интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » Любовь, ревность и смерть в оперном диптихе XIX века

 
 
 

Любовь, ревность и смерть в оперном диптихе XIX века

Автор: Ольга Пурчинская от 13-12-2014, 05:12, посмотрело: 1004

Опера – искусство синтетическое, музыка и драматургия здесь связаны неразрывно, словно сиамские близнецы. Герои всецело отдаются своим мыслям и чувствам, их эмоции настоящие, искренние. Любовь и ненависть, верность и предательство, счастье и горе, беспечность и задумчивость, проживаемые персонажами, столь же ярки и незабываемы, как великие мелодии, наглядно иллюстрирующие широчайший спектр настроений.

Динамичный, стремительно развивающийся сюжет и яркие, страстные персонажи. Обрамленные в малую музыкальную форму, эти характеристики проносятся по залу оперного театра подобно комете, стремительно пересекающей небосвод. Рабы всепоглощающих, испепеляющих чувств, действующие лица держат зрителей в напряжении вплоть до драматичной развязки.

Таковы две знаменитые истории, появившиеся в мировой оперной литературе в конце XIX века – «Сельская честь» («Cavalleria rusticana», 1890) Пьетро Масканьи (1863 – 1945), либретто Гвидо Менаши и Джованни Тарджони-Тоццетти на основе одноименной пьесы Джованни Верги, и «Паяцы» («Pagliacci», 1892) Руджеро Леонкавалло (1857 – 1919). Оба произведения музыкальные историки относят к направлению веризм – они основаны на реальных событиях. Среди их характерных черт – открытые страсти и мрачные, драматически накаленные и стремительно развивающиеся истории из жизни простого народа (низших слоев общества).

Очень часто эти два произведения исполняются в течение одного вечера. Так случилось и 11 декабря 2014 года в московском театре «Новая Опера» имени Е.В.Колобова. В этот вечер каждый зритель мог почувствовать себя и режиссером, и сценографом, и художником по костюмам, поскольку это были концертные версии опусов без ярко выраженных мизансцен и специфических музыкальных редакций (например, существенных сокращений в партитурах). Только солисты, хор, оркестр и дирижер. И великая музыка, искусно оттеняющая и гармонично дополняющая разгорающиеся с невероятной скоростью горячие итальянские страсти.

Первое отделение – «Сельская честь».

Взмах дирижерской палочки Валерия Крицкова – и из морозной, предновогодней Москвы публика отправляется в далекое путешествие во времени и пространстве. Под волшебные звуки увертюры мы переносимся в небольшую итальянскую деревню конца XIX века. Погожим весенним деньком люди готовятся встретить светлый праздник Пасхи. Сперва музыка светлая, нежная, она подобна юной листве, только раскрывшимся бутонам прекрасных ароматных цветов. Но радостное, одухотворенное начало вскоре сменяется нарастающим драматизмом. В зловещих, угрожающих мотивах улавливается все настойчивее стучащееся во все двери поселения чувство неотвратимо приближающейся беды. Знамение того, что у этих людей светлое Христово воскресенье не будет счастливым.

Сюжет оперы «Сельская честь» якобы навеян авторам либретто исторически достоверными событиями. Молодой солдат Турриду (Заслуженный артист России Михаил Губский, тенор) возвращается из армии и обнаруживает, что его возлюбленная Лола (Заслуженная артистка России Ирина Ромишевская, меццо-сопрано) не дождалась его и вышла замуж за извозчика Альфио (Андрей Бреус, баритон). Чтобы воспрянуть духом, он вступает в новые отношения с Сантуццей (Елена Поповская, сопрано). Все перипетии разворачиваются внутри четырехугольника, во главе каждого из углов которого стоит по одному персонажу. Ситуация все сильнее запутывается с каждой секундой, и, когда она накаляется добела, выход из нее возможен лишь один.

Яркое, эмоциональное исполнение каждой партии заставило меня забыть о том, что я присутствую на концертном исполнении оперы. С самого начала казалось, что на сцене разворачивается стремительное действо. Все герои – индивидуальности, на которых хотелось бы остановиться отдельно.

Сантуцца в исполнении Елены Поповской – героиня, оказавшаяся в тяжелом положении уже в самом начале истории. Она сильна не только в вокальном, но и в эмоциональном плане. Спектр чувств, испытываемых молодой девушкой в течение оперы, весьма широк. Если попробовать предельно кратко его описать, то получится примерно такой список: «Любовь. Страдание. Муки. Отчаяние. Ненависть. Шок. Ужас».
Сильный актерский темперамент певицы, дополненный мощным голосом, звучащим порой подобно раскатам грома, позволили ей раскрыть все грани юной, не до конца сформированной души сельской жительницы, жизнь которой, вероятнее всего, уже никогда не будет спокойной и счастливой.

