интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » В гостях у звезды » Молодые артисты » Профессия: Актёр. Жизнь за кулисами

 
 
 

Профессия: Актёр. Жизнь за кулисами

Автор: Таисия Белокопытова от 22-05-2011, 23:37, посмотрело: 5397

Профессия: Актёр. Жизнь за кулисами Жизнь за кулисами есть, и очень даже интересная. Марина Штода (российская актриса театра и кино, работала в театре "У Никитских ворот", в настоящее время является актрисой Театра п/р Армена Джигарханяна) рассказала о работе актёра, и о том, как тяжело стать актёром, но как можно всего этого достичь, если очень захотеть.

Здравствуйте, Марина!
— Здравствуйте!

— Вы задействованы во многих постановках как театральных, так и телевизионных. Как всё возможно успеть?
— Возможно, потому что в моём театре Армен Борисович очень лояльно относится, потому что сам киношный артист. В книгу рекордов Гиннеса занесён даже, как артист, сыгравший в кино большее количество ролей в мире. На сцены отпускает. Удается совмещать со съемками. В основном сейчас у меня проекты в Москве. Поэтому вообще проблемы нет. При том, у нас же спектакли не каждый день идут.

— Но это же всё равно сложно: быть задействованной и там и там. Сколько времени Вы уделяете съемкам в сериалах?
— По-разному, в зависимости от проекта. Бывает очень много, то есть если какие-то выездные вещи, то это, конечно, проблематично совмещать с театром. Ну, отпускают, пишем заявление. Что делать? Единственное что, у меня семь спектаклей, почти все в одном составе. То есть я практически незаменима! И вот это — проблема для съёмок, потому что бывает, что какой-то объект могут только в этот день отснять. Встаёт такой вопрос, что если вы не можете, то будем как-то выходить из ситуации. Когда-то из одной сцены меня просто пришлось вычеркнуть, потому что какой-то был объект дорогостоящий, и никак не могли совместить и даже переделали сцену, потому что я не могла с театром совмещать. То есть да, действительно, эта проблема существует. Но для меня это — всё равно не проблема, так как я очень люблю как театр, так и кино. Театр даже где-то... ну не то что больше.. это — разное. Театр — это свой какой-то микроклимат, свой социум с людьми, с которыми ты постоянно общаешься. Театр — это семья: бывают и конфликты, бывает выяснение отношений. В семье есть что-то хорошее, что-то плохое. Для меня это очень ценно. Я просто не могу без этого жить!

— А в сериалах разве такого нет?
— Я думаю, что, может быть, в каких-то совсем долгоиграющих. У меня всегда проекты где-то по 12 серий. Был только проект "Я лечу" - 48 серий. Однако процесс шел очень быстро: не три года съёмок, а несколько месяцев. И, конечно же, с моим партнёром по этому сериалу, с которым мы играли жениха и невесту, сохранились хорошие отношения. Уже прошло сколько лет, всё равно мы созваниваемся, радостно шутим на тему наших персонажей. И все люди, с которыми была в проекте, реально отпечатались. И всё равно, кино больше на результат. Это как водить машину: надо из пункта А доехать в пункт Б. Театр можно сравнить с водой. Театр — это как озеро. Можешь по нему плыть, но оно неизменно. Или как в Черногории море: пару метров плывёшь — тепло, ещё пару метров — и ледяная вода. Хочется, конечно, чтобы было больше тепла, но плюсов всё равно больше.

— Многих интересующий вопрос и, на мой взгляд, немножечко банальный. Ещё с детства у каждого из нас есть мечта относительно будущей профессии. Что повлияло на Ваш выбор профессии?
— Ой, я даже не знаю, что конкретно повлияло. Просто в какой-то момент... я даже помню этот момент! Мне было лет 12, я была дома и смотрела выступление, кажется, Майкла Джексона. И вдруг меня посетила мысль, что я хочу стать артисткой. Вообще, я любила танцевать в детстве. И я пришла к папе и сказала, что хочу стать танцовщицей. Он объяснил: вот ты сломаешь ногу и что будешь делать? И как-то на меня это повлияло, и я подумала, что да, это будет неразумно. И потом всё трансформировалось в актёрство, я уже целеустремлённо, лет с 15, начала заниматься в этой области. Работала в театре МГУ (тогда назывался МОСТ). Там в основном студенты МГУ набирались, а я случайно услышала, решила попробовать. Я человек рисковый. Я пошла. Был огромный конкурс. И вдруг меня берут. И почти все из нашей учебноё группы стали артистами. В итоге все из нашей актёрской группы поступили во МХАТ, в Щепку, в Щуку. Ещё тогда говорили, что наша группа очень сильная и что давно такой не было.

