интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Опера-былина или семейная мелодрама? – Премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова в театре Геликон-опера

 
 
 

Опера-былина или семейная мелодрама? – Премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова в театре Геликон-опера

Автор: Екатерина Шапинская от 16-11-2015, 03:47, посмотрело: 1316

Опера-былина или семейная мелодрама? – Премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова в театре Геликон-операОткрытие возрожденного здания Геликон-оперы и первая премьера – опера Н.А.Римского-Корсакова «Садко» - сами по себе важные события в музыкальной жизни нашей столицы. Отдав должное роскоши оформления театра и сцены, великолепным интерьерам, необычному оформлению зрительного зала, обратимся к постановке «Садко» - оперы-былины, оперы эпической.

Опера-былина или семейная мелодрама? – Премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова в театре Геликон-операКак известно, премьера «Садко» состоялась на сцене Московской частной оперы С.И. Мамонтова 7 января 1898 года и прошла с большим успехом. «Садко» во многом отражает интерес русского общества того времени к своим историческим корням, к народному эпосу, сказкам, фольклору. Сюжет основан на новгородской былине XI—XII века, но дополнен и расцвечен сказочными элементами и персонажами, представляющими силы природы, еще столь близкие недавнему язычеству. Два мира – старый, древний мир одушевленных сил природы (Морской Царь, Волхова, все персонажи подводного царства) соседствует с новым миром христианской культуры и, в конце, неизбежно уступает ему. Растекается речкой нежная царевна Волхова, укрощен морской царь – а по реке Волхов входят в Новгород корабли «гусляра Садка», объездившего все моря, привезшего несметные богатства «во славу Новгорода». Таков сюжет оперы, так ее и ставили в «традиционную» эпоху соблюдения оперных условностей и следования либретто.

В постановке Дмитрия Бертмана весь смысл оперы совершенно изменен. Признавая вполне право режиссера на субъективное видение сюжета и трактовку персонажей, все же нельзя не удивиться некоторым моментам в этой великолепной с музыкальной точки зрения и интересной по визуальному решению интерпретации. Гусляр Садко предстает молодым человеком очень непрезентабельного (особенно для пира) вида, который имеет явную склонность к «винопитию» , в результате чего у него возникают сонные видения в виде прекрасной царевны, странных персонажей морского царства и прочих фантазийных образов. Бедная его жена, замученная бытом, маленькими детьми и непутевым супругом, старается привести его в чувство, что совершенно невозможно, учитывая, видимо, степень похмелья. В сцене на пристани в Новгороде, с колоритными, выразительными, прекрасно поющими «торговыми гостями» Садко опять предстает в самом неприглядном виде. Знаменитая «Высота ль, высота ль поднебесная» исполняется подвыпившим гусляром, еле стоящим на ногах. Впрочем, и гусляра тоже нет, поскольку его условные «гусли» разбиты на пиру, и на берегу Ильмень-озера никак «заиграть не могут».
Здесь надо сказать, что с вокальной точки зрения Садко замечателен – звонкий тенор Игоря Морозова передает всё то, что опущено в визуальной трактовке, даже несмотря на совершенно непонятный костюм, который далеко не красит молодого певца. Движения и облик пьяницы-неудачника совершенно не соответствуют голосовой окраске, в которой есть и лиризм, и сила, и задумчивость.

Опера-былина или семейная мелодрама? – Премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова в театре Геликон-операВ постановке целиком выпущена пятая картина, которая очень важна для развития действия. В ней объясняется, как Садко попадает в морское царство, в ней показаны морские приключения «дружинушки хороброй», Сокол-корабль Садко, зовы влюбленной Волховы из морских глубин и жребий, вытянутый Садко, которому, чтобы спасти свои корабли, надо погрузиться в морскую бездну. Впрочем, в режиссерском прочтении Д.Бертмана, этой картине действительно нет места в постановке, поскольку вся история с кораблями, странствиями и приключениями на дне морском – лишь сон захмелевшего горе-гусляра. В итоге превратившаяся в речку Волхова – всего лишь мираж, а в реальности Садко будит жена, пришедшая искать его вместе с детьми, и не было никаких 12 лет странствий, никакой царевны и Сокол-корабля. Вместо этого любящая, несмотря ни на что, жена, дети, семейное счастье и радость избавления от Морского царя, который больше не будет топить корабли, о чем и оповещает хор.

Насколько такая постановка правомочна, судить не буду. Позволю себе высказать свое субъективное мнение об общей тенденции «принижения» героев классических произведений, сведение героического пафоса к бытовой мелодраме, и примеров этого несметное количество на всех сценах мира. Возможно, это своеобразный поворот к повседневности, столь видимый в культуре последних десятилетий в целом наряду с противоположным стремлением к фантазийному эскапизму. Возможно, это желание приблизить героев к нашим современникам и их проблемам. Тем не менее, мне, знающей и любящей эту оперу с детства, жаль, что стремление Садко «увидеть дальние края», его желание, чтобы «по простору земли пронеслася бы слава Новгорода», трансфомировано в бессвязные видения человека, не отрывающегося от бутыли (видимо, самогона). Жаль, что волшебные звуки музыки и песен «гусляра Садка», покорившие сердце морской царевны, остались лишь в музыке, Жаль, что ушел, видимо как неактуальный, Сокол-корабль… И все же замечательно, что эта опера поставлена, что есть театр, где возможности сцены и талант художника позволяют показать «иномирие», есть прекрасный хор и оркестр, есть великолепные исполнители, которые достойно представили эту замечательную русскую оперу.

Екатерина Шапинская

Категория: Театр » Музыкальный театр