интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Драма » "Вишневый сад": "русская мистерия" Игоря Яцко

 
 
 

"Вишневый сад": "русская мистерия" Игоря Яцко

Автор: Ольга Пурчинская от 2-02-2015, 03:17, посмотрело: 1206

29 (17 по старому стилю) января 1860 года родился человек, которому было суждено стать знаковой фигурой в российской национальной культуре, литературе и театральном искусстве. И это несмотря на «короткий век» и основной род деятельности, далекий от творческой сферы. Речь идет об Антоне Павловиче Чехове, появившемся на свет в Таганроге и получившем профессию врача. За 25 лет из-под его пера вышло несколько сотен прозаических и драматических произведений, среди которых – многочисленные рассказы, повести и пьесы.

Плоды творчества А.П.Чехова всех жанров не раз ставились в театрах и экранизировались по всему миру. Многие фильмы и спектакли искусствоведы признавали образцовыми, заслуживающими пристального внимания. Имели место как классические постановки, так и авангардные.

В этом материале мне бы хотелось рассказать об одной из неожиданных инсценировок пьесы «Вишневый сад» (1903), премьера которой состоялась 29 января 2015 года (в день рождения писателя) в московском театре «Школа Драматического Искусства».

Режиссер-постановщик спектакля Заслуженный артист России Игорь Яцко определил жанр своего «детища» как «русскую мистерию». Произведение носит ярко выраженный символический характер: центральная фигура здесь – вишневый сад, являющийся неотъемлемой частью старинного имения, дворянского «родового гнезда». Но это – не просто составляющая обихода привилегированного сословия. Прежде всего, перед нами – воплощение самого дворянства как отжившего свое социального слоя, и «торги» в художественной форме рисуют, по сути, печальный портрет общественной жизни начала ХХ века.

Тем не менее, И.Яцко обращается к не менее важной психологической составляющей, потому что считает невозможным поставить пьесу «без рассказа о Человеке». Каждого персонажа режиссер изобразил максимально четко и ярко. Своими монологами они словно обнажают душу перед «судьями», в роли которых неожиданно для себя оказываются зрители.

«Зал суда», то есть сцена, представляет собой огромный сад – украшение роскошного имения, принадлежащего некогда богатому, процветающему, а сейчас переживающему не самые простые времена дворянскому роду. Но и здесь не обошлось без символизма. Художник-постановщик Николай Симонов решил сценическое пространство в виде огромной территории, заполненной небольшим количеством мебели – столов, стульев и т.д. А непосредственно сад представляет собой множество прозрачных стекол, расположенных в шахматном порядке. Возможно, это и есть вишневые деревья, выглядывая из-за которых, герои могут наблюдать. За собой. Друг за другом. За господами. За слугами. Наконец, за судьями, за их реакцией на все происходящее. Отдельный элемент сценографии – «многоуважаемый шкап», такой же уважаемый «член семьи», как и вишневый сад.

Каждый герой – ярко выраженная индивидуальность, человек со своим характером, прошлым и перспективами на совсем уже близко подошедшее будущее, которое не будет иметь ничего общего с настоящим.

Любовь Андреевна Раневская в исполнении Заслуженной артистки России Людмилы Дребневой – помещица, привыкшая жить на широкую ногу и оказавшаяся в итоге у разбитого корыта. Веселье, балы, прием гостей, регулярные визиты в Париж, элегантная, красивая одежда – любовь ко всему этому она буквально впитала с молоком матери. Разорение не изменило ее натуру – обедневшая аристократка по-прежнему щедра, хлебосольна, отзывчива. Но решение бытовых проблем для героини – дело непростое.
Раневская понесла трагическую утрату – за несколько лет до происходящих событий утонул ее маленький сын. И только жизнь среди блестящего высшего общества Парижа помогала ей развеяться.
Теперь же так случилось, что любимый дом с садом, напоминающим о прекрасной, счастливой поре детства придется продать. Особенно сильное впечатление произвела сцена бала, где Любовь Андреевна, одетая в роскошное черное платье с корсетом и кринолином, с нетерпением ожидает окончания торгов, на которых должна решиться судьба имения. Напряжение хозяйки, ее отрешенность, погружение в себя резко выделяется на фоне беспечно веселящейся молодежи. В кульминационный момент героиня сидит прямо, смотрит в одну точку, а из ее глаза медленно вытекает слеза. Разве не так должна реагировать на печальные, шокирующие известия истинная аристократка?
А что же дальше? А дальше – жизнь с чистого листа. И костюм у Раневской теперь белый. Как снег, заботливо накрывающий замерзающую землю, которая оказывается в руках новых владельцев – символов новой страны и совсем иного уклада жизни, норм, правил и ценностей.

