интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Принцесса, полководец, рабыня – любовный треугольник в "египетском" шедевре Дж.Верди

 
 
 

Принцесса, полководец, рабыня – любовный треугольник в "египетском" шедевре Дж.Верди

Автор: Ольга Пурчинская от 25-03-2015, 02:05, посмотрело: 1145

«…а Верди написал «Аиду» по заказу! И – можете себе представить – ко дню открытия Суэцкого канала!...» Эта цитата из фильма Александра Ивановского «Антон Иванович сердится» - главная из легенд об одном из самых знаменитых произведений великого композитора. Другая гипотеза утверждает, что он получил заказ от египетского хедива Измаила-паши на создание оперы к открытию Каирского оперного театра.

Теперь перейдем к фактам. Впервые «Аида» (автор либретто – Антонио Гисланцони) была представлена на суд публики под занавес 1871 года и сразу же завоевала сердца зрителей. На протяжении без малого полутора столетий она является одной из самых любимых опер у людей во всем мире. Постановки этого произведения можно увидеть на многочисленных подмостках.

Не менее интересно слушать «Аиду» и в концертном исполнении. 22 марта 2015 года такую возможность получили зрители московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова (режиссер – Алексей Вэйро). Впрочем, назвать действо, развернувшееся в этот вечер, всего лишь «оперой в концертном исполнении» было бы не совсем правильным.

Внешний вид сцены с трибунами, колоннами, плитами и экраном с видеопроекциями создавал ощущение присутствия в египетском храме, на берегу Нила, в пещере. Каждая сцена – настоящий гимн, великое языческое таинство или сложные объяснения между людьми, которых разделяет не только социальное положение, но и разность языков, культур, нравов, обычаев и, как следствие – мировоззрения.

Путешествие во времени и пространстве, в результате которого зрители перенеслись из Москвы XXI века в Древний Египет, воюющий с Эфиопией, произошло благодаря симфоническому оркестру «Новой Оперы» под управлением Заслуженного артиста России Евгения Самойлова.

В основе сюжета лежит классический любовный треугольник, по разным углам которого разведены будущая властительница Египта, ее рабыня и полководец, познавший в течение истории как пьянящую сладость великой победы, так и сокрушительное поражение на другом «фронте». Драма трех героев разворачивается на фоне языческих суеверий, обрядов и стремительно развивающихся военных действий.

Аида, невольница, попавшая в плен к дочери могущественного фараона, скрывает свое истинное происхождение, что не удивительно. Ее высокий статус мог сослужить дурную службу во вражеском лагере.
Образ плененной дочери царя Эфиопии очень достоверно подан Мариной Нерабеевой (сопрано) В начале спектакля она выходит, слегка сгорбившись, с поджатыми плечами и склоненной головой. В голосе звучит мольба. После того, как выясняется, кто она на самом деле, героиня волшебным образом преображается. Во втором акте перед нами – сильная, волевая женщина, четко знающая, чего она хочет и твердо идущая к достижению своей цели. Интонации становятся совсем иными, характерными для госпожи, а не для служанки.

Противостоит ей Амнерис, дочь египетского фараона. В исполнении Анны Викторовой (лауреат Международных конкурсов, меццо-сопрано) она предстает яркой и величественной. Но первый же ее выход показывает, что царица сама находится во власти своих чувств. Любовь, страсть, ревность, отчаяние, жажда мести и ненависть к сопернице буквально разрывают ее душу на части.
Красивый, словно завораживающий тембр голоса певицы в сочетании со взрывным темпераментом ее героини превратили каждое ее появление на сцене в искрящийся фейерверк, не уступающий по силе воздействия качественному драматическому киносюжету.

Постоянные столкновения героинь построены на контрасте. Жесткая, гордая, властная, принципиальная, бескомпромиссная Амнерис и жестоко страдающая, морально надломленная, пребывающая в состоянии глубокого душевного смятения Аида, находятся, как и их народы, в состоянии войны. Только, в отличие от своих подданных, сражаются они за особый «трофей».

