Гамлет 21 века

Автор: Валерия Родионова от 14-07-2012, 02:13, посмотрело: 3754

Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.
Борис Пастернак

Рецензия на спектакль "Гамлет. Хроника одной ночи".

Какой он, современный Гамлет? Со времен Шекспира знаменитая пьеса - пожалуй, самая глубокая из его трагедий - подвергалась многочисленным переработкам и постановкам. Двадцатый век выдвинул своих героев: один из них Гамлет Иннокентия Смоктуновского, другой – Владимира Высоцкого. Казалось, что интерпретации исчерпаны, но режиссер-постановщик Вадим Чибисов театра «Событие» сделал невозможное. К слову, режиссер и сыграл главную роль в спектакле, побоявшись, наверное, что кто-либо другой не справится, не сможет донести до зрителей нового Гамлета.

Постановка «Гамлет. Хроника одной ночи» лишена академичности. Пьеса перекроена согласно режиссерской задумке и возможностям молодежного театра. Маленькая камерная сцена, четыре стула, три черные доски с непонятными символами, шесть актеров, ничего лишнего… Ничто не отвлекает от актерской игры. Невольно убеждаешься: театр не случайно носит такое название («Событие»), спектакль превращается в своеобразное взаимодействие актеров со зрителями – совместное бытие.

Гамлет Вадима Чибисова совсем другой. Парадоксально, но он практически лишен гамлетизма – за счет сжатия пьесы рефлексия главного героя почти пропадает. Он решителен и с каждым разом становится все яростнее и саркастичнее. В конце – он уже неврастеник, натянутая струна… И все отчаяннее звучат строки из знаменитого монолога:
Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье…


Гамлет одинок, и его одиночество всеобъемлюще – в спектакле нет даже единственного друга Лоренцо, поэтому в сцене, где Гамлет должен получить доказательство вины Клавдия, вместо Лоренцо герой просит проследить за королем случайного зрителя.

Интересный ход: в руках Гамлета – игрушечный пистолет-вентилятор и пластмассовая челюсть вампира, которую он то и дело надевает, притворяясь безумцем, он словно ощетинивается, скалит зубы ненавистному миру, в котором правят Клавдии. Пластмассовую челюсть он вешает на нос Гильденкранцу, эта же челюсть становится кольцом на пальце Гертруды. В сценах много выразительной игры с предметами – черные доски превращаются то в клетку, то в гроб, то в исповедальню датской королевы.

Интересна интерпретация персонажей. Подчеркивая безликость, серость и убожество таких персонажей как Гильденстерн и Розенкранц, режиссер объединяет их в единый образ – Гильденкранца. В то время как худшие качества Клавдия утрируются – он похотлив и мерзок в своей изворотливости, Гертруда же столь молода и прекрасна, что вызывает сочувствие.

Не обошлось и без комических моментов: Гамлет, отравленный из поднесенной чаши Клавдия, убивает короля, практически прихлопывает его черной доской, предварительно уверив зрителей, что это самая настоящая сталь. Это ли не знаменитая оппозиция Возрождения «быть-казаться»?
Спектакль «Гамлет. Хроника одной ночи» стоит посмотреть, и не раз. 12 июля прошел последний спектакль в сезоне. Но он вернется, совсем скоро… И хочется верить, что зрителей в камерном театре на Варшавском шоссе станет больше, что каждый откроет для себя в спектакле что-то новое, не открытое ранее. Возможно, пьеса-головоломка Вадима Чибисова привлечет внимание даже тех, кто не знаком с Шекспиром, и станет своеобразным мостиком к творчеству великого драматурга.

Валерия Родионова

Категория: Театр » Драма