Леонид Андреевич Гаев, брат Раневской в исполнении Игоря Яцко – натура искренняя, романтическая, не способная принять новые суровые реалии жизни. Эдакий «лишний человек», только наоборот, ведь не родился раньше времени, а через много лет не почувствовал бы себя «в своей тарелке». Он утопист, чьи планы на будущее реализовать практически невозможно.
В спектакле этот герой, благодаря обаянию и харизме артиста, привлекает внимание к себе даже, казалось бы, незначительными действиям вроде сидения на стуле или употребления чая.

Дочь Раневской Аня, образ которой воплотила Анна Литкенс, - девушка семнадцати лет, типичная представительница подрастающего поколения. Она влюблена, и смотрит на все глазами своего кавалера. В какой-то момент юная представительница родовитого семейства признается, что больше не любит вишневый сад так, как прежде.
Аня восторженна, настроена оптимистично, суровые реалии принимает с ярко выраженной верой в свои силы и в светлое будущее, в то, что они смогут посадить новый сад, «роскошнее этого». Она влюблена и безоговорочно верит дорогому человеку.

А выбор свой Аня сделала в пользу бывшего учителя своего покойного брата – студента Петра Сергеевича Трофимова. В исполнении Георгия Фетисова этот герой – яростный противник образа жизни, который ведут люди его круга, предполагающий отсутствие какой-либо деятельности. Между тем, сам молодой человек влачит точно такое же существование, только словом владеет очень хорошим, гладким, изысканным. Настоящий оратор! В самом лучшем смысле этого слова.
Это – типичный нигилист, но только в вопросах чувств. Тем не менее, он воздействует на Аню почти гипнотически, внушая веру в светлое будущее, которое настанет, что бы ни произошло. У самого же Петра нет ничего – ни денег, ни образования, ни положения, ни профессии. Есть только старые, грязные, потертые калоши, которые он увезет с собой в «новую» жизнь. А что дальше? История покажет!

Совсем иная судьба уготована Варе, приемной дочери Раневской и, по совместительству, экономке. В интерпретации Марии Викторовой эта героиня – пример порядочности, рациональности, трудолюбия, ответственности и добродетели. В отличие от своей матери, когда-то очень богатой аристократки, она умеет считать деньги. В личной жизни судьба связывает ее с крайне нерешительным человеком, не могущим проявить инициативу. Из-за драматичного разорения семьи Варвара оказывается больше им не нужной.

Потенциальный жених Вари – купец Ермолай Алексеевич Лопахин. В исполнении Кирилла Гребенщикова он предстает ловким, хитрым, предприимчивым человеком. После двух поколений крепостных (служивших, кстати, предкам Раневской), не имеющих за душой ни копейки, он, наконец, смог не просто заработать средства на нормальную жизнь, а по-настоящему разбогатеть.
Именно Лопахин становится покупателем вишневого сада, на месте которого собирается построить дачный поселок. У такого человека нет привязанности к дворянской старине, какие-то ценности и уважение к традициям у него отсутствуют. Это – яркий символ новых хозяев жизни, в течение ХХ века внесших значительные изменения в расстановку сил и позиций на социальной лестнице.

Один из самых запоминающихся героев спектакля – старый лакей Фирс. В интерпретации Олега Охотниченко он предстает немощным, двигающимся с трудом, но, тем не менее, заботливо предлагающим горячо любимым господам и их гостям чай или кофе, неустанно поддерживающим чистоту и порядок как в доме, так и в саду.
Наряду с имением, Фирс – тоже своего рода символ страны, которой никогда больше не будет, эпохи, которая не вернется и образа жизни, свойственного в дальнейшем людям совсем иного происхождения.
В конце, покидая более не принадлежащий им дом, бывшие хозяева оставляют там старого лакея взаперти. Возможно, история так и останется похороненной внутри огромного имения? Ведь все работы нового по приказу нового господина начнутся лишь грядущею весной.

Молодой слуга Яша – полная ему противоположность. В исполнении Романа Долгушина он предстает невежливым, невоспитанным человеком, не испытывающим какого-либо волнения при соприкосновении с явлениями прошлого, в том числе уже отжившими свое. Это – своего рода символ новой страны, нового мира, новой эпохи, уверенно убеждающий всех, что по прежнему сценарию события больше не будут развиваться. Никогда!

Заслуженная артистка России Мария Зайкова представила очень интересную трактовку образа Шарлотты Ивановны, гувернантки Раневских. Одинокая, не знающая толком, кто она и сколько ей лет, эта героиня – настоящая актриса синтетического «замеса»: и петь она умеет, как в опере, и танцевать, как в балете, и трюки лихие исполняет, как в цирке. Впрочем, это не удивительно, ведь родители Шарлотты были ярмарочными артистами.

