интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » От античной "Энеиды" до оперы барокко "Дидона и Эней" в спектакле-фантазии "DIDO"

 
 
 

От античной "Энеиды" до оперы барокко "Дидона и Эней" в спектакле-фантазии "DIDO"

Автор: Ольга Пурчинская от 17-04-2015, 03:49, посмотрело: 1541

Одной темной, дождливой ночью 1689 года в Пансион благородных девиц в Челси приехал певец Генри Боуман. Артист, знаменитый как на Туманном Альбионе, так и за его пределами, привез с собой партитуру новой оперы «Дидона и Эней» своего современника и соотечественника Генри Перселла (1659 – 1695). Именно там, в помещениях престижного учебного заведения, и была впервые поставлена эта жемчужина британского барокко.

Вы никогда не задумывались, как именно происходил творческий процесс создания этого произведения? Какая атмосфера царила тогда как в самом Пансионе, так и в душах его воспитанниц, воспитателей, наставниц и прочих сотрудников?

Этими вопросами задалась Наталия Анастасьева-Лайнер, автор идеи и режиссер-постановщик уникального диптиха «DIDO», объединившего в себе несовместимые, на первый взгляд, части – Пролог к опере «Дидона и Эней» Майкла Наймана (р.1944) и саму оперу Генри Перселла. Впервые произведение прозвучало на сцене московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова под занавес прошлого сезона, 19 июня 2014 года и была принята не только зрителями, но и экспертами, в том числе музыкальными журналистами и критиками. Кроме того, спектакль номинирован на Российскую национальную театральную премию «Золотая маска» в пяти категориях.

14 апреля 2015 года оперный диптих «DIDO» исполнялся в рамках проходящего в эти дни в «Новой Опере» Фестиваля премьер. Также на представлении присутствовали члены жюри «Золотой маски». В спектакле-фантазии режиссер-постановщик Наталия Анастасьева-Лайнер (номинация в категории «Опера – работа режиссера») поведала авторскую версию того, как развивались события, приведшие более трех столетий назад к восходу яркой звезды на бескрайнем небосклоне музыкального театра.

Что же произошло со спокойной, размеренной, уважающей многолетние традиции жизнью обитательниц Пансиона благородных девиц по факту приезда знаменитого артиста? Как изменились традиционно строгое расписание, взаимоотношения между учащимися и психологический микроклимат внутри престижного учебного заведения? Еще недавно юные леди изучали на уроках латыни памятник античной литературы – «Энеиду» Вергилия и поражались неимоверно жестокой участи ее героев, а затем клялись друг другу в вечной дружбе. Всего одно – и они в одночасье забыли все это, отвергли светлые чувства и превратились в грубых, злобных завистниц, готовых поверить своим тайным мыслям, далеко не всегда отражающим истинную суть происходящего.

Причина резкому перепаду настроений благородных девиц и их наставниц – кастинг, который проводит Генри Боуман, совершенно точно исполняющий в опере партию Энея. На роль Дидоны нашлось много претенденток, но, естественно, выбор певца должен пасть лишь на одну из них. Кто бы ни была эта счастливица, для остальных она мгновенно станет изгоем, белой вороной. На нее все будут показывать пальцем и сочинять сплетни, значительно искажающие суть происходящего. Злятся абсолютно все – и те, кому достались роли ведьм, и те, кому придется примерить на себя образы фрейлин античной царицы.

Две эры – античность и барокко. Два места – Карфаген и Челси. Два композитора – Генри Перселл и Майкл Найман. Два века – XVII и XXI. Что может стать лучшим проводником в таком многоступенчатом путешествии во времени и пространстве? Конечно, музыка! Музыкальный руководитель и дирижер Дмитрий Волосников (номинация в категории «Опера – работа дирижера») становится настоящей путеводной звездой, ведущей симфонический оркестр театра «Новая Опера» по бескрайним морям и океанам мелодий разных исторических эпох, подаривших потомкам множество памятников искусства, неустанно открывающих всем желающим великое множество тайн.

