интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Театр » Таинство звука и масок театра Но

 
 
 

Таинство звука и масок театра Но

Автор: Ольга Быкова от 25-01-2016, 05:57, посмотрело: 717

Театр Но – одно из самых необычных традиционных искусств Японии. Как и другие виды японского театра, свои истоки он берет в буддийских ритуалах и мифологии. Главным в представлении Но являются всевозможные отчетливые звуки (шорохи, свисты, стоны, крики) и медленная, разбитая на отдельные такты музыка вместе с актерским речитативом. Непременным атрибутом театра так же являются особые маски, изготавливаемые вручную и передающиеся по наследству внутри школы.

История Но начинается в конце VIII века, когда в Японию прибыли китайские исполнители своего национального искусства, показываемого публике на открытом пространстве. Их мастерство сань-юэ, преобразовавшись в японское сангаку («разнообразные представления, музыка»), включало в себя различные элементы цирка (жонглирование, акробатика), фокусы, исполнение песен и танцев, мимические сцены с переодеванием. Позже, распространившись по стране и ассимилировавшись с местными традициями, это искусство стало называться саругаку – «обезьянья музыка», где «сару» означает обезьянничать, подражать. Оно совместило в себе народные увеселительные танцы кабу, исполняемые под музыку, и комическую пантомиму. Актерами саругаку первоначально были выходцы из низших слоев общества, а представления проходили в храмах во время религиозных праздников при большом скоплении людей. Платы за просмотр спектакля не существовало, но был принят обычай делать актерам подношения в качестве вознаграждения за игру.

Первые школы театрального искусства Но возникли лишь спустя столетие, и в основном состояли из буддийских священнослужителей низкого ранга. Представления еще не имели стационарных площадок, а тексты пьес письменно не фиксировались и являлись импровизацией. Все это еще называлось саругаку, и только в XIV веке, когда появились профессиональные актеры, к театру добавился иероглиф «но», что означает «умение, мастерство» - саругаку-но.

Дальнейшее развитие искусства произошло из-за стремления именитых актеров народного саругаку «популяризовать» его в среде дворян и аристократов. В структуре спектакля появляются новые формы игры: подражание мономанэ и изысканный стиль югэн, и особым талантом считалось умение соединять эти два стиля. В 1374 году случается знаменательно событие, определившее дальнейшую судьбу театра. На большом представление в Киото в качестве зрителя присутствовал молодой сёгун Асикага Ёсимицу. Он был настолько поражен игрой главных актеров, что пригласил их во дворец и с тех пор всячески поощрял это искусство. Так среди знати становится «модным» устраивать представления для своих даймё (феодальных правителей). Тогда же происходит отсекание «низменного» саругаку и остается просто Но.

Теперь театр должен был соответствовать высоким культурным запросам военного дворянства. Пьесы приобретают строгую форму, начинают записываться, их содержание становится более серьезным. Поскольку в это время в Японии переживало расцвет и активное распространение учение дзэн, то буддийские идеи и сюжеты проникли и в театр Но, а произведения воспринимали как своеобразную проповедь. Для аристократов и воинов посещение спектаклей было обязательным. В период Муромати (1336-1573) появляется очень много различных школ Но, которые постоянно соперничали. Итогом «эпохи вражды трупп» стало резкое повышение актерского мастерства.

В начале XVII века начинается объединение разрозненной феодальной Японии, что тоже повлияло на развитие театра. Тоётоми Хидэёси стал первым правителем, который исполнил в спектакле главную роль, и являлся очень большим фанатом данного искусства. Настолько, что во время военных походов он разучивал новые пьесы, в том числе содержащие батальные сцены.

В период Эдо (1603-1868) Но окончательно становится церемониальным театром правящего класса при сёгунском дворе. Он ушел с площадей, где в то время были популярными кабуки и бунраку, его торжественными представлениями отмечались приход к власти нового правителя, бракосочетания знатных особ и др. Тем не менее, простые горожане иногда могли получить приглашение на спектакль, и это считалось большой честью. Театр находился под полным контролем со стороны власти, и руководитель труппы лично отвечал за все, что происходит на сцене. Все не официальные школы были запрещены. Благодаря этому актеры театра вели весьма роскошную жизнь – помимо обязательных подарков после выступления труппы так же поддерживались государством и отдельными даймё.

Но были и минусы: из-за своего высокого статуса и религиозной основы театра, класс исполнителей был практически приравнен к воинскому, что накладывало определённые обязательства. Как и в древности, считалось, что хорошая игра способствуют процветанию страны, а плохая – гневит богов. Поэтому малейшая небрежность в представлении жестокого каралась не только высылкой на отдаленные острова, но и харакири. Происходит последнее усовершенствование актерской техники.

После Реставрации Мейдзи театр Но практически исчезает, так как был тесно связан с сёгунатом. Чтобы выжить, актеры разбредаются по стране и дают открытые представления. В 1881 году появляется первый общедоступный театр, который стал называться ногаку («музыка но»), хотя прежнее обозначение сохранилось в качестве синонима. Дальнейшую историю театра вплоть до наших дней можно охарактеризовать как «сохранение традиций», и это касается не только техники исполнения, но и восстановления реквизита, сложных костюмов, и главное - специфических зданий самого театра (в основном старых храмов), многие из которые были разрушены во время Второй мировой войны и различных землетрясений.

