интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » В гостях у звезды » Петр Гладилин: "Я верю в новый Ренессанс"

 
 
 

Петр Гладилин: "Я верю в новый Ренессанс"

Автор: Марина Айриянц от 22-12-2017, 04:12, посмотрело: 124

Петр Гладилин: "Я верю в новый Ренессанс"15 и 16 декабря в театре на Юго-Западе был показан новый спектакль по пьесе известного драматурга, сценариста, режиссера и продюсера Петра Гладилина «Zoofellini». Его имя на театральной афише и в титрах художественного фильма всегда привлекает внимание искушенной публики, каждая новое работа – событие, которое нельзя пропустить. После премьеры Петр ответил на наши вопросы о спектакле и не только.

- Петр, как всегда – совершенно неожиданный сюжет. Навеян беспокойством о «виртуализации» нынешнего поколения или чем-нибудь еще?

- Писать пьесу я начал очень давно, в конце девяностых, когда на экране на месте актеров появились медийные лица, а художественный фильм стал прослойкой между рекламой. В кинотеатрах появились голливудские боевики категории С, и отечественные кооперативные фильмы. Для меня, выросшего в СССР, это был шок. Я вырос на Евстигнееве, Ефремове, Смоктуновском, далее - потрясающем Кайдановском, Вертинской, Симоновой, и вдруг с экрана пошла лавина лучезарного актерского брака, бессмысленные криминальные сюжеты, чудовищные сериалы, и дебильные шоу, смысл которых… давайте все вместе поиздеваемся над героем нашей программы. Я понял, что мы падаем во власть охлоса, толпы. Изначально это был киносценарий под называнием «ТВ римской империи», после он стал пьесой. Сюжет таков: Цезарь убивает ТВ-магната Кассия Помпея и становится хозяином медиа-империи, увлекается творчеством. Это притча о современном продюсере, КОМЕДИЯ О МЕДИА! С каждым годом сюжет становился все актуальнее, ну а споявлением интернета и мобильных телефонов, социальных сетей, вырос до МЕГАТЕМЫ. Это единственная пьеса, которую я так долго писал.

- Почему выбор пал именно на Театр на Юго-Западе?

- Лет семь тому назад я написал пьесу «ФОТОАППАРАТЫ». Пьесу, сказать правду, мало кто понял. Один из учеников Анатолия Васильева мне терпеливо разъяснял что-то по поводу игровой структуры, что это вообще не пьеса, а нечто, просто текст. Я спорил, сопротивлялся. Однажды мне позвонил Евгений Каменькович и говорит:
- Знаешь, что «ФОТОАППАРАТЫ» репетируют на «ЮГО-ЗАПАДЕ»?
- Не знаю, - отвечаю я.
Валерий Белякович пригласил меня на премьеру. Это было одно из самых громадных театральных впечатлений моей жизни. Белякович поставил невероятный спектакль!!! Грандиозный!!! Он до сих пор на сцене Театра на Юго-Западе. Всем рекомендую, кто не видел. Мы живем в эпоху, когда премируется мусор, а шедевры остаются в тени. Коррупция и профанация идут рука об руку, а они родные сестры!
С тех пор я стал показывать Беляковичу все свои новые пьесы! После очередной правки показал и «ZOOFELLINI». Эти правки стали частью моего образа жизни и сегодня я не представляю своей жизни без этих сезонных правок. Это как грачи прилетели. Или как снег пошел. Надеюсь, и после постановки на Юго Западе сама пьеса не застынет в окончательную форму, я перепишу материал в киносценарий и роман. Помню момент: иду по улице, дождь, звонит Валера:«Петр, я прочитал «ZOOFELLINI», это гениальная пьеса, я буду ее ставить этой весной».
Весенние репетиции перенеслись на осень, Белякович уехал ставить «МАКБЕТ» в Японию. Осенью была первая читка «ZOOFELLINI»,был назначен день премьеры, кажется, 21 декабря. Послепришла страшная новость - Валерий Романович ушел из жизни.
21 декабря, в день, намеченный для премьеры спектакля Беляковича, художественный руководитель Юго Запада Олег Леушин, вышел с текстом и замечательно прочитал пьесу на зрителя. Один. Зал жил все два часа. После - бурные аплодисменты.

- Вы не только драматург, но и режиссер, и продюсер. Не было искушения поставить спектакль самому?

