интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Кино большого города » 36 ММКФ. Любовь и тундра, или Русский фильм не о русских

 
 
 

36 ММКФ. Любовь и тундра, или Русский фильм не о русских

Автор: Виктория Любавина от 28-06-2014, 03:32, посмотрело: 1447

«В тундре любви нет. В ней есть продолжение рода» - эти слова режиссёр «Белого Ягеля» Владимир Тумаев сказал зрителям перед показом единственного русского фильма из основного конкурса 36 ММКФ, включенного также и в «Российские программы».

Это история о древнем народе ненцев, который и в ХХI веке живет по своим правилам и согласно традициям своих предков. Они спят в чумах, говорят на родном языке, не пользуются деньгами, кормятся за счет оленей и охоты, постоянно кочуют с места на место, чтобы выжить, женятся ради продолжения рода. Кажется, что цивилизация, «большая земля», почти не изменила образа жизни этих людей. Именно поэтому так странно и забавно видеть у них снегоходы, вертолёты и заряжающиеся в чумах айпады.

«Раз в полгода к нам прилетает вертолёт, чтобы забрать детей на учебу. Немногие из них возвращаются обратно…» *

С этих слов начинает свое повествование Алешка (Евгений Сангаджиев) - молодой ненец, который тоже когда-то учился в обычной школе вместе с Анико (Ирина Михайлова). Они любили друг друга, но она поехала покорять большой город, а он остался на земле предков. По-юношески наивно он ждет, что она вернется домой, а его мать (Должин Тангатова), обеспокоенная будущим семьи, решает тем временем женить сына на подходящей по всем параметрам невесте - Саване (Галина Тихонова). Молодая, красивая, верная народным традициям, Саване, тем не менее, нисколько не интересует Алешку. Он вообще узнал о том, что женат, когда вернулся с работ и зашел в чуму. Так делаются свадьбы в тундре. Быть может, он бы быстрее привык к своему положению, но в стойбище происходит несчастье, и вот уже много лет как уехавшая Анико вынуждена вернуться к своему убитому горем отцу.

«-У тебя дочь в большом городе.
-Это не считается. У нее другая жизнь».

Универсальность картины в том, что «Белый Ягель» не ограничивается очевидным любовным конфликтом и темой «нелюбимой жены». Есть в этом фильме и конфликт более масштабный – семейный, а возможно, даже национальный.

Как мало мы знаем о нашей стране. Как мало люди, живущие в больших городах Европейской части России, осведомлены о жизни на Крайнем Севере и Дальнем Востоке, в Сибири и тундре. Все это где-то там далеко. Это одна часть медали. Другая - заключается в том, что формально живущие на территории России ненцы в большинстве своем не хотят с ней ассимилироваться. Зачем? Что хорошего могут им дать люди, продающие «палёную» водку и меняющие авиабилеты на шкуры песцов? Ни одного положительного русского образа. Даже надпись на заборе «Куплю бивни мамонта» содержит едва заметный упрек русскому человеку, у которого все «купи-продай».

«- Отец, нам нужна наша доля.
- У меня нет денег.
- Отец! Олени – это и есть деньги. Мы хотим нашу долю. Она принадлежит нам по праву».

Новое поколение не хочет возвращаться с «большой земли». Воспитанные индивидуализмом западной культуры, молодые люди не понимают восточного догмата долга и блага семьи. Им хочется жить для себя, а не продолжать следовать традициям предков, и их тоже можно понять. Представьте, что вы современная девушка и вас со всеми гаджетами, маникюром и шпильками закинут в убийственный мороз, где приходится питаться сырым оленьим мясом и спать под десятью шкурами. И закинут не на пару дней, а навсегда. Никаких перспектив. Никакого развития.

«Когда детей забирает вертолёт, каждый встает перед выбором: уехать или остаться. Я сделал свой выбор…»
Мы можем только гадать, кто из героев сделал правильный выбор. И Анико, и Алешка по-своему правы. Вот только что будет с бурно меняющейся Европой завтра, никто не знает. Мир ненцев, верных традициям и живущих не ради себя, а ради семьи, до сих пор не был затронут никакими «экзистенциальными кризисами» и «культурными революциями».

Виктория Любавина

*цитаты приведены недословно

Категория: Кино большого города