Художник спектакля Юрий Хариков (номинация в категории «Работа художника в музыкальном театре») представляет зрителям два мира. Сперва - чинную обстановку Пансиона благородных девиц в Челси с его садом, классами и дортуарами. Затем – античный город Карфаген, переживший нашествие воинов священной Римской империи.

Сценография, реквизит и костюмы выполнены в четырех цветах – белом, черном, сером и красном. Чинные, закрытые, но в то же время изящные, кокетливые одеяния воспитанниц пансиона волшебным образом перевоплощаются в длинные, многослойные туники и тоги, носившиеся представителями всех социальных слоев времен античности.
Особенно впечатляет разнообразие головных уборов – неотъемлемой части образа жителя Туманного Альбиона любого возраста, пола и рода деятельности. В начале спектакля головы персонажей венчают оригинальные чепцы и цилиндры. В конце их сменят античные маски и шлемы.

Практически все артисты, занятые в спектакле, «примеряют» на себя по два образа – «лондонский», датированный 1689 годов, и «античный». Мысли и чувства, переживаемые персонажами в древнем Карфагене, искренние, натуральные и естественные. Напротив, лицемерием пропитаны взаимоотношения между воспитанницами Пансиона благородных девиц в Челси.

Тема любви главных героев - троянского полководца Энея (лауреат Международных конкурсов Илья Кузьмин, баритон) и царицы Карфагена Дидоны (Заслуженная артистка России Эльвира Хохлова, сопрано) – в эмоциональном плане подобна девятому валу. Сила высоких человеческих чувств пересекается здесь со страхом ожидания неотвратимо приближающейся беды, «сидевшем» у античных людей глубоко в подсознании. Словно разбушевавшаяся стихия, любовь завладевает буквально каждой клеточкой мифических персонажей, заставляя забыть их обо всем, возможно, даже пойти вразнобой со здравым смыслом.

Эльвира Хохлова из юной воспитанницы Пансиона мисс Дороти Берк эффектно перевоплотилась во властительницу Карфагена. Маленькую барышню, внезапно получившую главную роль в спектакле, тут же отвергают ее подруги. Однако на сцене расстроенная пансионерка появляется совсем другой – властной, сильной, величественной, твердо знающей, чего хочет и уверенной походкой идущей к своей цели.
Голос певицы тщательно прорисовывает каждую деталь в образе ее героини. Живые «портреты» нежной, светлой, печальной Дороти и волевой, полностью отдающейся тому, что в данный момент владеет ее мыслями и чувствами Дидоны возникают, даже если закрыть на минуту глаза.

Илья Кузьмин превращается из певца Генри Боумана в легендарного полководца Энея.
С глубоким внутренним драматизмом артист передает переживания британского музыканта эпохи барокко, вызванные несправедливыми обвинениями, слухами и клеветой. Отчаянное решение – бросить все и уехать! Но заиграла увертюра – пора на сцену! Вербальный монолог должен превратиться в пение!
Античный герой – совсем другой образ. Лирический баритон с его невероятной теплотой и красотой тембра в реальном времени создает рыцаря, влюбленного в прекрасную даму. Увы, но Эней не может полностью отдаться своим чувствам. Он вынужден подчиняться воле представителей высших сил и покинуть Карфаген. Острая боль и невыносимые страдания, поразившие душу полководца, ощущаются почти физически.

Джозайас Прист, директор Пансиона (лауреат Международного конкурса Евгений Ставинский, бас) – совсем уже не молодой человек. Любое движение стоит ему большого труда. Перемещается он при помощи хитроумной конструкции, но, когда думает, что его никто не видит, пытается оттачивать сложные хореографические элементы.
В спектакле-фантазии возможно все, поэтому он поет «Арию Духа Холода» из другого произведения Генри Перселла – оперы «Король Артур» (1691). Фантастическая мелодия с колючими, отрывистыми пассажами очень напоминает мелкие хлопья снега, буквально хлещущие по щекам и залетающие в глаза.

