интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Opera Gala: Василий Ладюк & друзья", или "Шоколадно-сливочные" франко-итальянские оперные шедевры

 
 
 

"Opera Gala: Василий Ладюк & друзья", или "Шоколадно-сливочные" франко-итальянские оперные шедевры

Автор: Ольга Пурчинская от 21-05-2014, 19:16, посмотрело: 1964

С чем у вас ассоциируется опера? Искушенный зритель не сможет дать однозначный ответ на этот, казалось бы, простой вопрос. Он скажет: «Смотря какая»! И будет прав! Ведь, как известно, жанровое разнообразие произведений такого рода поистине велико, и эстетическое «послевкусие» после их прослушивания и созерцания не бывает одинаковым. Музыкальный материал, драматургия, либретто, антураж – все эти (и многие другие!) «ингредиенты» в значительной степени определяют общее восприятие.

20 мая 2014 года в Светлановском зале Московского Международного Дома Музыки состоялся концерт «Opera Gala: Василий Ладюк & друзья, который позволил зрителям насладиться шедеврами французских и итальянских композиторов XIX – начала ХХ века. Состав исполнителей с самых первых секунд настраивает публику на волшебный вечер: лауреаты Международных конкурсов Василий Ладюк (баритон), Анна Аглатова (сопрано), Виктория Яровая (меццо-сопрано) и Алексей Татаринцев (тенор) в сопровождении Национального филармонического оркестра России под управлением Фабио Мастранжело (Италия).

Первое отделение, получившее название «Fondnant au Chocolat» («Шоколадный Фондан), состояло из арий и дуэтов из опер (преимущественно трагических) французских композиторов А.Тома (1811 – 1896), Ш.Гуно (1818 – 1893), Ж.Массне (1842 – 1912), К.Сен-Санса (1835 – 1921) и Ж.Оффенбаха (1819 – 1880).

Заголовок второй части вечера – «Panna cotta» - отправляет зрителей в солнечную Италию. Знаменитый сливочный десерт ассоциируется с произведениями Г.Донницетти (1797 – 1848) и Дж.Россини (1792 – 1868). Если до антракта исполнялись фрагменты трагедий, то после антракта настроение резко изменилось на оперные комедии.

Открылся концерт, как полагается, увертюрой. К опере А.Тома «Раймонд». Масштабная, «эпическая», и при этом изящная музыкальная канва задала вечеру эмоционально-контрастное направление.

«Ò vin, dissipe la tristesse» («Вино, ты разгони мученья») - застольная песня принца датского из оперы А.Тома «Гамлет» (1868) в исполнении Василия Ладюка своим мощным, эмоциональным звучанием с яркими проявлениями характера вносит значительные изменения в традиционные представления современного человека об образе так называемого «гиганта мысли», замкнутого, погруженного в себя, молчаливого. Оказывается, «быть или не быть» можно и в веселой компании. Глубокое внутреннее благородство, свойственное лирическому баритону, как нельзя лучше подходит наследнику престола страны с суровым скандинавским климатом.

Прекрасна нежная и чувственная каватина «L’amour! L’amour!» заглавного героя оперы Ш.Гуно «Ромео и Джульетта» (1867) в исполнении Алексея Татаринцева. Изящный, «хрустальный» голос ласкает слух и вызывает ощущения сродни тем, которые испытываются при неспешном поглощении игристого вина. Сладкий, но при этом освежающий. Бодрящий и, одновременно, успокаивающий. Так и хочется сказать: «la voce di un angelo» («голос ангела»). А ведь именно таким тембром и представляется себе звучание прекрасных речей юного, пылкого влюбленного, каким и остался в анналах истории сын семьи Монтекки.

А что же Джульетта? Очаровательный колоратурный вальс из первого действия, настоящую мечту молоденькой девушки о всепоглощающем чувстве спела Анна Аглатова. Светлое обаяние «чистой» юности волшебным образом сочетается с подростковым озорством, а тонкая улыбка аристократки – с почти мальчишескими «чертиками» в глазах. И все это венчает бриллиантовая «огранка» голоса, рисующего прекрасные картины жизни и судьбе героинь из разных стран, эпох и социальных слоев.

А дальше представители молодого поколения двух враждующих веронских кланов встретились. И полюбили друг друга. Вернее, сперва Ромео воспылал всепоглощающим чувством к дочери недругов своей семьи. Дуэт заглавных героев «Ange adorable» («Ангел небесный, ручки прелестной коснуться я бы хотел…») исполнили Анна Аглатова и Алексей Татаринцев. Галантный кавалер, прекрасно знающий правила светского этикета, изящно знакомится с объектом своего чувства, и к завершению дуэта получает вожделенную отдачу. Этот светлый номер, полный нежности и обаяния, даже отдаленно не намекает на трагическую развязку, знакомую любителям классической драматургии с малых лет.

