В блеске "от кутюр"

Автор: Александра Янгляева от 27-06-2011, 23:22, посмотрело: 2334

Сейчас у всех на устах выставка «Dior: под знаком искусства», которая проходит в московском государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина. Я не могла не воспользоваться случаем и не поехать туда – не каждый день нам удается видеть работы модельера такого масштаба. Множество рюш, пышных накладных юбок, огромное количество паеток, как можно больше блеска и, конечно же, кристаллов «Сваровски» - все эти атрибуты, присущие работам легендарного Дома моды, пользуются большой популярностью среди русских. Именно на эти детали публика в музее обращала внимание. Я успела заметить, что просто скроенные пальто, костюмы часть публики обходила стороной, «застревая» у более ярких, блестящих, пафосно-торжественных платьев. Я вовсе не пытаюсь кого-либо обидеть: ни публику, которая восхищается искусством знаменитого дизайнера, не самого Диора; ведь он первый создал то, ради чего сейчас люди тратят немыслимые деньги – только, чтобы купить платье от знаменитого модельера. Я сама всегда считала французского Кутюрье одним из лучших в мире моды; его платья и костюмы были олицетворением элегантности и женственности. Однако, побывав на выставке, посмотрев на работы дизайнера, его эскизы, на то, что могло его вдохновлять (например, десятки картин, специально доставленные для этой выставки из музеев Лувра и Версаля), я невольно поймала себя на мысли, что Диор, которого я когда-то себе представляла, оказался немного другим. Теперь его работы, его потрясающие платья видятся мне вызывающими, его духи - сладкими, но сам известный модник – так и остался для меня гением, создателем высокой моды. Все признают его талант. Но, к сожалению, не все способны правильно и точно оценить его мастерство. К. Диор создавал оригинальные платья; он играл с цветом, оттенками, фактурой. Он умело обращался с любой тканью и мог из нее сделать восхитительную вещь; старательно выдумывал невероятные, порой фантастические платья. Для него архитектура платья – не пустое слово - «платье строится, конструируется в зависимости от направления линий…». При всем уважении к произведениям гениального дизайнера, я внимательно рассматривала каждое платье и, всё-таки, не могла понять, почему людям так хочется их надеть на себя. Может из-за лейбла? Или из-за нашей вечной любви к Западу? Или же нам действительно так хочется блеска, что любые паетки и необычные воланы на платье нам кажутся искусством?

Так, проходя мимо длинного платья из прозрачного тюля, отделанное стразами фирмы «Сваровски», девушки, восхищаясь, называли его «шедевром». Одна из них особенно акцентировала внимание своей подруги на том, что это платье носила сама Марлен Дитрих. Мне хотелось задать вопрос, теперь всё считать шедевром, что носила Марлен Дитрих или любая другая кино-дива? По-моему, если ты считаешь то или иное платье произведением искусства, нужны немного другие аргументы. К тому же, в актерской среде все сценические наряды должны быть яркими, неординарными и немного вычурными. Дальше меня ждало вечернее платье из фая оттенка слоновой кости, с широкими драпированными бретелями и пышной юбкой, собранной у левого бедра. Жаль, что я не услышала оценок от окружающих. Платье мне показалось грубым, и даже нежный цвет и аккуратные бретели не смогли сделать его изящным. Тяжелая ткань придавала платью массивность и грузность. Видимо, послевоенные годы отложили свой отпечаток – шить приходилось из того, что есть. В основном, платья периода 1947-55 гг., казались либо совсем скучными и непримечательными, либо наоборот, были залиты блеском и какими-то рюшами и воланами, создавали немыслимые размеры, мне было непонятно это «безумие». Конечно, взять, к примеру, платье-бюстье на тонких бретелях из шелкового крепа, перекрытого тюлем, расшитого позолоченными стразами (публика была, естественно, в полном восторге), или платье с отделкой белыми перьями и вышивкой, из-за чего платье казалось сплошным белым облаком, которое надвигается на вас, чтобы поглотить, или же кремовое шерстяное пальто с черным лакированным ремнем «Ваг» (что-то между поясом и корсетом) из лаковой кожи – это те арт-объекты, которые невозможно представить на обычных женщинах; высокое искусство, наверное, и должно быть оторвано от жизни. И, в общем, ничего удивительного, что модельер думал не о том, как одеть женщину, а как выделиться, создать что-то, что никто не делал до него. Это и есть талант…, возможно. Так я думала, пока ходила из зала в зал. Сейчас, вспоминая выставку, я, наконец, поняла и осознала, мода Диора – это мода взрослой умной богатой изысканной женщины, которой подойдут и блестки, и неординарные складки по всему платью, и необычайной красоты драгоценности, и, конечно же, сладкие, хотя и приторные духи высокой концентрации. Разумная женщина сможет подобрать для себя всё это настолько гармонично, что никому и в голову не придет назвать это пошлым. Коллекция, представленная на выставке – это не только вкус и мода, а прежде всего Искусство. До одежды от Кристиана Диор нужно дорасти, чтобы понять и истинно оценить, а чтобы понять и восхититься одеждой от-кутюр, к этому, быть может, кто-то идет всю жизнь.

Организаторы и куратор выставки Фюранс Мюллер преобразили павильоны главного здания ГМИИ до неузнаваемости, максимально погрузив нас всех в атмосферу Дома Диор. Если вы, хотя бы на полчаса хотите «окунуться в моду», в нечто более высокое, чем просто ваше платье на вешалке, приходите на выставку – здесь есть на что посмотреть и будет о чем подумать.

Александра Янгляева

Категория: Искусство созерцать