интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Авторские колонки » Записки озадаченного журналиста » #МоиЛюбимыеАртефакты. Жак Луи Давид. "Клятва Горациев"

 
 
 

#МоиЛюбимыеАртефакты. Жак Луи Давид. "Клятва Горациев"

Автор: Ольга Пурчинская от 7-08-2021, 07:53, посмотрело: 201

#МоиЛюбимыеАртефакты. Жак Луи Давид. "Клятва Горациев"«Клятва Горациев» (Le Serment des Horaces) - полотно кисти художника Жака Луи Давида. Написано в Риме в 1784 году, а уже в 1785 впервые было выставлено на общее обозрение в Париже. Картина мгновенно принесла грандиозный успех своему создателю. Она считается ярким типовым примером французского неоклассицизма, формировавшегося во второй половине XVIII века. Написанная за пять лет до Великой Французской Буржуазной Революции, «Клятва Горациев» отражала патриотические настроения своего времени в классицистических формах, тесно связанных с историей Древнего Рима.

Полотно относится к частной коллекции короля Людовика XVI. Сегодня шедевр Давида экспонируется в 75 зале на первом этаже галереи «Демон» в Лувре.

Сюжет картины основан на эпизоде античной истории - фрагменте труда римского историка Тита Ливия «История Рима от основания города». Три брата-близнеца, представители славного рода Горациев, были избраны в качестве защитников родного города: им предстояло отстаивать свободу своей родины, для чего надлежало сразиться с тремя братьями Куриациями - лучшими воинами враждебного города Альба-Лонга (древний латинский город в Лацио в 19 км к юго-востоку от Рима).

На картине зафиксирован момент, когда братья-римляне приветственно подняли руки и поклялись победить или умереть. Отец тогда протянул им боевое оружие - мечи. После схватки «трое натрое» в живых остался только один брат из рода Горациев. Рим победил в этом бою.

Полотно Давида прославляет такие добродетели граждан Римской республики, как воинская доблесть, верность долгу и честность. Картина негласно относится к эстетической категории «примеров доблести и отваги».

В 1784 году Давид вместе с семьей перебрался в Рим. Это произошло не случайно: живописец утверждал, что сможет достоверно написать римлян, лишь оказавшись в Риме. «Вечный город» должен был обязательно вдохновить художника, наполнив его внутренний мир новыми впечатлениями.

В сентябре 1784 года в распоряжение Давида временно перешла одна из аудиторий Римской Академии Святого Луки. Мастер работал в пространстве, принадлежавшем представителю эпохи барокко и рококо Плачидо Констанци. Здесь художник мог долгие часы находиться в необходимой ему самоизоляции, поскольку предпочитал не общаться ни с кем до завершения своего проекта.

Справа пожилая дама в трауре (мать Горациев) склоняется над малышами (эти образы с удовольствием примерили на себя младшие дети самого Давида). Подтверждающие эту гипотезу слова находятся на страницах сохранившихся дневников живописца.

Работу над картиной «Клятва Горациев» художник полностью закончил к июлю 1785 года. Новое творение Давида, как только оно было готово, мгновенно привлекло внимание ценителей Прекрасного: на выставку заглянуло едва ли не все население Рима. За полотном сразу закрепилась почетная слава «величайшей дани уважения «Вечному Городу». Некоторое время мастерская Давида, где, собственно, и экспонировалось его детище, была одним из крупнейших центров паломничества любителей искусства со всей Италии, позднее из многих стран мира и Европы.

Позднее «Клятву Горациев» планировали переместить в один из престижнейших выставочных залов Старого Света - в Парижский салон. Художник не сразу дал согласие, поскольку беспокоился, что его творение могут поставить в неподходящем месте. Волнения мастера оказались напрасными: полотно расположили в непосредственной близости от семейного портрета Марии Антуанетты с сыновьями.

Композиционно пространство картины решено так, что все фигуры подобны античным рельефам. Изображенная сцена несколько театральна, нарочито, возможно, излишне эффектна, так что напоминает иллюстрацию одной из важнейших сцен некоего спектакля.

Справа расположена группа скорбящих дам. Вдова и мать одного из покойных Горациев все свое внимание дарят двум малолетним наследникам древнего рода. Картина притягивает стремительным движением. Все здесь наполнено силой и мощной энергетикой, которую ценители Прекрасного могут ощутить физически.

На портрете всё подчинено сжатому и твёрдому ритму, неумолимо жёсткой динамике - там господствуют мягкие и текучие, подчёркнуто пластичные линии. Но условная женская сентиментальность нужна мастеру только как фон, на котором ещё отчётливее выступает непреклонная энергия его стиля.

Основные творческие особенности кисти Жака Луи Давида полностью отражены в одной из самых ярких его работ:
1. Фронтальная перспектива переднего и заднего (архитектурного) планов роднит этот групповой портрет с рельефами эпохи Классицизма;
2. Дальний план картины затемнен, а рельефность фигур и общую экспрессивность композиции подчеркивает световой поток на авансцене;
3. Картина написана с использованием ярких оттенков красного в сочетании с белым и серым; это значимые символы античной истории.

Ольга Пурчинская

Фотография взята из свободных источников на просторах Интернета

Категория: Авторские колонки » Записки озадаченного журналиста