Оркестровые номера, сопровождающие смены декораций, нередко встречаются в мировой оперной классике. Один из примеров подобного произведения – сцену «Медитации» заглавной героини из опуса Ж.Массне «Таис» (1890) исполнили музыканты Национального филармонического оркестра России. Это – размышления знаменитой александрийской куртизанки о своем будущем.

А следующий эпизод концерта – дуэт Таис (Анна Аглатова) и Атанаэля (Василий Ладюк) «Te souvient-il du lumineux voyage» - переносит зрителей сразу в конец оперы Ж.Массне. Заглавная героиня находится при смерти, ничто уже не сможет ее спасти. Герой (монах-отшельник) влюблен, и готов пойти на крайние меры – бросить служить Богу и сделать ее счастливой. Но уже слишком поздно. Боль испытывают оба, но только разную. Если страдания Таис физические, и они закончатся, как только она умрет, то душевные муки Атанаэля не утихнут еще очень долго.

Верховная владычица – какая она? Яркая, сильная личность с несгибаемой волей, для достижения глобальной цели готовая пойти на многое, даже на крайние меры. Все это можно сказать о Далиле, жрице бога Дагона, заглавная героине оперы К.Сен-Санса «Самсон и Далила» (1877), написанной по известному библейскому сюжету. Служительница культа высших сил, ради спасения своей земли от вторжения ненавистных завоевателей она собирается обольстить вражеского предводителя, а затем уничтожить его. Первый шаг к цели – ария «Printemps qui commence» («Весна начинается»), которую спела Виктория Яровая.

Романтическая «Баркарола» из второго действия оперы Ж.Оффенбаха «Сказки Гофмана» (1880) в исполнении Анны Аглатовой (Джульетта) и Виктории Яровой (Никлаус) – неторопливая, спокойная мелодия в темпе «moderato» («умеренно»). Она похожа на одноименные песни венецианских гондольеров и имитирует легкое покачивание лодки на волнах.

Первое отделение завершилось оригинальным исполнением симфонической поэмы К.Сен-Санса «Dance Macabre» («Пляска Смерти», 1874). Стихотворение А.Казалиса (псевдоним - Ж.Лагор) «Равенство, братство» прилагалось к партитуре произведения в качестве программы. Виктор Сыч (ударные) сделал аранжировку этой поэмы для голоса и ударных и исполнил его с солистом Василием Ладюком. Мощная, энергичная мелодия, представляющая собой хроматическую гамму, очень сильно напоминающая шум ветра. Струнные точки в технике пиццикато (то есть игра без использования смычка), похожие на мерные, гулкие удары сердца, усиливают зловещий, гнетущий эффект. Текст напоминает готовящийся пир нечистой силы. Быть может, это – Вальпургиева ночь? Или ночь на Лысой Горе? Или так сильно пугающая многих пятница, 13? «…Но тс-с! вдруг все хоровод покидают, бегут, толкаясь, - запел петух». А это значит, что карнавал на крови окончен, и скоро над землей вновь взойдет солнце, и все опять будет тихо и спокойно.

Вторая половина вечера, в которой правила бал итальянская опера, началась с увертюры к одному из комических произведений Г.Доницетти – «Дочери полка» (1840). Заявляющая «темы» будущих эпизодов спектакля, «вступительная композиция» наполнена бодростью, положительной энергией, шутками, задором, звуками военных маршей и барабанного боя. Она четко определила настроение всего дальнейшего действия.

Нежный, трепетный романс Марчелло («Angelo casto e bel») из неоконченной оперы Г.Доницетти «Герцог Д’Альба» (1882), исполнил Алексей Татаринцев. Это – единственный «трагический» фрагмент в «итальянском» блоке концерта. Произведение со сложной судьбой, оно было завершено уже после смерти композитора его учеником М.Сальви (при участии А.Понкьелли, А.Бадзини и Ч.Доминичети). Романс главного героя «Spirito gentil» он переписал, и с того момента Марчелло поет его под названием «Angelo casto e bel».

«Любовный напиток»(1832) - значительно более известное произведение Г.Доницетти. Комическая опера с элементами итальянской комедии масок благодушно принималась публикой на протяжении долгих лет своей жизни. Дуэт Неморино (Алексей Татаринцев) и Белькоре (Василий Ладюк) – «Venti scudi!» - из второго акта представляет собой общение героя и его соперника, точнее, молодого крестьянина и бравого вояки (Белькоре – один из представителей комедии дель арте, воплощающий в своем образе пародию на галантного, но в тоже время бравого воина).