Из читки пьесы на зрителя Олегом Леушинымя сделал вывод: спектакль и зритель будут раздавлены массивом текста пьесы, где всего четыре героя. Пьесу, конечно, возможно поставить и на четырех артистов, однако с жанром и бешеной энергией, стилем ЮГО-ЗАПАДА такая пьеса может и не совпасть, не соединиться. Я понял, что нужно срочно вносить существенные изменения в текст. Мы так с Олегом и договорились, что ставить буду я. Зная труппу и художественную специфику театра, я понимал, что мой режиссерский жанр в корне отличается от стиля ЮГО-ЗАПАДА. За восемнадцать репетиций, таковы были сроки, мы с труппой навряд ли адаптируемся друг к другу. И времени для этого нет, да и смысла тоже.Артисты вряд ли освоят мой метод, а я принципиально не стану ставить в совершенно особом неподражаемом стиле ЮГО-ЗАПАДА, так, как Белякович или Леушин. Я понимал, что моя задача не репетировать спектакль, но подготовить его к репетициям, производству, как бы соединить пьесу и труппу, пьесу и особую театральность ЮГО-ЗАПАДА. Я попросил у Олега четыре репетиции в июле. Мне необходимо было посадить сюжет на другие актерские рецепторы, импринты.
После летних репетиций, я добавил в пьесу четырех актрис и двух актеров, посеял около двадцати новых персонажей, изменил конструкцию каждой отдельной сцены, добавил элементы движения, массовые сцены. Осенью я провел еще несколько репетиций, помог с разбором, и сразу же передал эстафету Олегу Леушину. Спектакль ставил Олег. «ZOOFELLINI» его режиссерское детище. Я в этой работе автор и некий переводчик театрального языка. Может быть, когда-нибудь я поставлю свою, гладилинскую, авторскую версию совсем в другом, своем жанре. Но в результате интереснейшей подготовительной работы летом появилась вторая версия пьесы. «ZOOFELLINI», Оpus 2. Олег в процессе репетиций внес свои изменения. Пьеса не застывает. В принципе она изначально была задумана по образу «Принцессы Турандот» Вахтангова, чтобы некоторые сцены необходимо было менять от спектакля к спектаклю. Мы с Юго-Западом оказались внутри захватывающего творческого эксперимента, который надо было поставить в экстремальные сроки. Олег Леушин совершил ПОДВИГ, за очень короткий срок, репетиций четырнадцать, поставил мощный цельный, спектакль.

- Премьера была успешной?

- Премьерный и постпремьерный показ превзошел все ожидания. На премьере были мои друзья, любители театра и профессионалы. Друг-режиссер скупо обронил:«Потрясающе, взрыв на сцене»!!! Но подлинный успех для меня будет означать иное- если через двадцать лет, допустим, Олег Леушин мне скажет: «Знаешь, Гладилин, двадцать лет играем, а спектакль НЕ ЗАСТЫВАЕТ!!! Двадцать лет меняю текст, музыку, свет, мизансцены, добавляю, режу, склеиваю, а спектакль КАК ЖИВОЙ!!! Меняется вместе со временем, технической революцией, медиа, интернетом, зрителем, нашим театром, политикой, обществом, цивилизацией!»
Этого я хотел бы пожелать ЮГО-ЗАПАДУ! Для меня это самое важное. Художники добавляют в краску масло, чтобы живописный слой не застывал, можно было менять фрагменты, прописывать детали, слои. Некоторые великие полотна писались десятилетия! В этом магия «ZOOFELLINI».

- Есть мнение, что репертуарный театр постепенно «отмирает». Вы согласны с этим утверждением? В чем преимущества антрепризы, если они существуют?

- Репертуарный театр должен остаться во что бы то ни стало, это наше русское изобретение и достижение. Его нельзя ни в коем случае уничтожать. Однако я понимаю и тех людей, которым не терпится совершить этот варварский акт. Откуда такое противоестественное желание к разрушению? Репертуарный театр надо постоянно реформировать, обновлять, усовершенствовать, саму конструкцию, модель. У нас он застыл со сталинских времен, добавим сюда нашу национальную особенность, как то: неверие в молодежь, нежелание патриархов уступать насиженное место, ментальность наших людей по-прежнему застойная, феодальная.
В репертуарный театр, в его сердцевину нужно вживить механизм самореформирования! Процесс обновления!!! Вообще, я лично ратую за то, чтобы, чтобы существовали самые разнообразные формы театра и честно конкурировали между собой – и продюсерский, и директорский, и антреприза, и гастрольный, и репертуарный. Пусть в саду зацветут все цветы, и все они будут разными! В теории ни одна модель не лучше другой, ни у кого нет теоретических и практических преимуществ. Между разными формами театра должна быть честная творческая конкуренция! У нас по-прежнему нет свободных сцен, театров по образцу Бродвея и оффБродвея, которые исключительно сдают свои сцены в аренду, исходя из этого формируют репертуар, а главное - создают конкуренцию на рынке художественных идей. Нет театра студийного движения, где молодежь за небольшие деньги смогла бы арендовать залы для репетиций и сцену. За тридцать лет государство ничего не сделал для антрепризы, считая ее вредной, хотя по сути все гос. театры превратились в театры антрепризы, они активно привлекают звезд со стороны. Принципы гос. руководства театрами не понятны, не сформулированы. Одни театры и театральные деятели получают астрономические суммы, другие хранят годами зубы на полке. Создается такое впечатление, что нашим театром управляют тайные общества «Меча и Орала», глубоко законспирированные «ложи» инопланетян, нашедших секретный лаз к бюджетным средствам.
С капитализмом у России опять не очень получается. Отсюда и больная тема коррупции, раздутые штаты, престарелые худруки, актерская безработица внутри театра! Кстати, Театр на ЮГО-ЗАПАДЕ не болеет этими болезнями. Белякович все сорок лет реформировал свой театр, менял его, а главное - он вырастил замечательную труппу! Она сегодня одна из лучших в России. Артисты в театре невероятные! Олег Леушин прекрасный режиссер, профессиональный худрук, человек на своем месте. В театре есть сильная режиссерская группа среднего поколения: Олег Анищенко, Михаил Белякович. Я уверен список скоро можно будет продолжить, уверен -Леушин даст дорогу и молодым режиссерам. Согласно же популярному советскому театральному мифу, гений должен уйти, а после него должна остаться пустыня. Белякович воспитал не только прекрасную труппу, но и преемников уникального художественного метода! Его вклад в русское театральное искусство громаден, только вот Родина не подарила ему современное здание театра, так и оставила его ТЕАТР в подвальчике на ЮГО-ЗАПАДЕ Москвы, где нет даже крохотного репетиционного помещения. Сегодня надо многое менять в системе управления культурой, театром у меня есть план реформ, и я хотел бы этим заняться.