Выступления Но выглядят очень своеобразно. В первую очередь это связано со строгой схемой актерских амлуа, в которых для каждого героя есть свой определённый образ, смысл и действие. Актер (якуся) никогда не исполняет роли другого персонажа. К ведущим относятся амплуа ситэ (главное действующее лицо), коката (традиционно это мальчик-подросток, который может играть ребёнка, императора или сёгуна) и дзиутаиката (хористы). Все другие исполнители в общем называются сан яку («три роли»). Среди них есть, например, второстепенные персонажи – вакиката, которые не вовлечены в активное действие на сцене, а только изредка обращаются к ситэ. Также это могут спутники главного героя – цурэ, сопровождающие его на протяжении пьесы. Отдельно стоит кёгэнката, который играет комические сценки в перерывах между многосоставной драмой. Подобных ролей с четким набором действий на сцене существует очень много и большинство из них играются мужчинами.

Сцена театра но бутай изготавливается исключительно из кипариса, имеющего богатую палитру естественных цветов. В целом ее форма чем-то напоминает традиционное японское поместье или синтоистский храм. Основная часть представляет собой широкий помост, напротив которого сидят зрители. Главным элементом является крыша-пагода, так как раньше представления проходили на открытом воздухе. В современных зданиях крыша над сценой сохраняется. В подполье помоста установлены полые глиняные или бетонные кувшины, служащие резонаторами и дающие возможность слышать даже незначительные звуки. Сбоку от сцены отходит мост-приставка хасигакари, а в ее глубине располагается область для музыкантов.

Каждая из частей сцены вплоть до метра имеет свое название и строгое предназначение, также немало внимания уделяется и «внешней» части. Так, например, помост обрамляет дорожка сирасу, посыпанная мелкой галькой или песком, а со стороны зрителей расположены метровые сосны, которые создают иллюзию прямой перспективы и визуально увеличивают длину помоста. Другие «декорации» в Но не используются, за исключением небольшого количества выносного реквизита. Еще одной особенностью сцены является очень мягкое, приглушенное освещение, чтобы создать эффект сгущающейся тьмы у потолочных балок крыши, нависающей над актерами. В старинных храмах, сохранивших классическую сцену Но, несколько раз в год могут проводиться ночные такиги-но при свете костров, воссоздающих первые оригинальные представления.

Театральное действие Но очень медленное. Оно идет под музыку, основные инструменты которой – это большая флейта и несколько барабанов. «Мелодия» состоит из отдельных звуков, разделяемых большими паузами, причем ритм может совершенно не совпадать с речью актера. Его реплики в свою очередь состоят из прозаических и поэтических чередований, каждое из которых протягивается определенным тоном и с эмоциональной интонацией. Из-за этого речь получается очень неразборчивой и стилизованной, так же актер произносит ее, никогда не показывая зубов. Помимо этого, есть еще хоровой аккомпанемент, основанный на культуре буддийских молитвословий сёмё.

Движения актеров очень скользящие и растянутые, и отдаленно напоминают размеренное боевое искусство. Не удивительно – они называются и исполняются во многом точно так же, как основные движения кэндо или каратэ, что показывает древнюю связь театра Но с воинской кастой. Поэтому для них важна не только техника, но и философский смысл. Все ката («формы») должны быть красивы в любой момент, независимо от направления взгляда зрителей. Все представление актер находится в стойке камаэ с очень прямой спиной и ходит исключительно специальной походкой хакоби. В ней ноги практически не отрываются от пола, и шаги как бы «полируют» помост.

Что касается костюмов, то зачастую это просто старинные одежды, напоминающие стиль XIV—XVI веков. Так же используются всевозможные пышные и длинные парики. На полное облачение актера может уходить до 40 минут. Непременным атрибутом Но является веер, у которого есть множество разновидностей, и соответственно, смыслов. Его движения могут символизировать предметы, явления и эмоции (меч, кисть, дождь, ветер, гнев, плач и др.) Самое же главное в облике персонажа – маска номэн или омотэ. Ее имеет право носить только ситэ и цурэ, если герой - женщина. Когда актер исполняет роль без маски, то он должен сохранять отрешенное выражение лица. В японской психиатрии даже есть термин «лицо маски Но», обозначающий патологическую проблему с мимикой. Особенность этих жутковатых масок в том, что они действительно могут передавать эмоции. Это зависит от умелого наклона и поворота головы актера вплоть до нескольких миллиметров и использования эффектов освещения. И тогда маска «оживает». В связи с этим к ней относятся с большим почтением и трепетом, наделяя «магическими» свойствами. Она надевается при помощи специального обряда, призванного помочь актеру отождествиться себя с ней, стать одним целым. Так как маски передаются из поколения в поколение, носить такую может либо глава труппы, либо совершенно гениальный актер. Пока им не будет достигнуто необходимо мастерство, спектакль играется в современных репликах.

Несмотря на то, что театр Но уже давно является совершенно свободным для посещения, его «культура» и смысл остаются прерогативой только серьезных ценителей искусства. Безусловно, насладиться таинственной атмосферой темного зала, старинных костюмов и масок может любой желающий, но чтобы понять происходящее на сцене, надо все-таки либо быть японцем, либо иметь очень специфическое восприятие. И очень жаль, что проверить его можно только в Японии.

Ольга Быкова

Категория: Театр