Изгнание любви

Автор: Анастасия Петракова от 7-05-2013, 22:06, посмотрело: 1947

Изгнание любвиДля человека самым главным в мире должна быть любовь. Любовь к своим детям, к семье, ко всему на свете. Одинокий человек обречён на погибель.

Алекс (Константин Лавроненко) и Вера (Мария Бонневи) со своими детьми выезжают пожить за город, в старый, забытый дом с заколоченными окнами без удобств. В семье царят прохладные отношения: супруги не разговаривают, их дети ссорятся. Пожив день в такой обстановке, Вера решается рассказать мужу, что ждёт ребенка от другого мужчины.

С этого момента действие приобретает некоторое движение. Алекс не разворачивает сцен, не устраивает скандалов, хотя в мыслях хочет убить жену. Он спрашивает о том, что ему делать дальше, у своего брата Марка, но тот отвечает, что любое решение будет правильным. И герой решает проявить акт милосердия: он предлагает начать всё заново, забыть обо всём, но при условии, что чужого ребёнка не будет.

Для Алекса важна видимость семьи. Узнав о предательстве, он продолжает воспитывать Еву и Кира, призывая жену «оставаться матерью для своих детей», тогда как он, несмотря ни на что, будет отцом. Герой боится потерять детей, как брат Марк (Александр Балуев), который, напротив, давно начал новую жизнь, забыв о прошлом. На протяжении всего фильма зрителей не покидает ощущение, что этот человек олицетворяет отрицательную сторону Алекса: он пережил те же удары судьбы, что и брат, он готов к убийству и предлагает думать не о том, что сделано, а лишь о том, что надо сделать. Именно он привозит врачей для проведения операции. В итоге жена Алекса, которой делают аборт, умирает. За нею вслед умирает и брат Марк. И, вроде бы, конфликт трагически, мрачно разрешается.

Но на смерти Веры фильм не кончается, хотя, как мне кажется, мог бы. Режиссер даёт нам разгадку, показывая разговор героини с её любовником Робертом. На вопрос о том, чьего ребёнка она носит, Вера отвечает, что это неважно. «Все мы – дети не только наших родителей», - говорит она. Своим поступком женщина хотела пробудить в муже любовь. Но какую!

Любить, как вещь, к которой привыкаешь и знаешь, что она всегда будет рядом. Любить эгоистически, желая счастья лишь для себя, а о счастье и радости другого человека не думая. Так любит Алекс, и от такой его любви страдает Вера. Разрывая такую связь, человек чувствует, что теряет часть самого себя, поэтому он готов на всё, чтобы восстановить былое, готов решиться даже на убийство. Звягинцев пытается донести до зрителя, что Любовь заключается в другом - в том, чтобы желать счастья и радости не себе, а другому человеку, чего бы ни предпочел для себя возлюбленный, что бы ни выбрал…

Очевидно, что именно о такой любви говорится в Библии, поэтому в одном из эпизодов девочка читает послание к Коринфянам из Нового Завета: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

Зритель, в конце концов, понимает, что Вера просто не может жить, она уже «мертва», потому что одинока, потому что не чувствует именно такой любви от мужа. Она «умерла», увидев его реакцию на новость о беременности. «Умерла», кажется, даже раньше, узнав о будущем ребенке, возникшем не от такой Любви (поэтому пытается покончить жизнь самоубийством ещё до отъезда за город).

По ходу сюжета нигде конкретно не говорится, кто же отец ребенка, но это уже и неважно, потому что родиться ему не суждено. Алекс так и не понял слов жены. Отсюда можно сделать вывод о смысле названия картины. Изгнание…

Конечно, с одной стороны, жизнь в месте, далёком от города (безжизненного и мрачного), в старом доме, одиноко стоящем среди полей и лесов, сама по себе похожа на изгнание. И по всем правилам в судьбе людей, находящихся в изгнании, должен был произойти перелом. Но, с другой стороны, изгнанием можно назвать и отъезд главного героя из этого места.…Из дома, где когда-то жили поколения крепких семей, где на пастбищах огромными стадами разгуливали овцы, где на полях колхозницы сообща собирали сено, подхватывая общую песню.

В фильме много символических эпизодов, означающих разъединённость, отрешенность: ребенок, оставляющий засохшие цветы на безымянной могиле, которая оказывается могилой его дедушки; пересохший ручей, в котором когда-то купались родители Алекса; горы пепла вместо «семейного очага» в камине старого дома. Символическим является и число три. Именно столько детей у счастливой, дружественной семьи, которая приезжает к паре погостить. Третьего ребенка ждала Вера (а ведь «Бог любит троицу!»), и так и не дождалась. Символично и то, что дети собирают пазл с изображением картины «Благовещения» (весть о будущем рождении сына Божьего) Леонардо да Винчи, в то время как их матери делают аборт.

Нельзя не отметить прекрасную работу оператора Михаила Кричмана и художника Андрея Панкратова: запоминающиеся композиционные приемы (змейка широкой дороги с огромным одиноким деревом, маленькое кладбище, возвышающееся над церковью), цветовые сочетания (контрасты в одежде главных героев, в зелени плодородной земли и серости угрюмого города), во много раз усиливающие атмосферу фильма и заставляющие находиться в напряжении до самого конца.

Таким образом, режиссер попытался воплотить в фильме идею о Любви и о нелюбви людей друг к другу, о вере в Бога, поразмышлять об экзистенциальных проблемах, хотя бы и выходя иногда за рамки правдоподобия. Его видение души женщины, отношений может вызывать споры и вызывает, но точно не может оставить равнодушным.

Анастасия Петракова

Изображение с сайта http://filmmusicmag.ru

Категория: Кино большого города