Не повезло на кастинге воспитанницам Пансиона Белинде Брайен (лауреат Международных конкурсов Ирина Костина, сопрано), Лауре Лайес (лауреат Международного конкурса Виктория Шевцова, сопрано) и Мэри Энджер (лауреат Международного конкурса Джульетта Аванесян, сопрано) – им достались роли фрейлин царицы, хотя мечтали они совсем о другом. В результате – разрыв некогда крепкой дружбы с Дороти Берк, сплетни и интриги. Репутации благородных девиц нанесен серьезный удар!

Не менее сильной оказалась обида Классной дамы (лауреат Международного конкурса Валерия Пфистер, меццо-сопрано) и двух Воспитательниц (лауреат Международных конкурсов Елена Митракова, сопрано и Татьяна Смирнова, сопрано): они должны сыграть Ведьм и Колдуний.
Тем не менее, именно этот триумвират оказался очень ярким, харизматичным и запоминающимся. Бесконечное обаяние и взрывной темперамент каждой певицы в отдельности и всей группы полностью вызвали симпатию по отношению к волшебным, таинственным и загадочным представительницам сил Зла. Пьянящие голоса в сочетании с горячей, завораживающей пляской (хореограф – Мариам Нагайчук-Эль Абдалла) воплотили успех, ставший следствием упорного движения к поставленной цели.

Садовник Пансиона Мастер Форкасл (Максим Остроухов, тенор) тоже попадает в спектакль. Исполнитель роли Моряка, он невольно становится грозным оружием в руках нечистой силы.

У каждого спектакля, да и вообще, у любого действа, разворачивающегося на сцене, есть режиссер, как бы банально это ни прозвучало. Всем, происходящим в театре «Новая Опера» имени Е.В.Колобова 14 апреля 2015 года, управлял волшебник – Дух (лауреат Международного конкурса Владимир Магомадов, контратенор). Взмахом руки он призывает оглушительные раскаты грома и ослепляющие вспышки молний. Этот персонаж без перерыва следит за всем, что происходит во время репетиций, порой внося свои коррективы в творческий процесс. Он становится настоящей рукой Судьбы в истории о Дидоне и Энее.
Есть в звучании голоса певца что-то загадочное, волшебное, неземное. Порой он буквально завораживает. В эпизоде, где Дух передает герою послание богов, он напоминает пение ангелов, проникающее, несмотря на легкость и прозрачность тембра, во все точки и уголки огромного пространства.

Артисты хора выходили на сцену в образах горничных, воспитанниц Пансиона, греков, троянцев и ведьм. Массовые сцены очень напоминают драматические действа античного театра. Часто они словно наблюдают за происходящим со стороны, независимо, по-трагедийному высоко комментируя все это для зрителей. Не удивительно, что спектакль завершается арией «With drooping wings ye cupids come» («Скорбя, поникли два крыла»), наполненной оттенками светлой грусти, скорби и печали.

Особое звучание симфоническому оркестру придают старинные инструменты – лютня (Олег Бойко) и клавесин (лауреат Международных конкурсов Наталья Казакова и дипломант Международных конкурсов Светлана Радугина). Каждая нота буквально обнажает накаленные до предела чувства персонажей, делая их взаимоотношения удивительно жизненными, что лишний раз доказывает: люди с течением времени не меняются.

Спектакль «DIDO» номинирован на премию «Золотая маска» еще в двух категориях: «Опера – спектакль» и «Работа композитора в музыкальном театре» (Майкл Найман).

Сценическая фантазия позволяет зрителям заглянуть в далекое прошлое и посмотреть, как, возможно, ставилась более трех столетий назад опера «Дидона и Эней». Что же произошло после премьеры? Об этом можно вести долгие и бурные дискуссии, но лучше просто насладиться прекрасным спектаклем, в котором объединились вымысел и реальность, творчество и сплетни, античность и барокко, классика и современность. Возможно, взаимное проникновение разных стилей и направлений в искусстве помогут создать новую эстетическую категорию?

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц

Категория: Театр » Музыкальный театр