интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Музыкальный театр » "Риголетто": романтическая трагедия, спровоцированная проклятьем

 
 
 

"Риголетто": романтическая трагедия, спровоцированная проклятьем

Автор: Ольга Пурчинская от 17-03-2014, 04:36, посмотрело: 1766

"Риголетто": романтическая трагедия, спровоцированная проклятьемФранция – Италия – Россия. Как вы думаете, возможна ли такая цепочка? А почему бы и нет? Особенно когда речь идет об искусстве, которое, как известно, не знает возрастных, эпохальных и языковых проблем. Итак, поговорим о Высоком и Прекрасном. В интернациональном контексте.

Франция. 23 июля 1832 года. Знаменитый писатель, поэт и драматург Виктор Гюго (30 лет от роду) заканчивает написание своей романтической драмы в пяти актах под названием «Король забавляется». Судьба у произведения была непростая – оно не прошло барьер строжайшей цензуры и было снято с репертуара (театр «Comedie-Francaise», Париж), едва в нем появившись. Причина – наличие эпизодов, «оскорбительных для нравственности», которые автор категорически отказался смягчить. Кроме того, высокопоставленные лица обнаружили в пьесе опасные веяния революционного республиканизма. Таким образом, следующей постановки пришлось ждать около 50 лет.

Италия. 11 марта 1851 года. В Венеции, на сцене театра «Ла Фениче» (Teatro La Fenice) состоялась премьера оперы в трех действиях «Риголетто» знаменитого композитора Джузеппе Верди на либретто Франческо Марии Пьяве. Основу сюжета очередного опуса итальянского тандема составила романтическая драма Виктора Гюго «Король забавляется». Но и здесь в дело вмешалось всевидящее око никогда не дремлющей цензуры. В результате реальный Король был заменен на мифического Герцога, а шут Трибуле сменил имя на Риголетто.

Россия. 19 декабря 2000 года. На сцене московского театра «Новая Опера» прошел премьерный показ одного из самых знаменитых шедевров Верди. За дирижерским пультом в тот день стоял создатель и главный дирижер театра, Маэстро Е.В.Колобов.

Во все последующие годы «Риголетто» регулярно попадает в афишу «Новой Оперы», и 16 марта 2014 года состоялось уже 80-е представление! Но, несмотря на столь солидный стаж проката, спектакль по-прежнему молод, энергичен, полон сил и, я уверена, завоюет еще не одну сотню зрительских сердец.

Итак, начинается музыкальная версия романтической драмы традиционно – с увертюры. Заглавная мелодия, написанная в тональности C-moll (до минор), с первых аккордов настраивает на трагический лад. Искусными мастерами - музыкантами симфонического оркестра театра «Новая Опера» имени Е.В.Колобова под управлением заслуженного артиста России, маэстро Евгения Самойлова было соткано тончайшее полотно из лейтмотивов темы проклятья и, далее, нежной мелодией, пропитанной интонациями, очень похожими на стон.

Режиссер спектакля Ральф Лянгбака (Финляндия) и художник-постановщик Леннарт Мерк (Швеция) создали на сцене маленький уголок старинного города Мантуя и его окрестностей.

Первая картина приглашает публику, до отказа забившую зал, во дворец Герцога, на очередной бал. Хозяин праздника и правитель в одном лице (заслуженный деятель Казахстана, заслуженный артист республики Татарстан Нурлан Бекмухамбетов, тенор), разодетый в пух и прах, ухаживает за всеми девушками, находящимися в зале. Вокруг него – многочисленные придворные, также принимающие участие в безудержном веселье, причины которому – Молодость, Здоровье, Красота и Богатство.

Но веселье это, мягко говоря, не безобидно. У Герцога есть придворный шут по имени Риголетто (лауреат Международных конкурсов Борис Стаценко, баритон), человек, еще в раннем детстве (а, может быть, и с самого рождения) сраженный страшным недугом – он горбун. Немолодой, нездоровый, небогатый человек. К тому же еще и недобрый! Да, он ненавидит все великосветское общество, в котором по долгу службы проводит практически все свое время. Шут постоянно высмеивает правителя и его окружение самым неприятным, жестким, а порой даже жестоким образом. Но, кроме того, он занимается пренеприятным видом деятельности – поставляет Герцогу девушек для развлечений. И однажды должен за это поплатиться! Ведь любое зло должно быть наказано! И именно этого им обоим – королю и шуту – желает старый граф Монтероне (лауреат Международных конкурсов Владимир Кудашев, бас), отец одной из обесчещенных дам.

