интернет-журнал ArtРЕПРИЗА » Авторские колонки » Дневник Ирины Обуховой » "И наградой за ночи отчаянья будет вечный полярный день". О Соловках –IV

 
 
 

"И наградой за ночи отчаянья будет вечный полярный день". О Соловках –IV

Автор: Ирина Обухова от 10-09-2011, 22:37, посмотрело: 2128

Утро выдалось добрым, светлым, безоблачным. Дождь отправился куда-то по делам, поэтому солнцу предстояло весь день работать за двоих. До Царского причала, располагавшегося напротив входа в монастырь, нас провожали оживлённые и мелодичные чаячьи разговоры. Немного времени – и катер "Александр Шабалин" неторопливо рассекает зеркальную морскую воду, взяв курс на Большой Заяцкий остров.

Если бы не ночной шторм-испытание, можно было подумать, что Белое море гладкое, обманчиво-безмятежное. Плеск искрящейся воды за бортом казался тихой монотонной песней. Один раз за время нашего пути на остров из воды высунулась белуха, появление которой тут же породило десятки возгласов: "Смотрите, там! Да вот же! Ничего себе!" Говорят, белухи любят сопровождать суда, идущие на острова Соловецкого архипелага.

Остров по праву может называться Большим Заяцким: он длиннее своего младшего брата на пятьсот метров. На классический вопрос: "Есть ли зайцы?"; отвечают, что зимой они перебежали на Малый Заяцкий. Однако мне кажется, длинноухие сделали это зря: на большом острове тоже неплохо.

Когда мы вышли на берег, я изумилась: ни одного высокого деревца не было вокруг, но и камней в пятнах лишайников – признака суровой земли, не отличающейся плодородностью, я не увидела. Только маленькие кустики и северные травы расстелились по острову. Изредка в траве попадались яркие красные ягодки толокнянки, которую неопытный глаз мог запросто принять за бруснику, тем более, что листики последней встречались на нашем пути не раз.

Одним из кустов оказалась полувековая рябина. Так вот оно что! Природа Большого Заяцкого характерна для тундры, поэтому все растения почти миниатюрные и не хотят тянуться к небу, предпочитая прятаться в тени светло-серых валунов, раскиданных чьей-то причудливой волей то там, то тут.

Я чуть было не прошла мимо него: вроде такая же трава, вездесущая толокнянка… Да нет же! Земля под хрупким растительным покровом была превращена в несколько завитков, вносивших в и так необычный пейзаж что-то мистическое, чуждое. Теперь перед нами предстала одна из главных (если не самая) достопримечательностей Большого Заяцкого острова – лабиринт.

Этих удивительных сооружений на острове несколько, они открывают иную страницу истории Соловков – языческую. Никто однозначно не может ответить, для чего и кем они созданы. Что это: ловушки для рыбы, места для захоронений, куда по морю привозили прах, или культовые сооружения, с помощью которых жрец мог общаться с потусторонним миром? Однозначного ответа нет и по сей день. Самую интересную версию я услышала от экскурсовода паломнической группы у большого лабиринта: из него девять выходов, семь из них символизируют смертные грехи, остальные – вход в Царствие Небесное.

Известно, что монахи, жившие в скиту неподалёку, лабиринты разрушать не стали, но особой любви к ним не питали. Не даром на острове были установлены около пятисот поклонных крестов, к сожалению, утраченных во времена лагеря.

Сохранился и удивительный памятник, своеобразный "наш ответ" вавилонам (так называли лабиринты из-за того, что те производили впечатление чего-то путаного и громоздкого): задернованный крест, который не так-то легко заметить. Может быть поэтому в тяжёлые для островов времена печальная участь его миновала.

Недалеко от берега расположилась почти разобранная на сувениры туристами каменная мозаика, напротив которой стояли два памятных креста. Отсюда нам нужно было прийти к начальной точке нашего путешествия. Выражение "цветы среди камней" на глазах приобретало буквальный смысл: горошек, колокольчики, листики морошки соседствовали с камешками, камнями, каменюками.

… Катер отправился. Белуха учтиво попрощалась с нами, высунувшись из воды. Оказавшись на Большом Соловецком острове, мы ещё раз посетили монастырь, а потом направились в магазин водорослевого комбината. В четыре часа мы покинули Соловки, Белое море отпустило нас с миром, видимо, решило проявлять гостеприимство до конца.

З.Ы. Вот и всё. Я до сих пор не могу поверить, что была там. Соловки – это место, где всё надмирное, иное, где соседствуют крайности: тайга и тундра, печаль и благодать. Впрочем, что писать об этом, лучше почувствовать на месте. Это был отдых для души, а не для тела, которому лучше бы и не знать подобного состояния. Одно знаю точно: вернусь.


Ирина Обухова

Категория: Авторские колонки » Дневник Ирины Обуховой