интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Вокальные перекрестки" И.К.Архиповой и П.И.Чайковского в концерте Алексея Богданчикова

 
 
 

"Вокальные перекрестки" И.К.Архиповой и П.И.Чайковского в концерте Алексея Богданчикова

Автор: Ольга Пурчинская от 10-02-2015, 05:22, посмотрело: 1006

Романсы и песни – удивительные произведения. Каждое такое сочинение относится к камерным страницам музыкальной литературы. Без преувеличения, это – целая жизнь или история, которую нужно рассказать всего за несколько минут. Инструментов, ведущих повествование, всего два – голос и фортепиано (рояль). Их параллельное звучание (которое, в конце концов, пересечется и сольется в единое целое) поможет слушателю почти мгновенно уловить все составляющие сюжета – завязку, развитие, кульминацию и развязку, - и понять суть происходящего.

Народная артистка СССР Ирина Константинова Архипова (1925 – 2010), легендарная оперная певица (меццо-сопрано) была одной из тех уникальных исполнительниц, которая одинаково блестяще могла петь как симфонические вокальные произведения, так и камерные.

В 2015 году великой Примадонне исполнилось бы 90 лет. Знаковой дате посвятил второй фестиваль камерной музыки «Вокальные перекрестки», проходящий в Зеркальном фойе московского театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова, его автор - лауреат Премии города Москвы, лауреат Премии «Национальное достояние» и лауреат Премии Фонда Ирины Архиповой Дмитрий Сибирцев.

8 февраля состоялся второй концерт этого своеобразного цикла, в котором принимают участие солисты, объединенные одним типом голоса – баритоном (а именно он был любимым тембром И.К.Архиповой). В этот вечер лауреат Международных конкурсов Алексей Богданчиков исполнял романсы П.И.Чайковского (1840 – 1893). Выбор репертуара неслучаен: в 2015 году великому композитору исполняется 175 лет. Глубокое погружение в мир камерной музыкальной лирики публике помог совершить ведущий концерта Михаил Сегельман.

Романсовое творчество великого композитора самобытно и разнообразно. Это проявляется как в широчайшем выборе поэтического материала (среди его соавторов – А.К.Толстой, А.Н.Плещеев, Л.А.Мей, А.Н.Апухтин, Д.М.Ратгауз и др.), так и в палитре жанров (основу камерного творчества П.И.Чайковского составляют классические, «городские», т.е.бытовые произведения, а также серьезно на него повлиявшая музыка Западной Европы, в наибольшей степени – шедевры немецкого романтика Роберта Шумана).

Вокальные миниатюры один из символов русского музыкального искусства всех времен создавал в течение всей своей творческой биографии. Всего им было написано более сотни романсов, многие из которых объединены в циклы-опусы. Нежная, чувственная лирика тонко переплетается здесь с насыщенным эмоциями, страстями и сильными чувствами драматизмом. Глубина переживаний, душевных мук и терзаний каждого героя порой заставляет забыть, что это – камерный шедевр, а не фрагмент оперы.

В рамках концерта 8 февраля Алексей Богданчиков и Дмитрий Сибирцев исполнили двадцать произведений, написанных П.И.Чайковским на разных этапах его творчества. Каждый номер – сокровенный диалог баритона и фортепиано. Об окружающем мире и о такой разной любви – к волшебной русской природе; к таинственной, загадочной Прекрасной Даме; к Родине.

Программа вечера составлена таким образом, что романсы идут не в хронологической последовательности. Тем не менее, встречались разные составляющие одного цикла. Так, в первом отделении прозвучало четыре фрагмента опуса 6 (1869): «Слеза дрожит…» на стихи А.К.Толстого, «Нет, только тот, кто знал…» (текст Л.А.Мея, из И.Г.Гете), «Отчего?...» (стихи Л.А.Мея, из Г.Гейне) и «Ни слова, о друг мой…» (слова А.Н.Плещеева, из М.Гартмана).
В основе эмоциональной окраски каждого из этих произведений лежит светлая грусть, тоска о покинувшем счастье. По жанровой принадлежности их можно отнести к элегии: здесь выражается глубокая печаль, настраивающая на раздумье с глубоким философским подтекстом. Щемящее чувство острой душевной боли, смятения и гнетущей тоски стремительно вырывается из груди героя эпохи Романтизма, дополненное плавными звуками чарующей мелодии.

Один из самых элегантных, по-итальянски теплых и солнечных циклов – опус 38 (1878). Алексей Богданчиков и Дмитрий Сибирцев исполнили романсы «То было раннею весной…» и «Средь шумного бала», а также «Серенаду Дон Жуана» (текст А.К.Толстого) и флорентийскую песню «Pimpinella».
Героев этих произведений буквально переполняет прекрасное, сильное, искреннее, всепоглощающее чувство любви. И неважно, где оно «накрыло» пылкого юношу – в огромном зале, среди нарядно одетой толпы или в пленительной, жаркой природе солнечных Италии и Испании. Главное – пыл, страсть, восторг и счастье, сменяющееся некоторым смятением и переживаниями. А это – непременные спутники беззаботной, светлой, чистой юности.