Горничная Дуняша в исполнении Дарьи Рублевой, мягко говоря, отличается от традиционного образа служанки. Она – кокетка, очень тщательно следит за собой, заботится о том, как выглядит. Одета вычурно, привлекает внимание. Несмотря на статус прислуги, обладает холеными руками. Мечтает как можно скорее выйти замуж. Очень интересны нюансы: как героиня все время поправляет прическу, не упускает случая при первой же возможности посмотреть в зеркало, чувствует дискомфорт из-за неудобной одежды, но терпит, ведь красота, как известно, требует жертв!

Не менее интересны и другие персонажи: обладатель «лошадиного» здоровья, помещик Борис Борисович Симеонов-Пищик (Сергей Ганин), неустанно падающий с велосипеда, либо сбивающий все на своем пути; постоянно озабоченный поиском средств; конторщик Семен Пантелеевич Епиходов (Евгений Поляков); Начальник станции (Игорь Данилов) и Почтовый чиновник (Федор Леонов).

Жанр спектакля режиссер Игорь Яцко определил как «русскую мистерию». Что же это за жанр? Один из видов сценического искусства, пришедших к нам из стран Западной Европы и имеющий непосредственное отношение к религии. Изначально мистерия представляла собой фрагменты из библии, перемежавшиеся легкими комедийными сценками бытового характера.
В постановке «Вишневого сада» мистериальный эпизод представляет собой интермедию, отделяющую первый акт от второго. Это – сцена в ночном саду, очень сильно напоминающая библейский сюжет о Сотворении Мира, точнее, его финальная часть. Прекрасный танец мужского (Георгий Фетисов) и женского (Анна Литкенс) тел словно призывает поддаться естественному течению жизни, продолжению рода человеческого. Романтическое уединение – не более, чем иллюзия: за героями наблюдает множество людей, держащих в руках свечи.

Особенно хочется упомянуть Игоря Корниха, чья скрипка создала пленительно-романтический антураж и щедро иллюстрировала всю гамму чувств и спектр мыслей, в течение всего действия бурлящих в головах и сердцах каждого героя. Кроме того, насыщенный музыкальный фон спектакля обеспечили: Елена Лобанова (фортепиано), Мария Гришина (виолончель) и Андрей Емельянов (контрабас).

Как я уже не раз писала, все спектакли театра «Школа Драматического Искусства» отличает особое звуковое оформление. Спектакль «Вишневый сад» не стал исключением. Музыкальный руководитель постановки Петр Айду составил фантастическую мозаику из шедевров русской и зарубежной классики, в том числе: «Токкаты» К.Мостраса, «Детской песенки Мой Лизочек» П.И.Чайковского, романса «Две гитары» А.Григорьева и И.Васильева, «Страстей по Матфею» И.С.Баха, вариаций на тему 24 каприса Н.Паганини и т.д.
Очень сильное впечатление произвел шумовой эпизод в самом начале, представляющий собой движение набравшего ход поезда. Реалистичность звукового ряда, создаваемого артистами под руководством П.Айду на аппаратах конструкции В.А.Попова, заставила на минуту забыть, что мы находимся в театре, а не на станции в ожидании долгожданных гостей.

Образы персонажей логически и художественно завершены при помощи костюмов, созданных Вадимом Андреевым. Прежде всего, это - роскошные наряды Раневской, дополненные эффектными аксессуарами, позволяющие по ходу спектакля понять ее душевное состояние. Возвышенная, окрыленная в самом начале, Любовь Андреевна одета в нежно-розовое платье, оттенком своим напоминающее прекрасные весенние цветы. Ожидание продажи имения с садом – и вот она предстает уже в черном. Подготовка к отъезду символизирует начало новой жизни, потому финальный костюм – белый, словно чистый лист бумаги.
Немного выбивается из общего стиля кожаное одеяние молодого лакея Яши, что не удивительно: он же любит все иностранное, необычное. Вот и образ его значительно опережает моду.
Длинное, струящееся платье Ани – знак, указывающий на то, что юная дочь Раневской открыта ко всему новому, ее пленяет не только любовь, но и свобода.
Все наряды Дуняши – явный признак желания молоденькой служанки привлечь к себе пристальное внимание. Но как это сделать, горничная вряд ли может знать. Вот почему ее гардероб представляет собой хаотичный набор несочетаемых элементов.

Бал в имении Раневской, находящейся в томительном ожидании, тем не менее, не отличается от других подобных увеселительных мероприятий. А это значит, что гости на нем танцуют. Поставила разнообразные хореографические эпизоды Рамуне Ходоркайте.

Возможно, А.П.Чехов в своем творчестве преследовал цель обнажить человеческую душу, показать все ее закоулки, найти причины переживаний и помочь от них избавиться. Не в глобальном смысле, а лишь на уровне одной семьи, одного человека. Естественно, способы для этой цели каждый применит свои. Какой будет результат – покажет время. Такие мысли навеяны «Вишневым садом» в постановке театра «Школа Драматического Искусства».

Ольга Пурчинская

Категория: Театр » Драма