— По поводу поступления в театр при МГУ понятно, а какое было ощущение, может быть, какие-то истории, когда Вы поступали в Щуку?
— Историй много. Я помню, что был удивительный день во время конкурса: самый основной этап, ответственный. Вначале — три тура, потом конкурс. Дальше уже экзамены такие теоретические — с ними проще. А день удивительный был в плане погоды. Утром, когда я туда шла, была страшная жара, просто жуткая (весь июнь такая была), я еле дошла на каблуках, кстати, я с первого тура ходила в одной и той же одежде: у меня была такая юбочка чёрная и кофточка. Как какая-то примета была — в одном виде. Так вот, жара страшная. Я не знаю, как там педагоги выдержали, как никак именитые люди все. И как они перенесли жару... Но что артисты — все самоотверженные. Про любого хорошего артиста можно так сказать. Я там провела весь день, моя десятка пошла в восемь вечера... я не помню точно... Потом ждали результатов, которые объявили в половину первого ночи. И конечно, когда мою фамилию прочли в списках, мне все показалось каким-то чудом, реализованной мечтой. В этот момент начался страшный ливень! Как будто бы стресс снялся. А я в босоножках с утра пришла, без плаща, вымокла до нитки, но успела на последнюю электричку.
Но вот интересно. Это совсем новый мир, учащийся. Я помню первые дни состояния какого-то такого счастья, как будто бы не похож на всех. Состояние полного счастья, ничем не затуманенное. Это в первые месяцы, потом было очень тяжело, очень сложно учиться, потому что взаимоотношения сложные, изматывающий график — мы там ночевали. Однако как бы ни было тяжело (нагрузка нереальная), всё равно присутствует состояние какого-то драйва, кайфа. Мне кажется, артисты — мазохисты в какой-то степени. Когда я рассказывала друзьям, что пашу с утра до вечера, семь дней в неделю, они интересовались: а как же личная жизнь? Но это и было моей личной жизнью. Только профессия, отрывки, репетиции. Ничего больше не интересовало.

— Начало завораживающее. А что насчёт выпуска? Что слово "Выпуск" значит для Вас?
— Честно сказать, когда я выходила из нашего зала, где проходит вручение диплома. Все выходят из зала прямо — в фойе. И в тот момент, когда я выходила в фойе, я почувствовала себя Золушкой, потерявшей туфельку, потому что было настолько неизвестно, что дальше. Страшно.

— Что именно пугает?
— Пугает неизвестность. На тот момент я ещё не была определена в театр, то есть это, конечно, проблема, потому что очень сложно с трудоустройством: у нас все театры переполнены. Каждый год это для всех студентов огромная проблема. Потом это как-то всё рассосалось. Меня взяли вначале в театр "У Никитских ворот". Но вот главное, это ощущение той Золушки, неизвестности.

— Наверное, многие выпускники себя так чувствуют?
— Думаю, да.

— Расскажите про свой последний год в Щукинском?
— Это уже 4 курс, выпускной, уже нет занятий в основном. Все экзамены сданы. Остаются только выпускные спектакли. Такой уже счастливый год, в плане того, что больше времени свободного, с утра рано вставать не надо. Спектакли ставили. Но я довольно романтичный человек — для меня это был какой-то праздник. Каждый раз. Причём неважно, какая роль: играешь ты королеву или служанку.

— Наверное, эмоции?
— Да! Это — подготовка. Встаёшь утром с ощущением, что у тебя вечером спектакль. Собираешься, надеваешь что-то, приходишь в театр, в гримерку, включаешь свет, начинают собираться люди, какое-то общение... и у всех настроение какого-то подъёма, драйва. Костюмы, грим. Готовишься к чему-то необычному… И это ощущение у меня сохраняется до сих пор.

— А с каким чувством это ещё перемежается? Возможно, есть страх?
— Нет, сейчас уже нет. Страх, у меня лично, бывает на премьере. Один-два спектакля и всё проходит. Уже идёшь по задаче. Да, я говорю об этом возвышенно, но не надо забывать, что это — работа.

