интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Авторские колонки » Дневник Ирины Обуховой » "Черный пес Петербург, я слышу твой голос...". Часть третья

 
 
 

"Черный пес Петербург, я слышу твой голос...". Часть третья

Автор: Ирина Обухова от 22-08-2012, 22:21, посмотрело: 2124

Если спросить меня, что было самым красивым из увиденного в жизни, отвечу сразу: Соловки и фонтаны Петергофа. Вряд ли я когда-нибудь забуду величественного «Самсона», оригинальный каскад «Шахматная гора», «Солнце», крутящееся в водяных брызгах, коварные шутихи, из-за которых хочешь разозлиться да не можешь; и другие достопримечательности парка.

Со времени первой поездки в Петергоф прошло уже больше восьми лет, и теперь мне хотелось освежить впечатления. Всю дорогу не покидало чувство, будто вот-вот я увижусь со старыми друзьями.

В Петергоф отправились на метеоре. Попутчиков было мало из-за раннего времени, к тому же, многие опасались повторения вчерашнего дождя.

Финский залив встретил нас дружелюбно: голубая вода, окутанная дымкой, ничуть не походила на вчерашние свинцовые волны.

Наверное, дождь решил сделать перерыв, поскольку когда мы причалили – выглянуло солнце. От пристани до парка нужно немного пройти и дорога приведёт вас прямиком к фонтанам большого каскада, которые традиционно открываются в одиннадцать утра. Как раз к этому времени мы и ещё несколько десятков людей собрались около них, чтобы посмотреть открытие.

Сверкающие золотом фигуры и бесчисленные декоративные элементы без весело играющих на солнце водяных струй, казалось, не вписывались в картину этого полного жизни и звуков летнего утра.

Неожиданно зазвучала музыка. Громкая, торжественная, она словно заполнила собой весь парк. Центральный фонтан большого каскада заработал первым: из пасти раздираемого Самсоном льва забила чистая струя, думалось, что ещё чуть-чуть - и она оттянется до неба. За ним последовали другие, и вот уже весь большой каскад забурлил, зажурчал, забрызгал. Все были поражены этим зрелищем, но не забывали, конечно, фотографировать.

Открытие закончилось, и посетители разбрелись по парку. На экскурсиях я видела лишь небольшую его часть, теперь же он словно стал бескрайним. Меня не покидало странное ощущение нехватки чего-то. Я быстро нашла ответ: на пути почти не встречались клумбы. В мои июньские поездки Петергоф пестрел разными цветами, теперь же, когда подходил к концу июль, земля парка могла похвастаться только сплошным покрывалом зелёной травы.

Петергоф – то место, о котором можно много прочесть и посмотреть, но при его посещении вам всё равно откроется гораздо больше. Каким бы красивыми ни были фонтаны и ландшафты на фотографиях и открытках, лучше увидеть их лично.

Прогулка длилась примерно два часа. Оказывается, от красоты тоже можно устать. На пристань возвращались по песчаному берегу залива. Вот уж поистине уголок для размышлений на лоне природы! Это дикое безлюдное место контрастировало с ухоженным, выверенным до последней травинки парком, однако впечатление от Петергофа в целом не портило. Наоборот, ты удивляешься, каким разным способен быть парк, где природа стала ещё красивее с помощью человеческих рук и мыслей.

Попутчиков на обратный метеор у нас прибавилось. Видно, хорошая погода сделала своё дело.

Вновь оказавшись на берегах Невы, мы сразу заметили, каким оживлённым стал город впервые за два дня. На Дворцовой площади, куда лежал наш путь, кипела жизнь: толпы людей записывались на экскурсии и приценивались к сувенирам, тут и там слышались обрывки русской и иностранной речи.

Почему-то у меня перед глазами вставали картины народных гуляний и волнений, демонстраций и полковых смотров. Чего только не видела эта площадь за столетия!

- Эй, сфоткай меня возле этой штуки! - обратился к своей спутнице стоявший неподалёку мужчина, указав на Александрийскую колонну.

Грёз как ни бывало. Я огляделась: то же столпотворение, вспышки фотоаппаратов, гул голосов.

И ангел с крестом в руке, чьё лицо схоже с чертами Александра I, всё так же печально и всепрощающе, как и день, и век назад, смотрел на землю.

Продолжение следует

Категория: Авторские колонки » Дневник Ирины Обуховой