Оставшись без денег и нуждаясь в новой порции волшебного эликсира, Неморино обращается за советом к своему сопернику на пути к сердцу любимой – сержанту Белькоре. Тот рекомендует несчастному влюбленному записаться в армию, и таким образом получить необходимые ему 20 скуди. Сила, харизма и энергетика солдата контрастирует с нежным, лирически настроенным образом юного сельского жителя. В результате получается изящный, элегантный и при этом задорный, забавный дуэт.

Увертюрой из оперы-буффа «Итальянка в Алжире» (1813) открылся блок концерта, посвященный творчеству Дж.Россини, одного из ярчайших композиторов Италии, реформатора национального музыкального искусства. Подобно узорам, стремительно меняющимся при вращении калейдоскопа, один фрагмент приходит на смену другому, и все это – с неизменными оттенками юмора и живости. Перед глазами постоянно возникают причудливые восточные орнаменты, щедро украшающие арабские ковры, скатерти и посуду, а также вкуснейшие сладости, фрукты и волшебные сказки, любимые с раннего детства.

Одну из самых знаменитых сцен «Итальянки в Алжире» - рондо Изабеллы «Pensa alia patria» («Думай о родине») – исполнила Виктория Яровая. Сильная, волевая личность, главная героиня оперы призывает своих соотечественников бежать из плена. Мощность и красота голоса меццо-сопрано удивительна в сочетании с причудливыми музыкальными пассажами, свойственными буффонадным произведениям.

Не менее интересна ария Розины (Анна Аглатова) из оперы «Севильский цирюльник» (1816) – «Una voce poco fa» («В полуночной тишине»), в которой юная героиня признается самой себе в любви к неизвестному исполнителю серенады и мечтает о том, какой хорошей она будет женой. Но только с одним маленьким условием – ни в коем случае нельзя ей перечить. Иначе ангел превратится в полную ему противоположность. Настроение в ходе произведения стремительно меняется – от влюбленной мечтательницы до настоящей фурии, в которую Розина может превратиться, если что-то выйдет не так, как бы ей хотелось.

Партия, изначально написанная Россини для редчайшего голоса, колоратурного меццо-сопрано, очень интересно слушается в исполнении сопрано. Яркость и сильный темперамент Анны Аглатовой эффектно проявляется во второй части произведения.

«Севильский цирюльник» - это та самая опера, в которой каждый вокальный номер – хит на все времена. Но самый знаменитый из них – выходная каватина заглавного героя («Largo al factotum della citta…»). Филигранное мастерство вокалиста, помноженное на талант драматического артиста, неизменно превращают это произведение в исполнении Василия Ладюка в мини-спектакль. И каждый раз оно выглядит совершенно по-разному. Неизменными остаются только та сила, уверенность и благородство, которые органически свойственны голосу певца, заставляющего забыть обо всем и с головой погрузиться в волшебный мир Ее Величества Оперы, где правят бал Музыка, Совершенство и Красота.

Фигаро – не просто цирюльник. Он – мастер на все руки. Слуга, который всегда и везде успевает, с одинаковым рвением стремится угодить всем, кто готов ему за это заплатить.

Сперва – графу Альмавиве. Дуэт «All’idea di quel metallo…» («Мысль одна – добыть металла…») в исполнении Василия Ладюка и Алексея Татаринцева наполнен внутренним позитивом, верой в благоприятный исход событий. Для графа это – возможность быть вместе со своей возлюбленной, для цирюльника – хорошо заработать.

Затем – юной Розине (Виктория Яровая). Дуэт «Dunque io son… tu non m’inganni?..» («Это я? Ах, вот прелестно!...») наполнен сердечностью и искренним желанием одного участника помочь другому, находящемуся в менее выгодном положении. Так, девушка обречена связать свою жизнь с ненавистным опекуном, но душа-то ее расположена к другому! И на плечи «блестящего» цирюльника ложится новая задача – передать воздыхателю записку, так чтобы этого не увидел тиран.

Партию Розины в опере «Севильский цирюльник» исполняют как сопрано, так и меццо-сопрано. Эффект разные тембры голоса, естественно, производят соответствующий. Каждому зрителю ближе что-то одно, но то, что красиво звучат обе версии – неоспоримый факт.

…Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Подошел к концу и концерт «Opera Gala: Василий Ладюк & друзья». Но прекрасные впечатления останутся надолго. А впереди, хочется верить, еще немало встреч с лучшими представителями Ее Величества Оперы и ее выдающимися исполнителями.

Ольга Пурчинская

Категория: Театр » Музыкальный театр