакль яркую, незабываемую хореографию.

…Сильные чувства или глубокие образы родом из подсознания? Романтическая оппозиция или последствия общения с «зеленым змием»? Сказка или быль? Вымысел или история? Каждый зритель увидит в опере «Садко» в театре Геликон-Опера что-то свое, воспримет постановку по-особому. И уж точно не останется равнодушным!

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц

еще фотографии

Категория: Театр » Музыкальный театр