— Я читала, что за последний год вашим курсом было выпущено восемь спектаклей!
— Да там какое-то бессчётное количество было. Ребята делали самостоятельно что-то, и это тоже игралось... Восемь? Я даже потеряла... Мы хотели побить рекорд курса Катин-Ярцева. Они выпустили 11, если не ошибаюсь.

— Как часто в театре Армена Джигарханяна появляются новые постановки?
— В театре у нас сейчас много новых постановок планируется. Движемся какими-то семимильными шагами. Во многих театрах не так часто премьеры бывают, а нам Армен Борисович постоянно говорит: "Вперёд! Вперёд! Не останавливаться!" У нас репетиция трёх спектаклей в день часто бывает.

— Вспомните Ваш первый фильм \ сериал.
— Первая моя работа… Когда я ещё училась в институте, меня пригласили в сериал "Простые истины", про школьников Это были первые съёмки в моей жизни.. Мне это очень запомнилось. Была хорошая атмосфера на съёмках. Я вообще считаю себя счастливым человеком в плане кино. Мне очень повезло со стартом. В первом проекте была очень хорошая атмосфера. Потому что бывает, когда и гримёры ругаются, негатив полнейший, а здесь мне запомнились почему-то больше всего гримёры. Они прямо все пылинки сдули. Я помню, они меня подстригли немножко. Было ощущение, как в монахи постригают, так и меня в кино постригли.

— От кого зависит атмосфера на съёмочной площадке?
— От людей. От человеческого фактора. Там нет регламента, нет трудового кодекса. Сейчас к тому же, съёмки проходят очень быстро. Раньше так никто никуда не спешил: если сегодня не успели, ничего страшного, отснимем эту сцену завтра. Сейчас всё не так, как правило.

— Но ведь второпях не всегда получается хорошо. Толком выходит что-то?
— Выходит и нет. Как правило, выходит тогда хорошо, когда режиссёр знает, чего хочет на все сто процентов. Как говорится, всё с головы.

— Смотрела один из Ваших спектаклей. Трудно ли вжиться в роль?
— Хочется ответить, что вообще не тяжело.

— Почему не тяжело? Ведь есть актёры, которые, чтобы понять, прочувствовать роль, могут месяцами проживать жизнь героя, которого они будут играть.
— Это, наверное, больше относится к театру... Не знаю, сложный вопрос. Е.Б. Вахтангов говорил, что "Актёр должен освоить систему, и на её основе создать свою" Я думаю, мне удалось это сделать. Для меня артист — это транслятор эмоций, прежде всего. Есть определенный эмоциональный рисунок, который ты выражаешь. Есть, безусловно, много нюансов. Играя то одного, то другого, затрачиваешь просто разные эмоции внутри себя, вот и всё.

— То есть надо прочувствовать образ и выдать его на сцене, я так понимаю?
— Да, безусловно. Ко всему прочему, костюм и грим тоже работают на зрителя.

— Учитывая всё, о чём мы сейчас говорили, можно лишь поинтересоваться, что помогло Вам не остановиться на полпути?
— Какое-то очень сильное желание осилить этот путь. Действительно, было очень сложно. Я бы сказала, это маниакальное желание дойти до конца. Как Армен Джигарханян говорит: "Театр — это вопреки".

— И напоследок. Есть ли у Вас какое-то пожелание или совет будущим актёрам...
— Ну я ещё сама не такая старая.

— Нет, это совершенно не к возрасту относится. Дело в том, что Вы уже прошли школу такую серьёзную, и, я думаю, есть, что сказать после этого.
— Хм... Пожалуй так: Если ты не можешь этим не заниматься, ты должен этим заниматься!

Фотогалерея


Профессия: Актёр. Жизнь за кулисамиПрофессия: Актёр. Жизнь за кулисамиПрофессия: Актёр. Жизнь за кулисами









Профессия: Актёр. Жизнь за кулисамиПрофессия: Актёр. Жизнь за кулисамиПрофессия: Актёр. Жизнь за кулисамиПрофессия: Актёр. Жизнь за кулисами














Беседовала и фотографировала Таисия Белокопытова.
Фотографии в образах из личного архива актрисы Марины Штоды.

Категория: В гостях у звезды » Молодые артисты