Турриду Михаила Губского – натура мечущаяся. Романтик, который пока не может заставить себя сделать важный выбор и оказавшийся в середине любовного треугольника. Стремящийся к Лоле, он не отказывается и от брака с Сантуццей. Но отношение к дама сердца у него уже полярное – ласковый и нежный с первой, со второй молодой солдат разговаривает холодно и несколько отчужденно.
Голос певца, словно кисть художника, живописно передает все краски чувств его героя – нежную, пылкую влюбленность, беззаботное, искрящееся веселье, напряженность с легким привкусом печали и послевкусием скорби, душевных мук и терзаний.

Маленьких ролей не бывает! Эта фраза доподлинно может проиллюстрировать образ Лолы. В исполнении Ирины Ромишевской эта небольшая партия заиграла яркими красками. Легкая, стройная, беззаботно-счастливая, юная героиня по-королевски величественно прошла по сцене, вызвав смятение чувств у разговаривающих около церкви Сантуццы и Турриду.
Глубокий, бархатистый тембр голоса с коньячно-шоколадными нотками идеально иллюстрирует образ отрицательной героини: она и незабываемо-прекрасным может стать, и, если понадобится, жестокий план мести разработать.

Еще один, крайне важный элемент любовного четырехугольника – Альфио в исполнении Андрея Бреуса (баритон). По сути, этого персонажа можно назвать «Рукой Судьбы», поскольку именно он появляется в кульминационный момент и дает старт драматичной развязке.
Это горячий, темпераментный человек, чувства которого вспыхивают легко, словно сухая древесина. И тогда внутри него просыпается агрессия, граничащая с жестокостью. Желание отомстить буквально ослепляет его, и больше нет препятствий на пути Фемиды, жаждущей возмездия.

Мама Лючия (Заслуженная артистка России Елена Свечникова, меццо-сопрано) – одна из самых старших жительниц деревни, она же – родительница Турриду. Когда-то она провожала сына в армию, теперь благословляет его в великий христианский праздник. Как сложится судьба ребенка – неизвестно, но его мрачное настроение передается и ей. Но нужно позаботиться о «дочери» - Сантуцце.

Артисты хора – жители деревни. Они – сторонние наблюдатели в этом стремительно набирающем обороты действе. Молодые и не очень, женщины и мужчины, селяне готовятся встретить праздник Пасхи. В начале оперы их пение излучает светлую, одухотворенную радость, некое просветление. Ближе к развязке страсти накаляются, и мелодии уже совсем иные, как и настроение крестьян. Их комментарии происходящего еще глубже погружают публику в стремительно набирающий обороты водоворот событий, имевших место в конце XIX века.

Второе отделение – «Паяцы».

Уже из названия этой оперы можно сделать вывод, что действие будет разворачиваться по принципу театра внутри театра. Все предельно логично – после увертюры, в которой небольшие фрагменты как будто намечают сюжетные линии, получающие в течение одного акта стремительное развитие (темы любви, азарта, ревности и т.д.), появляется артист по имени Тонио (лауреат Международных конкурсов Борис Стаценко, баритон), вкратце рассказывающий о том, что будет происходить на сцене в ближайшие несколько минут.

Симфонический оркестр театра «Новая Опера» под управлением Валерия Крицкова переносит зрителей из заснеженной Москвы XXI века в солнечную Италию, на полтора века назад. В небольшой городок приезжает бродячая труппа комедиантов. Помимо горбуна Тонио, в ее состав входят: руководитель коллектива Канио (Сергей Поляков, тенор), его жена Недда (Заслуженная артистка России Эльвира Хохлова, сопрано) и артист Пеппе (лауреат Международного конкурса Александр Богданов, тенор). Вскоре они должны дать представление в лучших традициях комедии дель-арте. Чаще всего это веселые сценки-экспромты бытового характера, высмеивающие пороки современного общества. Выйдя на сцену, наши герои сменят свои имена на Паяца (Канио), Коломбину (Недда), Арлекина (Пеппе) и Таддео (Тонио).

Как говорил великий У.Шекспир, «весь мир – театр, а люди в нем – актеры». Полицедействовать за пределами подмостков придется и героям оперы «Паяцы». Так, Канио обожает свою жену и ревниво следит за ней. Недда же, оказавшись в новом населенном пункте, влюбилась в местного жителя – молодого человека по имени Сильвио (лауреат Международных конкурсов Василий Ладюк, баритон). Да и коллеги по коллективу тоже не обделяют ее вниманием, возможно, даже чересчур навязчивым.

Отвергнутый ухажер! Что может быть хуже для девушки, которая уже приняла непростое решение в корне изменить свою судьбу? Именно ревность становится причиной всех дальнейших событий, которые произойдут на глазах у многочисленной публики, пришедшей посмотреть представление.

Как и в первом отделении, здесь артисты сразу стерли из моей памяти, что 11 декабря 2014 года в «Новой Опере» исполнялись концертные версии знаменитых опусов. «Хроническое» ощущение присутствия на полноценном спектакле вернулось сразу после антракта, когда на сцену вышел первый артист.