Что может быть страшнее проклятья, которое в порыве ярости, ненависти, боли и отчаяния кинул обидчикам своего чада разгневанный родитель! И если Герцог пропустил эти слова мимо ушей и продолжил преспокойно жить дальше, то Риголетто не на шутку испугался. Еще бы – ведь у него есть маленькая тайна.

Придворный шут живет двойной жизнью. И личность его разделена на две половинки. Первая – жестокий, циничный, бессердечный придворный, ублажающий капризы ненавистного правителя, параллельно высмеивающий его самого и его окружение. Вторая – отец. Юная Джильда (лауреат Международных конкурсов Галина Королева, сопрано) – небольшой, но яркий огонек света в его окошке. Та, кого он беззаветно любит. Та, кого он боготворит. Та, рядом с которой он становится совсем другим – добрым, мягким, сердечным. Но девушка не свободна в своих действиях – она даже не может покидать пределы дома. А если хочет пойти в церковь, то только в сопровождении дуэньи Джованны (заслуженная артистка России Елена Свечникова, меццо-сопрано). Несмотря на любовь родителя, Джильда глубоко несчастна. Она одинока, ничего не знает о своей матери. Даже имя и род деятельности отца узнать ей не удается.

И вдруг, в ее жизни случается потрясающее событие – она встречает в глуши, недалеко от дома, молодого красивого юношу, который выдает себя не за того, кто он есть на самом деле. Новое чувство будет иметь для героини далеко не самые радужные последствия!

А придворная знать, эта вечная жертва острого языка Риголетто, затаила на калеку злобу. Вельможи решают, наконец, отомстить ему за бесконечный поток оскорблений и жестоких насмешек. И вскоре подворачивается подходящий случай: выследив шута, они отыскали его «слабое место», такое, которое есть у всех, кто хотя бы кого-то любит. Удар попал в самую цель. Но теперь должен сработать известный принцип «око за око, зуб за зуб». И мощным «оружием» в руках шута станут наемный убийца Спарафучиле (Сергей Тарасов, бас) и его сестра Маддалена (заслуженная артистка Удмуртии Александра Саульская-Шулятьева, меццо-сопрано).

«Серость» и однообразность личностей высокопоставленных аристократов, имеющих, что называется, «доступ к телу» правителя, компенсируется яркостью, даже некоторой вычурностью и пестротой их одежды, поражающей невероятными оттенками, оборками и глубокими декольте. Чем меньше у человека в голове, тем больше он красуется в оригинальных, подчас совершенно неудобных костюмах. Роскошь, блеск, пышность их одеяний напоминает постоянное стремление высших эшелонов власти демонстрировать хорошую мину при плохой игре.

Ночной мрак. Лесная глушь. Праздничное освещение зала в замке Герцога во время балов. И, наконец, фатальная гроза. Все эти явления природы и красоты придворных декораторов воплотил в жизнь художник по свету Глеб Фильштинский.

Костюм главного героя меняется в зависимости от обстоятельств. Во дворце он одет, как полагается придворному шуту – красный кафтан и специфический колпак с бубенчиками. Дома – более простой наряд: брюки, рубашка и жилет. В дороге – плащ. Но это – только внешняя оболочка. Гораздо интереснее наблюдать метаморфозы, постоянно происходящие с персонажем Бориса Стаценко в течение всего спектакля. Злобный, жестокий человек, постоянно желающий подколоть ненавистных ему вельмож, волшебным образом преображается, стоит ему только открыть двери собственного дома. Здесь это – нежный, ласковый, любящий отец, для которого его дочь – единственная отрада в жизни. А затем, испытав колоссальный стресс, придворный шут превращается в грозного мстителя, чья рука не дрогнет, не остановится ни перед чем на пути к цели покарать своих врагов. Разительны перемены настроения главного героя во втором акте – сначала выброс ярости в знаменитой арии «Cortigiani, vil razza dannata» («Куртизаны, исчадье порока»), затем – отчаяние, переходящее в мольбу: «Signori,perdon, Perdono,pieta,ridate a me la figlia» («О, синьоры, сжальтесь вы надо мной»). В глазах, в которых сперва горит невероятная, сокрушительная злоба, появляется жалобное, просительное выражение, на какое не смог бы отреагировать разве что камень.