Внутренним драматизмом и сожалениями о безвозвратно ушедшем прошлом наполнены фрагменты опуса 60 (1886), относящегося к поздним этапам творчества П.И.Чайковского. В программе концерта прозвучали романсы «Ночи безумные» на стихи А.Н.Апухтина, «Соловей» (текст А.С.Пушкина) и монолог для баритона «Подвиг» (слова А.С.Хомякова).
В основе этих произведений – угнетающая, всепоглощающая тоска и грусть от того, что уже нельзя вернуть. Невеселые мысли словно обостряются в тишине и спокойствии ночи.

Светом и любовью к прекрасной русской природе наполнены камерные шедевры из опуса 47 – «День ли царит…» (стихи А.Н.Апухтина) и «Благословлю вас, леса…» (слова А.К.Толстого).
Ода прекрасным человеческим чувствам – с одной стороны и красочное полотно человеческого мировоззрения, в основе которого лежит восхищение фантастической русской природы – с другой. А вместе – вокальное воплощение юной души, свежей, как морозный воздух и чистой, как вода в живительном источнике.

Последний цикл романсов – опус 73 (1893) – П.И.Чайковский создал незадолго до смерти. В программе концерта финальный этап творчества композитора был представлен такими произведениями, как «Снова, как прежде, один…» и «Мы сидели с тобой…» (текст Д.М.Ратгауза).
Здесь отображение находит целый спектр мыслей, чувств и настроений – боль, печаль, страдание, разлука, любовь и ностальгия.

По-настоящему царское произведение – романс «Растворил я окно» из опуса 63 (1885), стихи к которому написал Великий Князь К.К.Романов.
Герой этого сочинения любуется прекрасной весенней ночью, наполненной восхитительным ароматом сирени и чарующим пением соловья. Романтик, он находится вдали от дома и тоскует о своей прекрасной Родине.

Очень высокий градус драматического накала наблюдается в опусе 57 (1884). В исполнении Алексея Богданчикова и Дмитрия Сибирцева прозвучали романсы «Скажи, что в тени ветвей…» (текст В.А.Соллогуба) и «На нивы желтые…» (слова А.К.Толстого).
При помощи средств музыкальной выразительности композитор придает прекрасным пейзажам почти зловещий, угрожающе-таинственный оттенок. А, может быть, это – признак надвигающегося буйства стихии? Или глубокая депрессия автора?

Вокальная миниатюра «Хотел бы в единое слово…» (текст Л.А.Мея, из Г.Гейне) – пылкое обращение героя к возлюбленной, которая сейчас от него далеко. Послание свое он намерен передать при помощи ветра. Действительно, мелодия в определенный момент становится очень похожей на порывистое движение воздуха, которое, возможно, сослужит молодому человеку добрую службу. А, может быть, все произойдет с точностью до наоборот, как в небезызвестной пьесе У.Шекспира.

Небольшая, но очень глубокая психологическая драма открывается взору и слуху при помощи романса «Примирение», созданного на стихи Н.Ф.Щербины (опус 25). Это – монолог героя, обращенный к собственному сердцу. Также этот цикл был представлен миниатюрой «Страшная минута» (слова П.И.Чайковского).

Романс – камерное произведение для голоса и фортепиано. Многие из произведений, прозвучавших во второй вечер фестиваля «Вокальные перекрестки», мне довелось услышать в Зеркальном фойе театра «Новая Опера» несколько недель назад. Тогда их пели солисты с разными типами голоса – тенора, баритоны, бас, сопрано и меццо-сопрано. Насколько же сильно отличается уже, казалось бы, знакомая мелодия, когда за нее «берется» новый исполнитель!

Голос Алексея Богданчикова – прекрасное сочетание мягкого, «бархатного» низа, от которого на душе мгновенно становится тепло, легко и уютно, и яркого, искрящегося, звонкого верха, вызывающего чувство, близкое к эйфории.

Актерское мастерство певца позволяет ему мгновенно перевоплощаться, постоянно создавая образы, каждый из которых разительно отличается от предыдущего. То беззаботный, счастливый юноша, едва познавший радость первой любви, то опытный человек, испытавший немало разочарований и настроенный на философский, созерцательный лад. Сперва перед нами возникает пылкий, страстный Дон Жуан, а затем – герой, словно загипнотизированный таинственной, манящей красотой ночи.

В рамках второго вечера фестиваля «Вокальные перекрестки» Дмитрий Сибирцев создал фортепианные образы прекрасных лугов, лесов, полей, рек, морей, гор, гроз, бурь и журчащих ручейков. Уютных камерных комнат и огромных залов, полных танцующих людей, разряженных в пух и прах. Ветра, который должен был доставить девушке слова ее возлюбленного, находящегося на дальнем расстоянии. Сердца, с которым вел беседу один из героев…

И вновь на глазах зрителей, посетивших 8 февраля 2015 года театр «Новая Опера» имени Е.В.Колобова, произошло чудесное единение голоса и музыки. Баритона и Рояля. А завершился вечер неожиданным для заявленной программы, но от этого не менее интересным фрагментом из испанской сарсуэлы.

Ольга Пурчинская

Фотографии Марины Айриянц

Категория: Театр » Музыкальный театр