интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » С чистого листа… "Женитьба Фигаро" в "Новой Опере"

 
 
 

С чистого листа… "Женитьба Фигаро" в "Новой Опере"

Автор: Марина Айриянц от 12-10-2014, 05:38, посмотрело: 2321

Пьеса «Безумный День, или Женитьба Фигаро» Бомарше до недавнего времени была не слишком любима московскими театрами, причем как драматическими, так и музыкальными. Это не удивительно, ведь любую постановку сравнивают с хрестоматийным спектаклем Плучека, и как бы ни старались «Ленком» и «Табакерка», большинство зрителей возвращаются к Фигаро Андрея Миронова и графу Альмавива Александра Ширвиндта, к счастью, имеющимся в записи. Произведением Моцарта до текущего сезона радовал жителей и гостей столицы лишь «Геликон», но в этом году ситуация изменилась как для любителей драмы, получивших возможность поспорить о спектакле Владимира Мирзоева в театре Вахтангова, так и у почитателей музыкального театра, уже посетивших премьеру «Женитьбы Фигаро» в театре «Новая Опера». Эти постановки вряд ли кто-нибудь сравнит с классической, сюжет остался прежним, но смысл несколько изменился, или зрительское восприятие стало немного другим.

«Фигаро» в «Новой Опере» ожидался с огромным интересом и нетерпением – новая встреча с Маэстро Яном Латам-Кенигом, первая большая работа режиссера Алексея Вейро, редкая на московской сцене постановка, да еще полностью силами солистов театра, плюс интригующие эскизы сценографии и костюмов.

Дмитрий Сибирцев, директор театра «Новая Опера»:
- Работала над спектаклем немецкая постановочная группа, у нас есть дирижер, который знает весь европейский рынок, мы могли пойти по простому пути и, как это делается в других театрах - вызвать узких специалистов, которые поют Моцарта постоянно. Мы пошли по-другому и попробовали штатных солистов Новой Оперы.

Сцена сразу привлекла внимание белой инсталляцией, напоминающей огромный лист бумаги. Зрителям до начала спектакля оставалось только гадать, что именно напишут или нарисуют на этой наклонной плоскости солисты и артисты хора театра. Но вот, Маэстро Ян Латам-Кениг взмахивает палочкой, и действо полностью поглощает зал. Непривычной оказалась не только сценография Ульрике Йохум (Германия), но и костюмы персонажей. Одеты они были не соответственно представляемой эпохе и даже не переносили действие в ХХI век, в минималистичных нарядах Яна Майера (Германия) герои словно парили вне времени.

Алексей Вейро, режиссер:
- Сценография, костюмы, музыка организованы нами на сцене таким образом, чтобы как можно больше «обнажить» актеров. Дать возможность актеру-певцу через взаимодействие с партнерами на сцене, с дирижером, с оркестром проявить те смыслы, которые мы открыли на репетиции. Мы постарались избавить актера от привычных «костылей» исторических, ассоциативных, интерьерных. Актеры находятся перед зрителями как на ладони, т.е. они действительно полностью «обнажены» в тех предлагаемых обстоятельствах, в той сценографии, которые мы здесь видим.

Вначале казалось, что слишком сложно петь, передвигаясь по наклонной плоскости с периодически открывающимися люками, но артисты с блеском справились с задачей – сложнейшие арии звучали легко и красиво.

Ян Латам-Кениг, музыкальный руководитель и дирижер:
- Самое главное в опере – это взаимодействие режиссера и дирижера. Я не верю в противостояние потому что это оказывает негативное воздействие на постановку. Мне очень нравится свежий подход к опере Моцарта. Когда я рос, была определенная старая традиция исполнения Моцарта. Считалось, что в 18 веке его идеализировали Моцарта, а в 19 - делали намного менее романтичным. Конечно, мы должны все это учитывать и не отвергать все, что было, чтобы удовлетворить какие-то новые запросы. Если сравнить оперы «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан», мы увидим, что Моцарт всегда мыслил категориями будущего. Но мы не должны поддаваться этому безумию быстрых темпов, антиромантизма потому что, по моему мнению, это уничтожает очень большую эмоциональную часть оперы. Моя задача - найти баланс между эмоциями и чересчур романтическим взглядом на оперу. Поскольку это комедия, некоторые аспекты ее должны быть настолько легкими, чтобы практически не касаться земли.

«Свадьба Фигаро» в «Новой Опере» не опера-буффа, а трагикомедия по определению режиссера. Настоящий «Безумный день», хотя Моцарт и убрал эту часть из названия пьесы Бомарше. День, настолько насыщенный событиями, что, кажется, уже неважно, состоится, наконец, свадьба героя или нет. Несмотря на то, что ни текст, ни музыкальный материал изменений не претерпели, кажется, что действие происходит в наши дни: те же извечные проблемы – противостояние власти и подвластных, любви и равнодушия, мужчины и женщины. Сегодня ты добился своего, а завтра приходится все начинать сначала – с чистого листа.

Спектакль, несмотря на серьезный подтекст, очень легкий, почти воздушный. И хотя знаменитую пьесу Бомарше и не менее известную оперу Моцарта знаем почти наизусть, интрига сохраняется до конца, а традиционная развязка немного «дополнена». Персонажи, вроде бы, классические, но солисты придали им новые черты. Так, влюбленный Фигаро Дмитрия Орлова (лауреат международного конкурса, бас) не пройдоха, а благородный герой, граф Альмавива Алексея Богданчикова (лауреат международных конкурсов, баритон) - веселый молодой повеса, но уже почувствовавший вкус власти, графиня Розина Елизаветы Соиной (сопрано) – благородная дама, прячущая острый ум под маской «хороших манер», Сюзанна Ирины Костиной (лауреат международных конкурсов, сопрано) – милая влюбленная девушка, готовая бороться за свое счастье любыми способами, Керубино Анны Синицыной (меццо-сопрано) – озорной не слишком умный мальчишка, готовый влюбиться во всех девушек и молодых женщин, которые встречаются на его пути, Марцелина Ирины Ромишевской (заслуженная артистка России, меццо-сопрано) – старая интриганка, в один миг превратившаяся в мягкую благородную любящую мать, доктор Бартоло Владимира Кудашева (заслуженный артист России, бас) – мстительный мошенник, разительно изменившийся после всего лишь одного известия, учитель пения Базилио Дмитрия Пьянова тенор) – приспособленец, ставший таким из-за проблем в прошлом, «жертва обстоятельств». Гармонично дополнили соцветие Сергей Тарасов (бас) в роли садовника Антония, Джульетта Аванесян (лауреат международного конкурса, сопрано) исполнившая партию его дочери и Антон Бочкарев (тенор), создавший образ судьи дона Курцио, а напомнило об эпохе Моцарта соло на клавесине Татьяны Сотниковой (дипломант международного конкурса).

Дебют Алексея Вейро состоялся, артисты, хор и оркестр театра «Новая Опера», как всегда, на высоте. Остается только посмотреть еще и другой состав, особенно интересно, какие получились образы главных героев у Ильи Кузьмина и Владимира Байкова.

Марина Айриянц

Еще рецензия на этот спектакль

Категория: Театр » Музыкальный театр