Джильда – молоденькая девушка. Она прекрасна, как нежный, только что распустившийся цветок. Свежесть и юность ее – то, что привлекает недоброжелателей. И покушения на все это ее отец боится больше всего на свете. В спектакле есть несколько дуэтов-общений Риголетто с дочерью. Первый (в первом акте) состоит из нескольких частей со сменой тональности от мажорного лада к минорному: сперва – теплая, радостная встреча, затем – напевные мелодии лирического склада. Следующее общение Джильды с отцом происходит в замке Герцога. Настроение беседы совсем иное – отчаяние девушки и растущий гнев шута, в голове которого уже созрел жестокий план мести.

Гармоничное сочетание нежного, звонкого хрустального сопрано Галины Королевой и теплого, пьянящего, благородного баритона Бориса Стаценко создает чудесный коктейль, который будто окрыляет душу и отправляет ее в мир сладких грез, где нет холода, голода, зла и болезней. Мир, где люди добры по отношению друг к другу, а если и конкурируют в чем-то, то не страдают от зависти и прочих отрицательных чувств, а стараются постоянно самосовершенствоваться. И имя этому миру – Культура и Искусство, Музыка и Талант. А вовсе не Утопия, как, возможно, кому-нибудь показалось.

Герцог Мантуанский, тот самый персонаж, из-за которого драма Гюго на половину столетия была запрещена цензурой, - молодой человек, еще до конца не потерявший интерес к различным играм, забавам, развлечениям. Его знаменитые баллада «Questa o quella» («Та иль эта») и песенка «La donna e mobile» («Сердце красавиц склонно к измене») – лучшее тому подтверждение. Чем же была для него встреча с Джильдой – сильным чувством или очередной мелкой интрижкой, не играющей для венценосной особы важную роль? А на этот вопрос лучше всего отвечают события из третьего акта.

Желая показать дочери ее возлюбленного, так сказать, во всей красе, Риголетто приводит ее в город, где он прекрасно проводит время, давно уже и думать забыл о предыдущем увлечении. Очень красив квартет «Bella figla dell’amore» в исполнении Герцога, Маддалены, Джильды и Риголетто. У каждого – свое настроение: у кого-то – игривое, у кого-то – печальное, а у кого-то гнев крепчает с каждой секундой. А вместе с ним – невероятная, практически маниакальная решительность. Жажда мести, которая, наконец, должна быть удовлетворена. Но, как известно, проклятья, поразившего шута, никто не отменял!

Не буду раскрывать всех перипетий сюжета, тем, кто заинтересовался, намного интереснее будет прочитать драму Гюго или послушать оперу Верди. Но обязательно упомяну о сцене, разыгрывавшейся во время исполнения увертюры. Одинокий горбун в дорожном плаще стоит спиной к зрителям. И вдруг к его ногам падает мешок. Содержимое немногочисленно – красный шутовской колпак и белый платок, скорее всего, дамский. Человек прижимает эти предметы к сердцу, словно некие реликвии. А потом появляются еще люди в таких же плащах. Взгляд горбуна, полный страданий, боли и отчаяния, западает в душу и сердце, буквально врезается в память. Это – пролог, и через секунду все оборачивается ярким, эффектным действием, прошедшим буквально на одном дыхании.

Любовь и ненависть. Жалость и сострадание. Решительность и отчаяние. Страх и презрение. Вечные чувства, актуальные в любое время, при любом политическом строе, в любой стране. Но не лучше ли, вместо того, чтобы выходить на улицу и заниматься там никому ненужными глупостями, отдаться Разумному, Доброму, Вечному? Например, театру. Музыке. Литературе. Опере. Одним словом, искусству, которое «нас делает добрей, и благородней, и мудрей».

Ольга Пурчинская

еще рецензия на этот спектакль

Категория: Театр » Музыкальный театр