Начальный Пролог в исполнении Бориса Стаценко – это, можно сказать, краткое содержание того, что публике предстоит увидеть в течение ближайших нескольких минут. Мощный голос певца, стремительно, интенсивно, лавинообразно врывающийся в зрительный зал, а также гипнотически-магнетический взгляд вызывают желание последовать за этим рассказчиком куда угодно.

Центральный персонаж оперы – Канио. В исполнении Сергея Полякова (дебют) этот герой – заложник сильных чувств, возможно, даже раб, всецело подчиненный их воле. Безумно, страстно, фанатично любящий свою красавицу жену, он страшно ее ревнует, порой до абсурда. Параллельно тому, как накаляется атмосфера, стремительно нарастает мощь голоса певца, долетающая до самых верхних рядов.
Патологически сильное обожание сменяется гневом, нестерпимой душевной болью и отчаянием. В арии «Recitar!.. mentre preso dal delirio («Играть, когда точно в бреду я») все эти чувства рвут израненную душу бродячего артиста на части.
Выходя в дальнейшем на сцену в заявленной на гастролях комедии, он уже не понимает, где здесь реальность, а где лицедейство. Поэтому и эмоции так реалистичны, что публика сопереживает Паяцу (в роли именно этого персонажа Канио должен выйти на сцену), и страсти так накалены, будто это трагедия или драма.
Находясь в состоянии аффекта, герой не контролирует себя, в результате чего веселые сценки из жизни общества превращаются в психологический триллер.
Сильный, сочный, слегка опьяняющий голос певца в сочетании с актерским мастерством наполняют душу светом, а сердце жалостью к ревнивцу, излишне быстро поверившему в предлагаемые обстоятельства.

Красавица Недда в исполнении Эльвиры Хохловой оставила неоднозначное впечатление. Безусловно, прекрасный голос певицы тщательно прорисовывает все детали, нюансы и специфические особенности ее героини. Но. Лично мне немного не хватило драматической достоверности образа, яркости эмоций, быть может, даже какой-то пластичности ведущей артистки труппы бродячих комедиантов. Беззаботное веселье и любовный дуэт, сцена ревности и роль Коломбины в комедии прошли на драматургически идентичном «градусе».

Клоун Тонио обезображен не только физически (горбун), но и морально. Он злой и мстительный. Таким этот герой представлен в либретто оперы.
В исполнении Бориса Стаценко малоприятный персонаж становится настоящем змеем-искусителем, умеющим посеять зерно сомнения в душе практически любого человека. Особенно обладателя такой подвижной психики, как Канио.
Тонио неравнодушен к Недде, чего даже не пытается скрыть. Естественно, его чувства не нашли отклика в душе красавицы – девушка его отвергает. Вот тут-то его хитрость и жестокость и выходят наружу!
Позднее, во время спектакля, этими же чувствами воспылали сердца их героев – Таддео и Коломбины соответственно.
Голос певца рассекает пространство, словно огромный меч, а волшебные глаза, мечущие молнии, завораживают, околдовывают. Впрочем, на Недду эти чудеса никакого эффекта не оказали.

Если Тонио – острохарактерный баритональный образ, то Сильвио – классический герой. Молодой крестьянин в исполнении Василия Ладюка – натуры пылкая, страстная. Он влюбился в актрису с первого взгляда, как оказалось, взаимно.
Роскошный голос, ласкающий и согревающий замерзшую в холодный зимний день душу, призывает прекрасную Музу изменить свою жизнь. То тихо и вкрадчиво, то сильно, ярко и эмоционально. Внутренняя мягкость, деликатность и благородство, свойственное природе баритона, завершают положительный образ Его Величества Героя.

Еще один представитель гастролирующей труппы комедиантов – актер Пеппе. Александр Богданов в этой роли – настоящий герой. Точнее, таковым он становится во время представления комедии, где он играет роль Арлекина. Галантный, изящный, грациозный – таковым предстает этот персонаж комедии дель-арте.

Артисты хора в «Паяцах» - горожане, которые сперва встречают приехавших к ним актеров, а затем отправляются к ним на представление. Подобно хористам из шедевров античной драматургии или зрителям, здесь они – сторонние наблюдатели, которые обсуждают увиденное здесь и сейчас.

Итальянская опера полна сильных чувств, высокого накала страстей и прекрасных вокальных номеров, многие из которых давно уже признаны жемчужинами мировой музыкальной культуры и украшают репертуар певцов. Особенно это относится к произведениям, относящихся к веризму.

Мастерство солистов, хора и оркестра театра «Новая Опера» создает непоколебимое ощущение присутствия на спектакле, даже если произведения исполняются в концертной версии.

Ольга Пурчинская

Категория: Театр » Музыкальный театр