Причина конфликта двух царственных особ – полководец Радамес. В трактовке Михаила Губского (Заслуженный артист России, тенор) этот персонаж – бравый, отважный воин, человек, способный повести за собой огромное войско и одержать победу. Он несколько тщеславен, музыка гимнов и од явно услаждает его слух не меньше, чем голос дамы сердца.
Между тем, не одно лишь желание славы движет Радамесом. Он мечтает о счастливой жизни со своей любимой, которую хочет освободить из рабства. Но могущественные боги (точнее, их наместники на земле) распорядились судьбой героев иначе.
Мысли об Аиде придают голосу нежные, чарующие, завораживающие интонации. При общении же с Амнерис герой остается спокойным, не выражающим никаких эмоций.

Кто главный человек для религиозных египтян? Конечно же, верховный жрец Рамфис. В исполнении Владимира Кудашева (Заслуженный артист России, бас) главный священнослужитель страны – мудрец, дающий фараону советы, помогающие поддерживать спокойный микроклимат внутри государства. Он же – вершитель судеб народа в общем и каждого отдельно взятого человека в частности.
Голос певца обладает завораживающим, практически гипнотическим воздействием. Наиболее ярко и мощно он звучит в массовых сценах. Монологи его подобны раскатам грома или неустанно движущемуся водопаду. В общем, стихия на пике своей силы – воплощение вершителя человеческих судеб.

Сам царь Египта (Андрей Фетисов, бас) полностью доверяет наместнику высших сил, возможно, главному правителю древнего государства, точнее, «серому кардиналу».

Один из самых таинственных персонажей – пленный отец Аиды. Сумев скрыть свое происхождение, Амонасро спасает свою жизнь, но навсегда теряет свободу.
В исполнении Игоря Головатенко (лауреат Международных конкурсов, баритон) царь Эфиопии во время тайной беседы с дочерью преображается из заботливого, местами нежного родителя в жестокого властителя, агрессивного, извергающего проклятия, словно внезапно проснувшийся вулкан. Доверительные, печальные интонации постепенно приобретают враждебный, провокационно-воинственный оттенок.
Разговор Аиды с Амонасро проходит на берегу Нила. Голос отца в кульминационный момент становится похож на раскаты грома, бушующего на великой реке. Внутри плененного царя разыгралась самая настоящая гроза, что может дорого обойтись вражескому народу.

Не остались незамеченными и исполнители небольших партий: о непростых временах, наставших для Египта, фараону сообщает гонец (Дмитрий Бобров, тенор), а приготовления к военному походу проходят при неустанных молитвах под предводительством юной жрицы (лауреат Международного конкурса Джульетта Аванесян, сопрано).

Артисты хора предстали в образах жрецов, придворных, солдат, слуг, рабов, пленных эфиопов и представителей египетского народа. Их участие в массовых сценах избрания Радамеса полководцем, триумфального возвращения войска и суда придавало этим эпизодам ощущение единства нации и несгибаемой силы духа, столь необходимых в условиях любой войны, как «горячей», так и «холодной». Торжественность на грани с пафосом, яркость и праздничность ритуалов и церемоний роднит эти моменты оперы с гимнами и одами.

Безостановочно бушующие страсти, бездонно глубокие чувства, темпераментные мелодии, одиночество души и безграничная сила характера. Классический любовный треугольник, находящийся в центре внешнеполитического конфликта. Яркие, цельные образы и невероятная сила веры в могущество высших сил и их наместников на земле.

События, стремительно развивающиеся в опере «Аида», если и происходили на самом деле, имели место много тысячелетий назад, задолго до новой эры. Но с течением времени драматургия межличностных взаимоотношений не претерпела серьезных изменений. Проходят века, сменяются эпохи и политические режимы, а люди остаются такими же, какими были на этапе зарождения цивилизации.

Масштабная, панорамная опера Дж.Верди будет актуальна всегда, завораживая публику как музыкальным материалом, так и своей драматургией, с одной стороны фантастической, а с другой – невероятно реалистичной. Та гамма чувств, которая одолевает на протяжении произведения его центральных персонажей, может проиграться в жизни каждого человека. И не важно, где, когда и как он живет.

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц

Категория: Театр » Музыкальный театр