- Как Вы считаете, возможен ли второй Ренессанс, заявленный в спектакле, или мир все же полностью скатится в виртуальное пространство? Что нужно делать, чтобы искусство победило?

-Ренессанс возможен. Русская культура и русский театр всегда ставили перед собой сверхъестественные задачи и пытались изменить судьбу ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Малевич в свое время объявил себя президентом земного шара, Мейерхольд, Таиров формулировали глобальные манифесты преображения, Станиславский реально изменил мировой театр и кинематограф, подарив миру уникальную творческую систему. Когда мы читали пьесу, я это так и сформулировал: смысл спектакля в том, чтобы оказать сверхъестественное магическое мистериальное воздействие на ЦИВИЛИЗАЦИЮ, остановить засилье охлократии в медиа, высмеять пошлость, остановить дегуманизацию и десакрализацию культуры. В самой пьесе, внутри, есть манифест, монолог Лициния! Мы так и решили, что спектакль и будет той соломинкой, которая спасет человеческую цивилизацию. Звучит, конечно, утопично, наивно, но кто знает! Вера творит чудеса. Может со спектакля «ZOOFELLINI» мир перевернется, встанет с головы на ноги. Люди перестанут поглощать в невероятных количествах тошнотворную пошлейшую мерзость, перестанут интересоваться скандалами, в литературе, в театре, им станет интересна тайна человека и мира, в кино появятся невероятные шедевры, как это было в шестидесятые и семидесятые годы. Я верю в новый Ренессанс!!! За тридцать лет наша культура переболела страшными болезнями генезиса капитализма, неужели к нам не придет огромная волна свежего воздуха?
Очень важным в написании пьесы для меня стал цикл «КАПРИЧОС», Гойя. В самой пьесе есть возможность для театральной фантазии на тему Франсиско Гойя. Увы, технический прогресс оказался невероятным испытанием для человечества.
Бердяев писал: « В наступающей эпохе победит машинность и животность». Недавно перечитывал биографию Канта. Его отец был ремесленником, седельщиком. Но в моде в Кенигсберге среди каменщиков, сапожников, седельщиков, и горшечников - не удивляйтесь - был ПИЕТИЗМ, возвышенное отношение к человеку, реальности, женщине,слову. Сапожники не пользовались обсценной лексикой. Кант в детстве не слышал бранной речи. Наивно звучит, правда? Не принято было среди работяг «по матушке»!!! А сегодня выдающиеся деятели культуры, обсуждают всерьез нужна ли обсценная лексика в театре, кино и литературе, настаиваютна том, что русский мат - это прелесть, и он необходим творцу, как воздух. Какой ужас!!!
«ZOOFELLINI» - КОМЕДИЯ О МЕДИА, КОЛЛИЗЕЙ 21 век! Руководители ТВ каналов, кино- и телепродюсеры, руководители интернет-сервисов Mail.ru, GOOGLЕ и т.д. - приходите. Мы поставим перед вами зеркало!
Как в песенке поется:«Кто может первый посмеяться над собой!»Посмеетесь, вздрогните от ужаса и снова посмеетесь. Аристотель настаивал на том, что театр это терапия. Спектакль будет полезно увидеть. И зрителям, конечно, всем, кто смотрит ТВ, кино и надежно прописался в соцсетях!
Ближайшие спектакли 19 января и 8 февраля!


Беседовала Марина Айриянц

Категория: В гостях у звезды