Соловки: два года спустя - VI

Автор: Ирина Обухова от 8-09-2013, 04:08, посмотрело: 1891

Так получилось, что Анзер стал своеобразной кульминацией путешествия на Соловки. После поездки туда впереди, к сожалению, ждали уже не столь загадочные и интересные места, и погода следующие два дня радовать не спешила: пасмурная, ветреная. Всё вокруг словно пришло в какое-то сонно-равнодушное состояние.

Видимо, вчерашнего катания с элементами экстрима было недостаточно, поэтому поступило предложение совершить лодочную прогулку по малому кругу Соловецких озёр.

До лодочной станции, расположенной недалеко от ботанического сада, шли пешком, по пути завернув в черничные заросли.

Длина малого озёрного круга – 10 километров. На этом живописном, но несколько однообразном маршруте вас ждут озёра, озерки и узкие каналы, где приходится отталкиваться от камней одним маленьким веслом.

На станции нас ждали простые гребные лодки из углепластика. Сразу замечу, что компания у нас собралась пёстрая, и опыт плавания в лодке был не у многих, не говоря уж о гребле. Оказалось, даже правильно сесть в это средство передвижения не так просто (напомню, что на Анзере в лодки спускались по специальной лестнице, а здесь по-другому). Идя точно по центру, стараясь не трогать руками борта, которые словно предлагали помочь удержать равновесие, я подумала, что со стороны, наверное, выгляжу как главный герой Скайрима, двигающийся в режиме скрытности.

Спешить при посадке и высадке крайне нежелательно: например, попытка выйти через борт обернулась для члена нашей группы незапланированным купанием.

Первое озеро на нашем пути казалось очень длинным, и если бы не указатели, то понять, где переход из одной точки маршрута в другую, было бы трудно. Свои названия озёра получили от живущих в них рыб – Щучье, Плотвичье и так далее. Поэтому при желании вы можете порыбачить, правда, только со своими снастями.

К сожалению, серое небо и прохладный ветер немного испортили впечатление от прогулки, и временами даже специальная куртка не помогала сохранить тепло.

Но когда мы подплыли к первому каналу, лёгкая грусть сменилась восхищением. Известно, что святитель Филипп (Колычев) первым догадался соединить Соловецкие озёра, и в результате получилась гармоничная озёрно-канальная система. Вызывает удивление то, как без современной техники и специальных знаний удалось сделать её столь правильной и долговечной.

Помимо нас в канал вошли ещё несколько лодок, поэтому в ожидании дальнейшего продвижения пришлось изучать каменные насыпи по бокам и любоваться хвойными деревьями. «Даже здесь пробки!» - со смехом подумала я. Камни в канале коварны. Ненароком выведешь на них лодку, что не редкость в этом узком месте, - выйти обратно будет нелегко. К тому же, они могут повредить ваше плавсредство.

На пути нам встретилось ещё два канала, а когда мы попали в последнее озеро, то заметили ведущий из него проход, манивший продолжить путешествие. Но в наш маршрут это не входило, в планы тем более – через три часа ждал остров Большая Муксалма.

Время в пути до заветного острова чуть меньше, чем до Большого Заяцкого – примерно 40 минут. Конечно, есть возможность добраться до Большой Муксалмы более привычным нашим ногам способом: прошагать 10 километров по дамбе.

Однако сейчас эта дорога сильно потеряла привлекательность. Дамба разрушается, места, где раньше можно было пройти не намочив ног, постепенно заболачиваются.

При высадке из катера нас ждал сюрприз: причала не было. Вместо этого предлагалось прыгать прямо на дамбу. Спасибо Анзеру за выработку навыка прыжков!

Прекрасен Большой Заяцкий ясным днём, прекрасен Анзер летним утром, прекрасна Большая Муксалма в закатных лучах.

Цветы среди камней – первое, что приходит в голову, когда как следует осмотришься на этом острове, хотя ничего кроме камней и песчаной дороги перед нами поначалу не было. Большая Муксалма поражала пустынностью и какой-то растительной аскетичностью. Лишь через много метров пути нам встретились таволга, Иван-чай, вездесущие черника, шикша и дёрен шведский, растущие прямо возле камней. Один из них, почти мраморной белизны, сильно выделялся на общем сероватом фоне. Говорят, около него часто загадывают желания.

Чем дальше в глубь острова – тем зеленее становилось. Уже появились можжевельник, невысокие ели, а в отдалении старые полуразрушенные постройки – Сергиевский скит.

Главное предназначение Большой Муксалмы – животноводство, немаловажное в жизни монастыря. Поскольку держать скот неподалёку от святой обители считалось греховным, то необходимо было найти более подходящее место. Анзер и Большой Заяцкий на эту роль претендовать не могли. Первый слишком далеко, второй близко, но мал да и пустишь ли, например, коров пастись на каменные лабиринты? Поэтому животноводческое хозяйство вовсю развернулось на Большой Муксалме.

Удивительно, но управлялся с ним один монах и десяток сменяющих друг друга трудников. При советской власти здесь была попытка создать совхоз «Соловецкий», однако довольно быстро он закрылся из-за убыточности.

Следы разрухи на острове видны и по сей день, несмотря на начавшееся восстановление скита.

Мы прошли по всей Большой Муксалме и оказались на деревянном причале. В соседний катер готовилась сесть группа французских туристов. Один из них, в тёплой меховой шапке, удивлённо разглядывал гроздья фукуса на прибрежных камнях, так напоминающие виноград.

В день отъезда Соловки прощались с нами солнечно и тепло в прямом смысле слова: жара заставила забыть о ветровках и кроссовках. Словно и не было холода и ветра, беспокойной воды и песка в лицо. Но разве не подобной ли разительной перемены ждёшь от земли, где благодать и печаль следуют друг за другом?

Ирина Обухова

P.S. Трудно предугадать, как изменятся Соловки. В любом случае, надеюсь, что огромная поляна шикши по дороге к Переговорному камню останется на месте.

Фотогалерея автора

Категория: Авторские колонки » Дневник Ирины Обуховой